Стиль
Вещи Милан — Москва: i Saloni WorldWide в «Крокус Экспо»
Вещи

Милан — Москва: i Saloni WorldWide в «Крокус Экспо»

Дима Логинов. Светильники Nostalgia
Дима Логинов. Светильники Nostalgia
«Милан ближе, чем вы думаете» — такой лозунг выбран для выставки i Saloni WorldWide Moscow, которая пройдет с 12 по 15 октября. На нее приехали около 300 производителей мебели и предметов интерьера: «РБК Дизайн» выяснил, кого нельзя пропустить.

В этом году Москва будет принимать ярмарку i Saloni WorldWide уже в 12-й раз. В столицу съедутся несколько сотен производителей мебели, осветительных приборов и декора для дома, для которых российский рынок является одним из ключевых. Потребители отвечают им взаимностью. Несмотря на сложную экономическую ситуа­цию, на миланской выставке Salone del Mobile.Milano весной этого года побывало почти 15 тыс. россиян. Больше посетителей приехало лишь из Китая.

На i Saloni WorldWide Moscow по традиции пройдут мастер-классы профессионалов индустрии и конкурс молодых дизайнеров SaloneSatellite WorldWide, тему которого в этот раз сформулировали как «Новые материалы — новый дизайн». В разные годы российские дизайнеры принимали участие в SaloneSatellite, и «РБК Дизайн» поговорил с одним из них — промышленным дизайнером Димой Логиновым.

Герой выставки i Saloni WorldWide Moscow — итальянский архитектор Франческо Либрицци, в 2005 году открывший в Милане собственную студию Francesco Librizzi Studio. В рамках выставки в Москве он проведет мастер-класс. «РБК Дизайн» Либрицци рассказал о любимых архитектурных элементах и одном дне в Помпеях.

 

Франческо Либрицци,
итальянский архитектор

Франческо, чему будет посвящен ваш мастер-класс в рамках i Saloni WorldWide Moscow?

На этот раз в Москве мы сфокусируемся на архитектуре интерьеров и внутренних пространств. Это будет своего рода отсылка к выставке «Комнаты. Другая философия жилища», которая проходила в рамках Миланского мебельного салона этой весной. Среди различных областей дизайна именно интерьерная архитектура наиболее тесно связана с повседневной жизнью людей.

Какие проекты вашей студии вы могли бы назвать лучшими и какие вызывают у вас особую гордость?

Гордость и объективность не всегда совпадают. Любовь к проектам зависит от разных факторов. От того, что происходило в вашей жизни в момент их создания, с кем вы сотрудничали, какого результата ждали. Некоторые из моих проектов, например серия лестниц, дались мне очень легко. Это была инстинктивная архитектура. Я получал лучший результат, при этом научиться в процессе реализации проекта удавалось немногому. Поэтому мои любимые проекты те, что так и остались нереа­лизованными.

Что представляет собой современная итальянская архитектура?

В Италии любая архитектура современна. На протяжении всей своей истории она бесконечно красива. Пространства прошлого и будущего могут совпадать. И когда так происходит, это называется вечностью.

 

Проект Франческо Либрицци. «Casa G»​, дом в Сицилии, 2014
Проект Франческо Либрицци. «Casa G»​, дом в Сицилии, 2014

А можно ли, на ваш взгляд, назвать дизайн современным искусством?

Мне кажется, они становятся все ближе и ближе. Отчасти потому, что бизнес-модель современного искусства хорошо подходит дизайну.

Какие области современного дизайна вы бы назвали наиболее перспективными?

Последнее десятилетие все были одержимы страхом нарушить экологию. Со схожей силой дизайнеры конца 1960-х боялись нехватки пространств в мегаполисах будущего и потому говорили о колонизации новых миров. Сегодня волна творческого потенциала сконцентрирована между Западом и Востоком, создавая тем самым новые культурные возможности. Но я думаю, в будущем все вернутся к истокам и сконцентрируются на идее дома.

В 2008 году вы получили награду Prix Émile Hermès. Ваша профессиональная жизнь как-то изменилась после этого? Насколько подобные награды и инициативы частных компаний важны для дизайнеров?

Награды, подобные этой, крайне важны для продвижения молодых талантов. Prix Émile Hermès была прекрасно организована и хорошо оплачена. Она повысила мою репутацию в глазах тех, кто и так верил в меня, а кроме этого мое имя стало известно более широкому кругу людей.

Какие города вам кажутся наиболее интересными с точки зрения архитектуры?

Недавно я провел день в Помпеях. Гуляя среди руин, я был поражен красотой и современностью архитектурных решений того времени. Я увидел, что они стали источником вдохновения для таких итальянских мастеров, как Карло Скарпа и Этторе Соттсасс.

 

 

Для архитектурной биеннале в Венеции в 2010 году вы создали павильон Италии, а в 2012-м — павильон Бахрейна. Что является самым сложным при создании таких объектов?

Проектировать павильон для биеннале — это значит говорить об архитектуре перед архитекторами со всего мира. Это значит, что ты должен быть готов создать что-то новое. И необходимо мощно обновить свой художественный язык. Это сродни обновлению крови.

Какие основные архитектурные элементы вы используете?

Главное для меня — пространство. Пространство — это ничто, но вы можете наполнить его. Я начинаю, когда еще нет ничего, и останавливаюсь, когда ничто превращается в нечто.
 


 

Дима Логинов,
промышленный дизайнер

В 2010 году вы участвовали в конкурсе SaloneSatellite на Salone del Mobile.Milano. Это участие что-то принесло для продвижения на Западе?

Для продвижения это мало что мне принесло, и дело тут не в самой выставке, она замечательная, но просто ошибка думать, что какое-то одно событие способно кардинально повлиять на карьеру дизайнера. Такие случаи в истории были, но это исключения. SaloneSatellite была моим первым опытом общения напрямую с производителями международного уровня, и я очень многому научился в те дни. Например, никогда не доверять мнению профессионалов относительно своего дизайна. Очень многие уважаемые производители смотрели на мои светильники и говорили: «Да, дизайн классный, но коммерчески неинтересный». А через пару месяцев после выставки итальянская компания Studio Italia Design начала выпускать те самые светильники, которые за годы производства украсили десятки тысяч интерьеров по всему миру, от частных до коммерческих, от демократичных «Старбаксов» Стамбула до люксовых отелей Сан-Франциско.

Можно ли расценивать SaloneSatellite как площадку для коммерческого старта молодых дизайнеров?

Размышляя об инструментах продвижения, все почему-то забывают о качестве дизайн-идеи. Как будто само собой разумеется, что дизайн настолько прекрасен, что осталось только найти удачную площадку. Но это не так. Большинство идей, которые начинающие дизайнеры показывают где бы то ни было, вторичны. Те «бриллианты», которые привозят в Милан оригинальные, своевременные и коммерчески интересные идеи, имеют все шансы добиться серьезных результатов.

«Рынок предметного дизайна в России пока не очень развит, но сейчас самое лучшее время для этого»

Вы сотрудничаете с такими известными международными марками, как Artemide, Studio Italia Design, VitrA. А как обстоят дела с проектами, выпущенными с российскими компаниями?

В этом году вышла моя первая коллекция светильников для российского бренда «Механика света», которая называется «NoHo». В общей сложности она стала моим 20-м по счету проектом начиная с 2010 года. А в скором времени, я надеюсь, выйдет еще несколько проектов для других российских брендов.

Насколько сложно работать с иностранными компаниями и сколько обычно проходит времени от покупки прототипа до запуска предмета в продажу?

Никаких правил нет. Некоторые мои коллекции готовились к производству несколько лет, а некоторые были готовы через пару месяцев. Но я не делаю прототипы. Все компании получают от меня идеи в виде картинок.

Какие из ваших проектов стали наиболее популярными у покупателей?

Самые продаваемые мои коллекции — это Nostalgia для Studio Italia Design и коллекции плитки для VitrA.

 

 

Насколько в России сегодня развит рынок предметного дизайна?

Он, конечно, не очень развит, но сейчас как раз самое лучшее время для этого. Те, кто занимается его развитием, сильно выигрывают.

С какими материалами вы любите работать больше всего?

С теми, с которыми не удавалось работать ранее. Надеюсь, в этом году мне удастся поработать с мрамором, бронзой и латунью.

Считается, что хороший дизайн стоит дорого. А хорошо ли удается заработать дизайнеру на своих проектах?

Если дизайн хорошо продается, особенно по всему миру, то да, дизайнеру тоже удается заработать на этом, ведь он получает процент с продаж каждой вещи. Но цифры общих продаж должны быть впечатляющими. Поэтому я очень хорошо понимаю, что дизайнеры, выпускающие коллекции мебели, аксес­суа­ров или отделочных материалов под своим собственным брендом, в нашей стране сильно рискуют. Так как это очень маленькие тиражи, а мебель и вовсе может быть изготовлена в единичных экземплярах, и часто это даже капсульной коллекцией можно назвать с большой натяжкой. Я не знаю, как они выходят из положения и какие несут издержки, но такая их смелость вызывает у меня восхищение, хотя чаще удивление. В любом случае, лично я не готов создавать свою марку и вполне доволен коллаборацией с западными брендами.