Стиль
Впечатления Не надо слез: почему тур The Cure не станет прощальным
Впечатления

Не надо слез: почему тур The Cure не станет прощальным

Роберт Смит
Роберт Смит
Первые выступления своего мирового тура, который The Cure начали в США, наводили на мысль о подведении итогов. Но посетив два концерта в Германии, Денис Бояринов убедился, что музыканты еще не прощаются.

The Cure не были в мировом турне с 2009 года, после того как откатали гастроли в поддержку последнего альбома «4:13 Dream». Видимо, эта продолжительная пауза и стала поводом для слуха, что этот тур для знаменитой британской рок-группы станет прощальным. Все-таки The Cure, в горячих поклонниках которой были Виктор Цой и Тим Бертон, на сцене уже 40 лет. Ее лидер, 57-летний Роберт Смит, прячет под толстым слоем тонального крема морщины. Возможно, фанаты, средний возраст которых перевалил за тридцать, испугались и за себя — в нынешнем бурно меняющемся мире трудно загадать, что случится еще через семь лет. Вопреки всем принятым пиар-стратегиям, участники The Cure отмалчивались по поводу мировых гастролей, как истуканы острова Пасхи. Нагнетая саспенс, Роберт Смит не дал в 2016-м году ни одного интервью.

Первые же концерты тура, который The Cure начали в США, наводили на мысль о подведении итогов. Группа выступала по три с лишним часа, отвлекаясь лишь на короткие паузы, чтобы перевести дух. В сет-лист входило по 30 композиций, представлявших практически всю обширную дискографию группы, совместившей культовый статус с коммерческой популярностью: от первой — и нелюбимой Робертом Смитом — пластинки «Three Imaginary Boys» до последнего «4:13 Dream» с остановками на редких песнях, появлявшихся на сборниках синглов и бисайдов.

Обложка альбома «4:13 Dream»
Обложка альбома «4:13 Dream»

Впрочем, преданные поклонники The Cure знают, что ее незаменимый участник Смит может и любит играть до полного изнеможения. На заре карьеры группы он давал по два изнурительных концерта подряд — как вокалист The Cure и как гитарист Siouxsie and The Banshees, у которых они тогда выступали на разогреве. Российские меломаны, возможно, помнят эпической силы выступление британцев на фестивале Maxidrom 2012 года: тогда в Тушино группа Роберта Смита тоже дала трехчасовой сет и ушла со сцены, уступив место буре, давшей первые залпы грома вместо праздничного фейерверка. Роберт Смит, судя по всему, человек устойчивых вкусов и постоянных привязанностей. Он не изменяет своей жене Мэри, с которой знаком с 14-ти лет, прическе «воронье гнездо», которую впервые сделал в середине 1980-х, и готическому макияжу с навечно вытатуированными стрелками в уголках глаз. Концертное шоу The Cure тоже представляет собой качественный пример рок-н-ролльного консерватизма. Их выступления принципиально не изменились с конца 1980-х, когда группа вышла из клубов на стадионы. В отличие от ровесников и коллег-конкурентов U2, Duran Duran и Depeche Mode, группа не пытается экспериментировать со сценографией или видеоартом, а уж тем более развлекать публику какими-то специальными изобретениями или ужимками. Непоколебимый как утес, Роберт Смит вообще не делает на сцене лишних движений, а иногда даже и не общается с залом, будто намеренно воздвигая между собой и публикой непреодолимую стену. За него говорят знаменитые песни The Cure, исполненные по-прежнему молодым и сильным голосом, который то взовьется в эмоциональном экстазе, то упадет в бездну сладкого отчаяния.

 

 

За динамику движений в составе группы отвечает басист Саймон Гэллап, второй после лидера The Cure чемпион по стажу. Все три часа шоу он, облаченный в майку Iron Maiden, бегает взад-вперед по сцене и подначивает толпу позами и жестами, принятыми у хеви-металлических музыкантов, при этом четко выписывая прихотливые басовые линии, на мощном позвоночнике которых держится драйв самых депрессивных песен Смита.

 

Гитарист Ривз Гэбрелс и басист Саймон Гэллап
Гитарист Ривз Гэбрелс и басист Саймон Гэллап

Гитарист Ривз Гэбрелс — «новобранец» в постоянном составе The Cure и признанный мастер, игравший с Дэвидом Боуи — высокотехничный музыкант, инструмент которого незаметно меняет окраску звучания, оставаясь в рамках монохромной стилистики группы, но не тянет одеяло на себя.

Консерватизм вкусов The Cure не приводит к стазису шоу. Мне довелось посетить два немецких концерта — в Штутгарте и Кельне, — прошедших с разницей в три дня. Это были два совершенно разных концерта, не только из-за настроения Роберта Смита, который в Кельне вел себя как доктор Джекилл, а в Штутгарте как мистер Хайд. Сет-листы отличались почти на треть и совпадали только в заключительном бисе, состоящем из связки самых больших хитов группы вроде «Friday I'm in Love», «Close to Me» и «Boys Don't Cry». В Кельне The Cure сыграли «Step Into The Light» — «единственную новую песню», как представляет ее Роберт Смит.

 

 

По слухам, она написана фронтменом The Cure как терапевтическое упражнение после недавней смерти матери и, возможно, войдет в один из двух новых альбомов группы, которые были обещаны еще в 2014-м. Так что мы еще увидим героев британского пост-панка на сцене во всем своем отстраненном величии. Недаром в финале трехчасовых концертов и в Штутгарте, и в Кельне растроганный Роберт Смит пообещал восторженной публике вскоре вернуться.