Впечатления Время перемен: как появился «Гоголь-центр»
Впечатления Время перемен: как появился «Гоголь-центр»
Впечатления
Время перемен: как появился «Гоголь-центр»
© Анвар Галеев/ТАСС
В день пятилетия «Гоголь-центра» вспоминаем историю его возникновения на карте театральной Москвы.

Сегодня адрес улица Казакова, дом 8 хорошо знаком не только театралам. Сюда помнят дорогу таксисты города, любой хипстер, да и вообще все от Филиппа Киркорова до Ксении Собчак. Так, впрочем, было не всегда. Тропа к зданию бывшего железнодорожного депо изрядно подзаросла за 87 лет его не всегда динамичного существования. В августе 2012 года судьба театра имени Гоголя изменилась: Кирилл Серебренников был назначен его новым художественным руководителем, а через полгода, 2 февраля, двери открыл уже «Гоголь-центр».

Из второстепенного театра, затерянного где-то между Курским вокзалом и шаурменной, он стал местом притяжения, где не только смотрят спектакли, но приходят на премьеры фестивального кино, концерты и даже просто пообедать в кафе.

Появление «Гоголь-центра» тогда, в 2012 году, в театральной среде стало предчувствием эпохи радикальных перемен. Он неожиданно возник на карте города и предложил новый, до тех пор почти незнакомый русскому театру формат существования. Его концепция, структура и ребрендинг оказались логическим продолжением самой эстетики спектаклей Кирилла Серебренникова. Режиссерский язык стал языком новой коммуникации театра и его зрителя: полифоничное и внестереотипное мышление художника теперь формировало не только серию высказываний, но и среду, этим высказываниям максимально адекватную. Чего только стоит лаконичный дизайн пространств театра, про который злопыхатели говорили что-то вроде «ломать — не строить». Голые стены из красного кирпича, ДСП, неон — принцип нового «гоголевского» минимализма, а для прежних зрителей, возможно, принцип «недоделанного ремонта».

© пресс-служба «Гоголь-центра»

Назначение Серебренникова оказалось одним из звеньев живительной театральной реформы Сергея Капкова. Например, театр Маяковского был отдан Миндаугасу Карбаускису, а театр Станиславского впоследствии возглавил Борис Юхананов. Каждый из новых руководителей оказался в своей собственной уникальной ситуации. В случае с театром имени Гоголя было ясно, что пространство было передано Серебренникову не для того, чтобы он разбудил дремлющий театральный организм, нежно припудрил некоторые изъяны его репертуара и штукатурки и продолжил существовать в уже заданных координатах. Режиссера пригласили для того, чтобы полностью переформатировать дом 8 на улице Казакова. Чтобы испытать новую систему — как эстетическую, так и экономическую: из театра, стремящегося к вечности, в котором у труппы бессрочные договоры, сделать куда более мобильную структуру. Далеко не все артисты театра имени Гоголя продолжили работать в этих стенах, все спектакли были разом изъяты из репертуара, а театр в одночасье закрыт на ремонт.

«Гоголь-центр» открылся спектаклем «00:00». В тот день он обнулил историю, вырвался из бывшего железнодорожного депо и помчался в плохо обозримое будущее. Четырьмя резидентами театрального направления стали: «Седьмая студия» — недавние выпускники Школы-студии МХАТ курса Кирилла Серебренникова; студия музыкального театра SounDrama под руководством Владимира Панкова, танцевальная компания «Диалог Данс» Ивана Естегнеева и Евгения Кулагина и артисты бывшего театра имени Гоголя. Но, оставаясь в первую очередь театром, о том, что он мультижанровое пространство, «Гоголь-центр» не забывал.

© пресс-служба «Гоголь-центра»

Здесь впору вспомнить, например, программу «Гоголь+», объединившую в себе кинопоказы, концерты, творческие встречи и театральную медиатеку. Или отдельное направление «Гоголь-кино», стараниями куратора которого Стаса Тыркина можно побывать на российских премьерах картин Джима Джармуша, Ларса фон Триера или Ксавье Долана.

Распахнутый навстречу новой Москве, «Гоголь-центр» стал городом внутри города, местом, в которое можно прийти в любое время дня и оказаться в гуще событий или просто усесться в местном кафе, за соседним столиком наверняка окажутся артисты, обсуждающие в перерыве между бесконечными репетициями будущие премьеры.

Изначально в основу репертуара «Гоголь-центра» легли спектакли, созданные Кириллом Серебренниковым и его учениками из «Седьмой студии» еще на проекте «Платформа». Так сюда перекочевали уже прославившиеся среди театралов «Отморозки», «Метаморфозы» и «Сон в летнюю ночь» (тот самый, который через несколько лет будет назван несуществующим).

Среди первых появилась и «кинотрилогия»: «Братья» по фильму Лукино Висконти «Рокко и его братья», «Страх/Без страха», в основу которого лег фильм Райнера Вернера Фасбиндера «Страх съедает душу», и «Идиоты» по одноименной ленте Ларса фон Триера. «Идиоты» Серебренникова оказались на Авиньонском фестивале, впервые за долгое время заявив в афише самого знакового театрального фестиваля спектакль российского производства.

Серебренников не из режиссеров-ревнивцев, он не боится приглашать в «Гоголь-центр» новых и разных режиссеров, не только русских, но и зарубежных: Давида Бобе, Владислава Наставшева, Максима Диденко, Дениса Азарова, Филиппа Григорьяна и других. Но и для него самого эта пятилетка «Гоголь-центра» стала чуть ли не самой плодотворной в карьере. Собрав круг единомышленников на сцене и за кулисами, сформировав равноправную с этим кругом аудиторию, Серебренников выпустил одни из самых знаковых своих постановок: «Идиотов», «(М)ученика», «Кому на Руси жить хорошо», «Машину Мюллер», «Маленькие трагедии».

Горькая критика российских реалий обернулась не пустопорожней рефлексией, а подтверждением возможности альтернативы. «Гоголь-центр» стал местом силы, местом, задающим вопросы и одним своим существованием уже предоставляющим на них ответы.

Надежды 2012 года с каждым месяцем все рассеивались, а «Гоголь-центр» на удивление только креп. Правда, не без вмешательства извне: театр пережил эпоху доносов и нападок на спектакль «Отморозки» — как со стороны не видевших, но осудивших его за экстремизм зрителей, так и со стороны правоохранительных органов; долги и близость к банкротству; смену дирекции. Не пошатнулся и в тот момент, когда 23 мая 2017 года были совершены обыски, когда художественный руководитель оказался под домашним арестом, бывший директор — за решеткой, а один из ключевых спектаклей — «Сон в летнюю ночь» — был назван несуществующим. Пока следствие ищет доказательства совершения экономических преступлений, «Гоголь-центр» продолжает представлять доказательства своей художественной состоятельности, выпуская премьеры режиссера даже в отсутствие режиссера. Репетиции идут, выходят премьеры, залы наполняются еще стремительнее, чем прежде, — в таком невозмутимом и несгибаемом ритме «Гоголь-центр» празднует свое пятилетие.

 

Каждый год 2 февраля в театре проходит концерт в честь дня рождения. За тем, как готовились к юбилейному, специально для «РБК Стиль» подсмотрел редактор YouTube-канала «Гоголь-центра» Максим Чуклинов.