Стиль
Впечатления «Снимки делает не камера, а человек, который ее держит»
Впечатления

«Снимки делает не камера, а человек, который ее держит»

Фото: getty Images/fotobank.ru
В Центре фотографии имени братьев Люмьер до 2 февраля проходит выставка «Легенды фотографии».

Автор снимков — Тим Мантоани, американский фотограф, который с 2006 года снимает своих прославленных коллег разного возраста с их самыми знаменитыми фотографиями в руках. Первыми в проекте стали музыкальные фотографы Джим Маршалл и Майкл Загарис, а сейчас в серии «легенд» уже больше 150 портретов. О том, как делаются исторические снимки, и об историях, с ними связанных, Тим Мантоани рассказал «РБК.Стилю».

— В чем особенность проекта «Легенды фотографии»?

— Я снимаю для этого проекта на камеру Polaroid формата 20х24 дюйма (примерно 51х61 см). В результате получается не просто снимок, а гигантский постер. Многие из фотографов, которых я снимал, непритворно интересовались, почему я выбрал именно такую камеру. Да все просто: придешь к ним с 35-мм-вым «цифровиком», они же сами скажут: «Нет, друг, не стоит, меня на эту камеру уже сто раз снимали, больше не хочу». А огромная камера по крайней мере заинтересует.

К тому же через несколько лет, возможно, уже не будет расходных материалов для таких Polaroid, и снимки станут уникальными. Да они уже сейчас уникальны: специфика Polaroid такова, что вокруг кадра образуется своеобразная кромка из растекшегося реактива, которая никогда не повторяется.

 Ваши модели сами выбирали те снимки, с которыми позировали вам, или этот выбор делали вы?

 И так, и так. Иногда какая-то фотография какого-то фотографа настолько известна, что становится просто хрестоматийной и ассоциируется с автором даже у людей, далеких от нашего бизнеса. В этом случае выбор делался сам собой. В других ситуациях я оставлял подбор фото за моделью. Порой я спорил с ними, и они предлагали альтернативные варианты.

 Один из самых известных в России американских фотографов — Энни Лейбовиц. Почему ее нет в вашем проекте?

 Да как-то не сложилось. Я несколько раз пытался договориться с ней, заходил с разных сторон, но ни разу не договорился. Не повезло.

 В чем роль фотографа в этом мире?

 Я коллекционер, собиратель. Фотография — род коллекционирования. Я собираю картинки, собираю мгновения. Моя работа — фиксировать, записывать историю. Важность моего проекта в том, что, во-первых, некоторых из моих моделей уже нет на свете. Во-вторых, даже о живущих мастерах многие люди просто не знают, поскольку их имена в журналах печатают крошечным шрифтом сбоку. Их лиц никто не видит. А ведь снимки делает не камера, а человек, который ее держит.

 Каждый снимок вашего проекта сопровождает собственная история...

 Верно. Когда я вручал фотографам, которых снимал, отпечатки, они сами записывали на обороте истории, связанные со снимками. Например, очень многие люди, далекие от фотографии, знают снимок афганской девочки работы Стива Мак-Карри. Так вот, спустя почти 20 лет после съемки он нашел свою модель в Афганистане, ее личность подтвердили, сличив рисунок радужки ее невероятных глаз. Другой случай связан с Марти Ледерхэндлером, одним из величайших фотографов-репортажников прошлого века. На моем снимке он держит в руке фото 1960 года, где Кастро обнимается с Хрущевым. Но, на мой взгляд, самая интересная фотоистория про Ледерхэндлера другая. Он был лейтенантом войск связи американской армии, работал на AP и снимал высадку союзников — «День Д» — в 1944 году. Пленки тогда отправляли с почтовыми голубями. Так его голубь, видимо, чего-то испугался и полетел не к своим, а в другую сторону. В итоге фотографии, бывшие на той пленке, обнаружили на первой странице немецких газет — с подписью фотографа, так как он подписывал свои пленки, и немцы педантично воспроизвели подпись.

Беседовала Вероника Гудкова

Фото: lumiere.ru