Стиль
Вещи Fendace: зачем Fendi сделал коллаборацию с Versace
Вещи

Fendace: зачем Fendi сделал коллаборацию с Versace

Объединенный логотип Fendi и Versace
Объединенный логотип Fendi и Versace
Неделя моды в Милане завершилась коллаборацией креативных директоров Fendi и Versace, получившей название The Swap (от англ. «обмен»). Разбираемся, что это сотрудничество значит для индустрии моды

Слух о том, что Донателла Версаче разработала совместную коллекцию с креативными директорами Fendi Кимом Джонсом и Сильвией Вентурини-Фенди, появился в самый разгар Недели моды, 23 сентября. Тогда же гости миланских фэшн-смотров стали выкладывать в соцсети фотографию записки от Донателлы, которая золотым росчерком приглашала стать свидетелями «тесного творческого взаимодействия» в семейном дворце Versace на Via Gesù.

Спустя три дня стало ясно, что взаимодействие получилось более чем тесным. Несмотря на то что шоу было поделено на две части (видение Versace от Кима Джонса и видение Fendi от Донателлы Версаче), ДНК двух сильных самодостаточных брендов переплелись настолько, что сделали это разделение условным. Знаковые символы Versace — от головы Медузы Горгоны до золотистого барочного узора — появились на таких иконических вещах Fendi, как сумка Peekaboo и пальто с меховой оторочкой, а монограмма Karligraphy, когда-то нарисованная для Fendi Карлом Лагерфельдом, предстала в качестве принта на ультракоротких переливающихся платьях и задала форму фурнитуре на сумке La Medusa.

Количество и нарочитость этих переплетений, которые даже не пытались не казаться вульгарными, указывали на то, что коллаборация Fendi и Versace — это скорее не сотрудничество, а соперничество. Скромности, которая бы приглушила айдентику ради создания принципиально нового дизайнерского продукта, было не занимать ни у одного, ни у другого бренда. Это могло спровоцировать критику, если бы не самоирония, с которой Версаче, Джонс и Вентурини-Фенди подошли к созданию коллекции The Swap (и к самому соперничеству) и которая читалась хотя бы в пряжке с надписью «Fendace». Это отсылка к фильму «Шоугерлз», в котором Наоми Малоун в исполнении Элизабет Беркли в ответ на комплимент о платье произносит: «Спасибо, я купила его в Versayce».

Иронизировали авторы Fendace и над эстетикой 2000-х, переосмысление которой в последние сезоны захватило дизайнерские умы, делая невозможным создание принципиально нового продукта в принципе. Джинсовые плащи, бархатные бомберы, блестящие костюмы, брендированные бейсболки и топы и юбки в стиле Зены — королевы воинов доводят постмодернизм до апогея и абсурда. Вместе с участием в показе Кейт Мосс, Эмбер Валетты, Шалом Харлоу, Наоми Кэмпбелл и Эстер Каньядас это должно было произвести эффект на поколения X и Y. Однако коллаборация Fendi и Versace нацелена главным образом на поколение Z, для которого она не больше чем проводник в незнакомую, забавную и очень яркую вселенную. Это объясняет разномастный список приглашенных на Via Gesù: фронт-роу делили актриса Элизабет Херли и тиктокер Эддисон Рэй, режиссер Лука Гуаданьино и звезда перезапуска «Сплетницы» Эван Мок, а также актриса Дэми Мур и певица Дуа Липа, которая уже примерила на себя образ из коллекции The Swap.

В том, что Fendace — это win-win задумка как для Fendi, так и для Versace, сомнений нет. Сомнительным кажется позиционирование сотрудничества как «первого в истории моды творческого диалога, основанного на уважении и дружбе», хотя в этом тоже можно уловить иронию креативных директоров. Да, это действительно первый опыт объединения двух равнозначных люксовых модных домов, принадлежащих разным компаниям (Fendi входит в состав LVMH, а Versace контролируется Capri Holdings). Но творческий диалог пытались установить и другие бренды с разным дизайнерским позиционированием и видением.

Так, в октябре в продажу поступит результат сотрудничества Gucci и Balenciaga, показанный в рамках юбилейной коллекции итальянского бренда Aria в апреле (Fendace считают прямым ответом на появление Gucciaga). Кроме того, еще свежо в памяти воскрешение культового дизайнера 1980-х Кристиана Лакруа, произошедшее с подачи Дриса ван Нотена на шоу сезона весна-лето 2020. К тому же, есть как минимум два бренда, которые на постоянной основе работают со сторонними дизайнерами: это Jean Paul Gaultier и Moncler в рамках проекта Genius. И чем больше в индустрии появляется подобных прецедентов, тем меньше нас удивляет факт, что вместо битвы за аудиторию дизайнеры теперь нащупывают ее совместно, а также противостоят кризису идей и самой пандемической эпохе.