Стиль
Впечатления Сбежавшие на крышу мира: чем заняться в Гималаях
Стиль
Впечатления Сбежавшие на крышу мира: чем заняться в Гималаях
Впечатления
Сбежавшие на крышу мира: чем заняться в Гималаях
© Кристина Резникова
Журналистка Кристина Резникова провела неделю в городке Дарамсала на севере Индии, где смогла понаблюдать за жизнью города, обойти пешком окрестности, подняться в Гималаи, увидеть Далай-ламу и узнать, зачем в Тибет приезжают волонтеры.

После того как правительству Тибета в 50-х годах не удалось урегулировать конфликт с коммунистическим Китаем и китайские войска напали на столицу страны, Далай-лама и его последователи нашли приют в Северной Индии в городке Дарамсала, совершив длительный перевал через Гималаи. Вот уже более полувека правительство Тибета проживает здесь в изгнании. По иронии судьбы именно сюда, фактически — в Индию, а не в Тибет, в поисках тибетской культуры приезжают люди со всего света. Отправляясь в Дарамсалу, они преследуют несколько вполне определенных целей.

Цель № 1. Понять, как устроен город и окрестности

Один из самых простых способов познакомиться с этим местом — сесть на рейс Москва — Дели, а затем отправиться автобусом на север Индии. В теории все просто, но на деле дорога может оказаться целым испытанием — автобусный рейс покажется нелегким даже для тех, у кого сильный вестибулярный аппарат.

Когда-то Дарамсала была сонной и довольно грязной деревушкой, затерявшейся в Гималаях на высоте 1800 метров над уровнем моря. После «освоения» города тибетским сообществом все изменилось. Сегодня, поднявшись чуть выше и окинув взглядом город, можно поразиться его величине, освещенности и количеству автомобилей, шныряющих по узким горным дорогам. Устройство города довольно непривычно: он состоит из нескольких «уровней» и деревушек в округе. Нижний уровень — город Дарамсала, где протекает типичная индийская жизнь. На верхнем уровне, который называют Маклеод Ганж, проживают тибетцы, там расположены буддийские монастыри, резиденция Далай-ламы и правительство Тибета в изгнании. Именно сюда приезжают знакомиться с тибетской культурой, здесь бурлит культурная и светская жизнь города. Еще одним уровнем выше находится деревня Дармскот, которую прозвали «хиппи-вилладж». Туристы останавливаются здесь, чтобы быть подальше от суеты, заниматься йогой и медитацией и предаваться тому, что называют easy life. Из Маклеод Ганж можно совершить пешие прогулки в деревню Багсу с водопадом, странноватым Храмом всех религий и открытым бассейном и в деревню Надди, примечательную своими обзорными площадками. Здесь открывается невероятный вид на снежные пики Гималаев, переливающиеся идеальными оттенками пастельно-розового во время заката.

Маклеод Ганж
© Кристина Резникова

Цель № 2. Пройти легкий, но живописный трек в Гималаях

Каждый второй турист на улицах Маклеод Ганж прогуливается с пачкой сникерсов в руках. По всей вероятности, это люди, которые завтра пойдут в трек в Гималаи. Приехать в Дарамсалу и не сходить в Гималаи, это как приехать в Перу и не съездить на Мачу-Пикчу. Первое, что делает человек, самостоятельно поднявшись по единственной дороге на плато Триунд, — издает истошный вопль, второе — падает на землю, третье — полчаса молча разглядывает пейзаж, в который невозможно поверить. Трек на плато не такой уж сложный, но для неподготовленного человека может показаться подъемом на восьмитысячник. Последний километр пути местные называют «22 кривые», так как этот отрезок дороги представляет собой 22 утомительных изгиба.

По городу разбросано множество туристических фирм, которые возьмут от 1800 до 3000 рублей за пакет «премиум», включающий сопровождение, ночевку на плато в горах и обратный спуск. Но трек вполне можно одолеть самому, взяв с собой бутылку воды, фрукты и пару сникерсов.

Вид с плато Триунд
© Кристина Резникова

Подъем занимает от двух до четырех часов — в зависимости от физической подготовки, погодных условий и времени суток. Опытным путем выяснилось, что начать трек до рассвета — лучшее решение. В это время еще не палит солнце и можно застать Млечный Путь в кромешной тьме, не соблазняют открытые палатки с «подкреплением», и вообще, чувствуешь себя первооткрывателем и единственным, кто решился на этот путь, потому что в пять утра в трек не ходит никто. Вдоль дороги растут дубы, гималайские ели и рододендроны. Через два с половиной часа поднимется солнце и вы вместе с ним — на плато. Не успеете отойти от восторга, застав розовую полосу рассвета, как местные гиды начнут предлагать вам свои услуги «по-индийски»: сдать палатку на ночь за 500–600 рублей, приготовить завтрак и, конечно, сопроводить в более сложные треки, которые могут занять от нескольких часов до нескольких дней. Когда гиды указывают пальцем, куда они могут завести, кружится голова. Один из самых близких и популярных треков, за чертой которого можно увидеть снег, — Snow Lion.

Базовый лагерь Триунд
© Кристина Резникова

Цель № 3. Попробовать тибетскую национальную кухню

В одном из уютных заведений Маклеод Ганж вас ждет, возможно, самый дешевый обед в жизни. Огромные порции не позволят вместить в себя больше, чем два блюда одновременно, но, если очень постараться, можно оставить место для вкуснейшего десерта. Обед из одного блюда и напитка обойдется примерно в 150 рублей, а на 300–400 можно закатить пирушку из двух блюд, напитка и десерта. После нескольких походов по местным кафе и ресторанам начинаешь легко выбирать между тукпой, тентуком и разными видами момо и уже не заглядываешь в чужие тарелки, говоря официанту: «Принесите мне то же самое». В тибетской кухне традиционно используют мясо яка, здесь, в индийском Тибете, блюда в основном вегетарианские.

Вот что стоит попробовать, сидя по соседству с монахами, закусывающими яблочным пирогом.

Момо. Разновидность пельменей, которые готовят на пару или жарят. Подают отдельно или в супе. Начинки разные: сыр и шпинат, овощи, картофель и сыр.

Тукпа, тентук. Суп с лапшой и овощами. Отличаются тукпа и тентук только видом лапши — обычная или плоская.

Тингмо. Булочка, приготовленная на пару.

Манчжуриан. Блюдо, пришедшее из Китая. Представляет собой спрессованные вегетарианские шарики в соусе лечо.

Соленый тибетский чай. Зеленый чай с добавлением масла, молока яка, муки и соли. Очень питательный и согревающий.

Багсу-кейк, или, как его называют, «пирожное, ради которого стоит умереть». Десерт не имеет никакого отношения к тибетской кухне, но рецепт оригинального багсу-кейка зародился здесь, в деревне Баксу, благодаря некому мистеру Сингху. Багсу-кейк покорил сердца многих путешественников, которые даже посвящают стихи этому слоеному куску бисквитного печенья с карамелью и шоколадом. Найдется множество мошенников, которые будут продавать неоригинальное пирожное, — настоящий багсу-кейк идет вместе с золотой упаковкой с надписью Bhagsu cake original.

Вид с террасы одного из кафе
© Кристина Резникова

Кафе и рестораны в Дарамсале весьма разнообразны. В монашескую забегаловку Shangrila нужно идти за большими дешевыми порциями и умиротворенной атмосферой, сидят здесь на полу под портретом Далай-ламы. Кафе Snow Lion славится широким выбором завтраков, лучшим морковным тортом и возможностью посидеть с ноутбуком. По многочисленным рейтингам, в Tibet Kitchen готовят лучшие момо, и эти рейтинги не врут. Nick’s Italian Kitchen — итальянский ресторан с хорошим выбором блюд итальянской и тибетской кухни, огромными десертами и прекрасной террасой с видом на Гималаи. Lung Ta, судя по рейтингам, один из лучших японских ресторанов во всей Индии. В каждом заведении в Маклеод Ганж есть обширная библиотека, так что, потягивая имбирный чай с лимоном, здесь можно почитать книгу. Не стоит пренебрегать уличными момо, пар от которых идет на каждом углу: вполне возможно, они окажутся самыми незабываемыми на вкус.

Вид с террасы ресторана Nicks Kitchen
© Кристина Резникова

Цель № 4. Проникнуться историей освобождения Тибета

Большинство путешественников признаются, что до поездки в Дарамсалу мало что знали о Тибете и его политическом положении, кроме того, что это закрытое государство, которое существует где-то на «крыше мира». Читая путеводитель по Дарамсале, сначала удивляешься, почему Далай-лама поселился в Индии, потом идешь в музей освобождения Тибета, смотришь там документальные фильмы, затем общаешься несколько дней с местными, и вот уже фраза Free Tibet становится не пустым звуком, а надписью на твоем свитшоте.

Главная святыня Маклеод Ганж — это резиденция Далай-ламы. Паломники, чтобы улучшить карму, ежедневно совершают «кору» — обход резиденции по часовой стрелке. Обряд проходит в полной тишине, под колыхание молитвенных флажков. После него чувствуешь умиротворение, особенно если удастся не потревожить сидящих на земле обезьян.

В резиденции расположен музей освобождения страны, который встречает мрачноватым памятником тибетцам, совершившим акты самосожжения. Это один из самых распространенных способов выразить несогласие с действиями китайского правительства в отношении коренных народов Тибета. История страны уместилась на двух этажах. Архивные фотографии рассказывают о побеге духовного лидера и его соратников из столицы Тибета Лхасы в 1959 году. Среди людей, заснятых во время перехода через Гималаи на высоте 5700 метров, мужчина с маленькой дочкой. Рядом устрашающего вида маски и тибетские национальные костюмы, которые носят по сей день. Вход в музей бесплатный, но в конце по желанию можно оставить пожертвование или купить открытку с изображениями коренных тибетцев.

Пропаганда Китайской коммунистической партии приписывает Тибету многое, например, что жители Дарамсалы — это «бежавшая кучка аристократов», а самому Далай-ламе — связи с нацистами, педалируя реальную историю об отношениях Его Святейшества с австрийским альпинистом — членом национал-социалистической партии Генрихом Харрером в 40-е годы. Сам Далай-лама признается, что тогда ему было 11 лет и он еще не знал о существовании нацистов. История довольно известна, так как легла в основу книги самого Харрера, а затем и фильма «Семь лет в Тибете» с Брэддом Питтом в роли альпиниста. О методах китайской пропаганды можно узнать на сайтах волонтерских организаций, например, Students for a Free Tibet.

Вид на город с резиденции Далай-ламы
© Кристина Резникова

Цель № 5. Посетить кинопоказы, лекции, фестиваль кино, вечеринки

С тех пор как Тибетцы бежали на Север Индии, многие из них, особенно молодое поколение, признаются, что «настоящих тибетцев» почти не осталось — их можно встретить только в высокогорьях, где нет туристов, китайцев, автомобилей и телевидения, а в существование 4G здесь просто не поверят. Но Дарамсала (а именно Маклеод Ганж) — это современный, более того, европеизированный город с быстрым интернетом, книжными магазинами, кофейнями, вегетарианскими брауни и всеми вытекающими отсюда последствиями. Даже тибетские монахи вальяжно сидят в кофейнях и посмеиваются над очередным мемом у себя на смартфоне. Новые поколения тибетцев, которые родились в изгнании, выглядят как обычные люди — носят косухи и узкие джинсы, читают рэп на мероприятиях, посвященных Тибету, служат в армии, пользуются Uber и часто печально говорят о своей нации как о «развалившейся». И только иногда по средам, которую называют White Wednesday, действует обычай делать что-то «тибетское» — заплетать волосы, носить национальный костюм или идти в храм.

Город увешан постерами мероприятий с любезным приглашением к посещению. В резиденции Далай-ламы проходят лекции о тибетской культуре или буддизме, в музее показывают фильмы о ежегодных побегах тибетцев из Китая через Гималаи, которых насчитывают порядка 90 тысяч в год, в маленьких кафе-галереях можно попасть на музыкальный баттл или перформанс. На международном кинофестивале DIFF ежегодно в первых числах ноября показывают полный и короткий метр, документальное кино, фильмы для детей. Любители альтернативного кинематографа со всего мира съезжаются на сеансы азиатских фильмов производства Индии, Южной Кореи, Тайваня, Филиппин, Шри-Ланки и даже Бутана, и некоторых западных стран и Океании — Канады, Новой Зеландии, Германии, посещают панельные дискуссии и мастер-классы.

Флажки с молитвами вокруг резиденции
© Кристина Резникова

Ночная жизнь на первый взгляд здесь кажется крайне консервативной, как в большинстве горных курортов. Кафе закрываются в 9–10 вечера, и туристы спешат согреть свои уютные, но холодные комнаты в гестхаусах. Если с наступлением темноты прогуляться по центральному перекрестку, можно собрать коллекцию листовок с проходящими поблизости вечеринками в барах и не только. Можно попасть, например, на «Тибетскую ночь поэзии и музыки» в лесу, где читают протестные стихи и поют песни, и многое другое, что разбавит размеренный «пенсионерский» режим в горной местности.

Цель № 6. Вступить в волонтерскую организацию и узнать, как процветает самый чистый штат Индии

В Дарамсалу попадают из «обычной» Индии в основном из Дели. Первое, что бросается здесь в глаза, особенно после длительного путешествия по Индии — тотальная чистота. Тибетцы очень восприимчивы к вопросам экологии — отходов, ресайклинга и сохранения этого места в первозданной чистоте. Есть очевидная теория, что, если бы тибетское правительство в изгнании не поселилось здесь в 1959 году, возможно, город, да и весь северный штат Химчал-Прадеш, ждала бы та же самая участь, что и остальную Индию. Невоспитанные по части экологии индийцы привыкли бросать на землю все, что отяжеляет им существование, будь то органика или пластик. Пока идешь в трек по горам, замечаешь, как вереница индийских туристов оставляет за собой обертки от конфет, а другая вереница — «мусорных волонтеров» — за ними подбирает.

Самый известный здесь экологический проект называется Waste Warriors — это одна из самых больших волонтерских организаций по сбору и переработке отходов. Проект пытается как можно шире информировать общественность об усугубляющемся экологическом кризисе в Индии и собирает в свои ряды волонтеров по всему миру. Проект основала англичанка Джоди Уандерхилл, приехавшая в Дарамсалу волонтером — заниматься с тибетскими детьми, и решившая одновременно заняться сбором мусора в городе и в горах. Джоди собрала первые 100 человек, которые еженедельно очищали горные тропы, и назвала группу «Очистители гор». Сегодня проект, переименованный в «Мусорные воины», насчитывает тысячи волонтеров со всего мира и действует по всей Индии.

Чтобы привлечь людей к проблеме, организация использует различные нестандартные методы — проводит акции, привлекает графических дизайнеров и художников. Знаменитое граффити с изображением смеющегося монаха и надписью Recycling makes me so happy, сделанное проектом, стало отдельной достопримечательностью Дарамсалы. «Мусорные воины» ставят себе амбициозную цель — очистить от мусора всю Индию. Организация ждет инициативных людей также в Дехрадуне и Корбетте. Там можно заняться непосредственным сбором мусора, создать арт-проект по теме, придумать акцию или помочь деньгами, в конце концов.

Цель № 7. Стать волонтером и помогать тибетским детям и монастырям

Две женщины лет пятидесяти — типичные француженки в модных кожаных штанах, с короткими стрижками и сигаретой наперевес — каждый день около 16:00 прямо в комнате гестхауса обучали тибетских школьников французскому, и, судя по всему, занятия проходили весело. Многих европейцев до глубины души поражает история тибетского народа, оказавшегося в заложниках у коммунистического Китая, разрушившего более шести тысяч буддийских монастырей и использующего тибетские горные плато для испытания ядерного оружия. Многим хочется хоть как-то помочь, потому что это «хоть как-то» здесь на расстоянии вытянутой руки: вот тибетские школьники, оставшиеся без попечения родителей, которым нужно подтянуть английский или которых нужно отвести в школу, вот монастыри, которые нужно содержать в порядке или ремонтировать.

Но прежде чем помочь, лучше изучить обе стороны вопроса, весьма неоднозначные и спорные. Среди тибетцев существуют междоусобные распри, часто дело доходит до драк между этническими тибетцами, родившимися уже в Индии, и между теми, кто сюда перебрался недавно, преодолев невозможный путь через Непал и Гималаи ради свободы. И прежде чем перечислять какие-то средства на счет Центральной тибетской администрации (сайт Тибетского правительства в изгнании), стоит подумать, так ли они нужны. Ведь средства идут тем жителям и тем монастырям, которые находятся в изгнании на территории Индии, и вот уже более полувека они живут здесь очень неплохо — зачастую гораздо лучше доброй половины населения Индии. Эти средства не идут «настоящему Тибету» — монахам, фермерам, их детям, которые по-прежнему находятся в оккупации Китая.

Если вы просто жаждете помочь конкретным людям конкретными делами, или, в конце концов, помочь самому себе обрести занятие по душе и смысл жизни, здесь не откажутся от любой помощи.

Что могут волонтеры

Делиться знаниями. В основном языковыми или компьютерными с тибетскими общинами: монахами, детьми, пожилыми тибетцами. Найти нужных людей для обучения поможет некоммерческий институт социальной работы и образования Lha Charitable Trust.

Изучать тибетскую историю и культуру. Чтобы в последующем распространять информацию о сложившейся ситуации. Все тот же фонд поможет подобрать программу, в рамках которой можно ознакомиться с различными НКО и институциями, посетить лекции, на которых дают базовые знания по тибетской культуре, медицине, традициям и мастер-классы тибетской кухни, массажа и йоги. Студентам предложат участие в культурном обмене с проживанием в тибетской семье.

Инициировать собственное мероприятие или акцию. Например, заняться очисткой воды, помочь пожилым людям в закупке продуктов или заняться делами на кухне при монастыре или в общественном центре.

Купить предмет мерча. Например, в магазинчике студенческой волонтерской организации SFT продаются кружки, шапки, футболки, толстовки, блокноты из вторсырья. Все отличного качества и по неприлично дешевым ценам — от 200 до 800 рублей. Часть средств, как гласит официальная информация, пойдет на поддержку деятельности организации — ненасильственный акционизм, образование тибетцев, распространение информации, производство мерчендайзинга.

Цель № 8. Увидеть Далай-ламу XIV

Для одних увидеть Далай-ламу — мечта всей жизни и конечная цель путешествия, для других — удачно сложившиеся обстоятельства во время пребывания в Дарамсале. Его Святейшеству сегодня 83 года, и более полувека он живет в изгнании. Как он любит шутить, в этом его существенное отличие от других святейших Лам. В 2011 году он снял с себя все полномочия политической фигуры и выступает скорее религиозным и духовным лидером тибетского народа и всех последователей буддизма. В свои почтенные годы он путешествует по миру с гуманитарными миссиями, публичными лекциями и является профессором многих университетов мира. Аудиенций он больше не дает в силу возраста, но увидеть его, входящего во врата в своей резиденции в Дарамсале, редкая удача. В конце концов, учитывая масштаб личности, постоять в небольшой группе из тибетцев в ожидании того, что он улыбнется и помашет рукой собравшимся, — почти личная аудиенция.

Обряд «кора» вокруг резиденции Далай-ламы
© Кристина Резникова

Как правило, европейские туристы не станут выслеживать Его Святейшество и сторожить у ворот, поэтому людей, скорее всего, будет немного. Но несколько «просвещенных» в городе все же могут владеть инсайдерской информацией о том, в какой день он приезжает, на сколько и будет ли публичное выступление. Для этого не стоит стесняться говорить с незнакомцами, похожими на тех, кто находится здесь давно. Добыв информацию о примерной дате прибытия Далай-ламы, можно смело направляться искать ресепшен резиденции, сокрытый за незаметной зеленой дверью. Добродушные тибетцы всегда подскажут, будет ли публичная аудиенция, а если нет, то могут рассказать, в какое приблизительно время Далай-лама появится у ворот, чтобы просто с ним «поздороваться». Если аудиенция все же предполагается, то прямо на месте можно подать заявку на аккредитацию вместе с паспортом и двумя фотографиями. Духовный лидер обычно читает лекции на тибетском, но местное радио в прямом эфире переводит лекцию на английский язык. Для этого в одном из магазинчиков нужно приобрести простой радиоприемник и взять его с собой, чтобы слушать синхронный перевод. Если же Далай-лама приезжает всего на пару дней и публичное выступление не планируется, можно караулить его у ворот, где обычно собирается около 50 человек — в основном тибетских бабушек с четками из рудракши и индийских туристов.

Ради чего вся суматоха, казалось бы? Но после минутной встречи со столь легендарной личностью, кажется, что тебя благословили и зарядили на удачу до конца жизни.

После Дарамсалы всегда будет возникать ощущение, что твой город недостаточно интеллигентен. Непременно захочется приехать сюда снова надолго: пить литрами имбирный чай, гулять по улицам мимо флажков с молитвами, постоянно оглядываться на Гималаи — потому что к такому виду вряд ли когда-нибудь привыкнешь, и заглядывать в глаза тибетским монахам — потому что доброты в их глазах хватит, кажется, на всех.