Стиль
Впечатления Сахар, экология и Теодор Курентзис: как прошла ярмарка viennacontemporary
Стиль
Впечатления Сахар, экология и Теодор Курентзис: как прошла ярмарка viennacontemporary
Впечатления
Сахар, экология и Теодор Курентзис: как прошла ярмарка viennacontemporary
© Galerie bei der Albertina / Zetter / viennacontemporary / kunst-dokumentation.com
С 26 по 29 сентября Вена принимала ярмарку viennacontemporary. Мы наведались в павильон Marx Halle, чтобы узнать, какие темы оказались актуальными для галеристов в этом году, а также приняли приглашение на ночной концерт Теодора Курентзиса.

В этом году к миру современного искусства, то есть ко входу на viennacontemporary, вела не красная, но желтая ковровая дорожка. Для ярмарки, которая уже пятый год проходит в павильоне Marx Halle в последнюю неделю сентября, началась новая глава: на посту художественного руководителя перебравшуюся в Сан-Франциско Кристину Штейнбрехер-Пфанд сменила Йоханна Хромик. В свое время она возглавляла берлинские галереи König Galerie и KOW, работала с международной Pace Gallery, а также консультировала крупных коллекционеров.

© flickr.com/photos/viennacontemporary / kunst-dokumentation.com

Впрочем, у первого же стенда встречает работа доброго знакомого. Как и в прошлом году, крупная венская галерея Galerie Kritzinger украсила одну из своих стен внушительных размеров полотном немецкого художника Джонатана Меезе, известного любителя порассуждать на тему того, что единственный допустимый диктат наших дней — диктат искусства. На сей раз это был написанный в привычной узнаваемой манере Меезе «Krokodill’s Blubbgrill...» 2017 года.

Джонатан Меезе «Krokodill’s Blubbgrill...»
© galerie-krinzinger.at

Статистика сообщает, что на территории Marx Halle разместилось 110 галерей из 26 стран и австрийских из них — 42, абсолютное и довольно ожидаемое большинство. Здесь и крупные, давно известные игроки рынка, и молодые проекты, появившиеся на арт-карте страны и мира сравнительно недавно. К слову о картах и молодости: венская галерея unttld contemporary представила на ярмарке работу венского же художника Пауля Ляйтнера под названием Sucrologist — составленную из пакетиков сахара карту мира. В контексте биографии автора она играет новыми, довольно поэтическими смыслами: все эти пакетики были привезены в Вену со всего мира дедушкой Ляйтнера. Австрийский политик, в разных концах света он оказывался нередко и за годы успел собрать внушительную коллекцию. Теперь в составе произведения внука заполучить ее можно, выложив €13 тыс.

Пауль Ляйтнер «Sucrologist»
© unttld contemporary / Tobias Pilz

Стенд международной Galerie Thaddaeus Ropac с представительствами в Зальцбурге, Лондоне и Париже, как всегда, пестрел громкими именами. Йозеф Бойс, Вали Экспорт, Роберт Раушенберг, Джеймс Розенквист, Энди Уорхол и другие художники оказались объединены темой коллажа. К ней же обратилась и венская Christine König Galerie, выставив среди прочего привлекательную своей злободневностью серию боснийского дуэта. Художники Раденко Милак и Роман Ураньек решили «перепридумать» обложки знаменитых на весь мир изданий, чтобы поговорить о проблеме глобального потепления. Неудивительно, что имя Греты Турнберг звучало на этом стенде особенно часто.

В то же время фигура Ураньека отсылала любителей искусства и к другой неизменной для viennacontemporary части — разделу Focus. В прошлом году этот фокус был сделан на Армению и семерых ее молодых художников, в этом — на арт-государство NSK, частью которого с самого основания и стал Ураньек. Три буквы из названия словенского художественного коллектива расшифровываются как Neue Slowenische Kunst — собственно, «новое словенское искусство». В москвичах они легко отзовутся радостью узнавания — несколько лет назад большую ретроспективу NSK устраивал музей современного искусства «Гараж». Как и в Москве, в Вене каждый желающий мог не только разобраться в истории объединения, но заполнить анкету и получить паспорт NSK, став полноправным его гражданином.

Такой возможностью гости ярмарки пользовались с неменьшим удовольствием, чем, к примеру, шансом сфотографироваться в зеркальной части работ австрийского художника Пауля Хорна. Населяющие их очкастые чудаковатые персонажи сопровождали многочисленные селфи, которые делались на стенде Knoll Galerie. Фоном для портретов (заметим в скобках, весьма выразительным) не раз оказывалось и полотно «Без названия» Катарины Гроссе, чьим обладателем можно было стать на стенде галереи Galerie nächst St. Stephan Rosemarie Schwarzwälder за €270 тыс.  

Гости ярмарки на фоне работ Пауля Хорна
© kunst-dokumentation.com / flickr.com/photos/viennacontemporary

Отечественные галереи (все три приехали из Москвы) в этом году были представлены в Вене скромно, но выразительно. Pop/off/art привлекала внимание творчеством своих звездных художников Александра Панкина и Юрия Злотникова. Метафоричный и одновременно аналитичный Панкин на внешней части стенда контрастировал с ярким красочным языком Злотникова, удостоившегося самого пристального внимания художественного руководителя Зальцбургского фестиваля Маркуса Хинтерхойзера. Галерея «Сцена» среди прочего предоставила собственную сцену бронзовой когтистой «руке» Алексея Таруца и выпускнику Школы Родченко Игорю Самолету, чьи фотографии из проекта «Гербарий» за месяц до этого запомнились гостям Cosmoscow. А Галерея Iraugi, в свою очередь, отвечала за знакомство венской публики с произведениями Александра Виноградова и Петра Кирюши.

Фокус на искусство Восточной Европы, всегда характерный для viennacontemporary, в этом году был выражен не так явно, однако неизменными остались юмор ее владельца — девелопера и арт-энтузиаста Дмитрия Аксенова — и его внимание к городу Вене. Доказательством первого могут служить несколько метких шуток, которые он отпустил, открывая одну из дискуссий. Примером второго — специальные и нацеленные на расширение контекста мероприятия. Тут впору вспомнить и авторские экскурсии, которые художник Дмитрий Гутов водил по «бестселлеру» музея Альбертина, выставке Альбрехта Дюрера, и ночной концерт Теодора Курентзиса и его нового проекта musicAeterna byzantina.

Он проходил в церкви Миноритов (Minoritenkirche), тянущейся вверх на одноименной площади в центре города. Никаких афиш на фасаде, никаких лишних слов. Тихо переговариваясь, приглашенные меняли свои смартфоны на маленькие номерки (под ними телефоны в белых конвертах безмолвно ждали своих обладателей снаружи). Это обязательное для всех условие впору сравнить с обрядом инициации или пропуска — хотя бы на пару часов — в мир без социальных сетей, звонков и мерцающих экранов. И пока, оставшись без извечных своих спутников, одни обеспокоенно оглядывались по сторонам и то и дело похлопывали себя по карманам, другие замечали красоту мгновения. Задутые лампадки, колонны, стремительно скрывшиеся после этого в темноте и возникшие из нее голоса. Они принадлежали хору, исполнившему в тот вечер древнегреческие песнопения и сочинения Дьердя Лигети и Алексея Ретинского — а капелла и под звуки органа.

Смешивая древность и современность, тишину и звонкий шум, темноту и свет, Теодор Курентзис в очередной раз продемонстрировал свою неистовую увлеченность. Она же движет любителями искусства и его мира, продолжающими стекаться в Вену каждый месяц, каждый год.