Стиль
Впечатления Какие места в Москве можно сравнить с Лондоном
Впечатления

Какие места в Москве можно сравнить с Лондоном

Фото: ИТАР-ТАСС; wikipedia.org
В Москве можно найти здания, архитектура которых имеет отношение к Туманному Альбиону.

Английские по названию

Самым старым «английским» зданием в Златоглавой можно назвать Английское подворье (второе название — Старый Английский двор), которое до сих пор располагается на улице Варварке в Зарядье. Это подворье, построенное московскими купцами в XV веке, позднее, в эпоху царя Ивана Грозного, было передано для нужд английских торговых представителей (завозили в Россию сукно, металлическую посуду, порох, вывозили меха, пеньку и древесину). Палаты Старого Английского двора являют собой редкий пример слияния традиций московской и западноевропейской архитектуры XVI-XVII столетий. По мнению реставраторов, в строительстве памятника в разное время принимали участие итальянские, русские и английские зодчие. Теперь здесь один из московских музеев.

До наших дней в столице России сохранилось еще одно здание, которое косвенно связывает нас с Англией, — это московский Музей Революции на Тверской улице. Дело в том, что в конце XVIII — начале XIX века с возникновением моды на английскую литературу, культуру и образ жизни в Москве, вслед за Петербургом, был создан так называемый Английский клуб. С 1802 до 1812 года клуб джентльменов, как его еще называли, располагался во дворце князей Гагариных на углу Петровки и Страстного бульвара. Именно здесь был дан знаменитый торжественный обед в честь великого полководца князя Багратиона, описанный Львом Толстым в романе «Война и мир». В 1831 году у клуба появилось постоянное помещение — дворец графов Разумовских на Тверской улице. Именно это здание в XX веке было передано для нужд созданного советской властью Музея Революции. Оно существует и поныне.

Английские архитекторы и архитектура

Архитектурные стили Англии и России в чем-то похожи: в обеих странах собственной архитектуры… почти нет. С течением веков мы заимствовали искусство зодчества континентальной Европы, пропуская через свое мировоззрение, будь то готика, классицизм, модерн или эклектика. Даже внешний вид самых главных зданий обоих государств заимствован: стиль архитектуры Московского Кремля классический итальянский, а лондонского Тауэра — романский (англичане называют его норманским). Исключением из архитектурных заимствований в Великобритании можно назвать георгианский стиль, зародившийся во времена промышленного переворота в XVIII веке. В георгианском стиле, к примеру, построено большинство домов, известных во всем мире как таунхаусы (городские террасные дома). Позднее из георгианского стиля выросла викторианская архитектура — очень общий и расплывчатый термин, являющийся составной частью эклектического ретроспективизма. Викторианская архитектура (или неоготика) говорит лишь о времени строительства зданий — в викторианскую эпоху (с 1837 по 1901 годы).

«В Москве можно говорить о викторианском стиле, именно он и дошел до нашей столицы, — говорит об английском стиле в московской архитектуре кинодраматург, филолог, краевед Сергей Брель. — Именно в это время различные влияния затрагивают и Москву, поэтому любая отсылка к «английскому» может пониматься в это время как «викторианский след». Более широко я бы говорил о неоготике как одном из вариантов эклектики. Присутствие иностранцев в московской городской среде давало и повод для таких архитектурных отсылок».

«Отличным примером стилизации под викторианскую неоготику можно назвать жилой многоквартирный доходный дом архитектора Вячеслава Олтаржевского на Нижней Красносельской улице», — говорит историк архитектуры Денис Ромодин. Этот четырехэтажный кирпичный жилой дом с гербом над подъездом был построен в 1914 году. Сейчас, к сожалению, здание испытывает не лучшие времена — оно относится к муниципальному жилому фонду и поэтому вряд ли в скором времени дождется рук реставраторов.

Еще одной стилизацией под викторианский стиль в Москве называют особняк Кнопа работы архитектора К.В. Треймана. Если говорить конкретнее, историки архитектуры относят этот московский особняк к неоготическому стилю начала XX века. Здание венчает граненая зубчатая башенка. Эклектичность (присущая викторианской эпохе) проявляется в сочетании мотивов немецкой средневековой крепостной архитектуры с деталями готической застройки средневекового города (щипцовые завершения правого угла).

Единственным чисто английским зданием, спроектированным в Москве англичанином, является англиканская церковь святого Андрея, продолжает Денис Ромодин. Здание церкви, стилизованное под английскую готику, спроектировал в конце XIX века архитектор Ричард Нил Фримен из графства Ланкашир. Фримен много строил в Англии: школы, библиотеки, частные дома и церкви. По заказу от Московского дьяконства англиканской церкви, нуждавшегося в новой часовне, архитектор отправил в Белокаменную планы типично английской церкви. Строительство церкви началось в 1882 году и было закончено к 1884-му. Здание англиканской церкви — это однонефная неоготическая красно-кирпичная базилика с башней, увенчанной четырьмя небольшими остроконечными башенками со стрельчатыми витражными окнами.

Отдельно хочется сказать о творчестве английского архитектора Уильяма Уолкота, который работал в Москве в 1898-1908 годах. Вильям Францевич Валькот, как называли его на русский манер, является автором проекта гостиницы «Метрополь» и двух особняков в Пречистенском переулке. Вильям Валькот родился в Одессе в смешанной шотландско-русской семье. При этом детство Валькота прошло в Европе и Южной Африке; в возрасте 17 лет он вернулся в Россию и поступил в Императорскую академию художеств, окончив которую, продолжил образование в Париже. Крупнейшей работой Валькота в Москве являются фасады гостиницы «Метрополь». Однако, по словам Дениса Ромодина, ничего английского в здании «Метрополя» нет. «Метрополь» — это сочетание венского модерна и элементов русского зодчества XVII века», — говорит историк архитектуры. Кроме гостиницы на углу Тверской и Моховой улиц архитектор спроектировал в Москве особняки Гутхейля и Якунчиковой (оба в Пречистенском переулке). В 1908 году Валькот вернулся в Лондон, где стал знаменит как талантливый художник архитектурного пейзажа: он создал множество архитектурных эскизов и городских пейзажей в манере, близкой к импрессионизму.

Посольство Ее Величества

Образцом современных английских зданий в Москве является комплекс посольства Великобритании на Смоленской набережной. Новое здание британских дипломатов с видом на Новоарбатский мост и дом правительства России было построено в 2000 году. Проект был выполнен ведущей британской архитектурной фирмой Ahrends, Burton and Koralek. Интересно, что главный архитектор проекта, англичанин Ричард Бертон, имеет российские корни, — девичья фамилия его матери Полякова. В основу архитектурного решения здания посольства было положено переплетение корней и сознательное подчеркивание духовной близости двух культур. Отсюда, например, сочетание традиционных материалов той и другой страны — древесины и камня.

Здание, органично вписанное в окружающий пейзаж, отличает элегантность стиля без каких-либо исторических ассоциаций. Оно выглядит невероятно легким рядом с добротными сталинскими и вычурными лужковскими постройками. В этом комплексе расположены как административные площади посольства, так и квартиры его сотрудников.

А вот резиденцией посла Великобритании в России является старый «мидовский» особняк на Софийской набережной. Эффектное здание было построено в 1891-1893 годах по проектам архитекторов В.Г. Залесского и Ф.О. Шехтеля по заказу одного из крупнейших промышленников и меценатов той поры Павла Харитоненко. Фасады главного дома усадьбы выполнены в традиционном для второй половины XIX столетия ренессансно-барочном стиле и богато декорированы лепными узорами, придающими монументальному особняку легкость и очарование. В этом здании останавливался английский писатель и публицист Герберт Уэллс, премьер-министры Великобритании Уинстон Черчилль, Энтони Иден, Гарольд Вильсон и Маргарет Тэтчер.

Современный дом премиум-класса

Последним (по счету, но не по важности) примером английской архитектуры, а также британской культуры — с налетом аристократизма, традиций и стабильности — в Москве является жилой комплекс премиум-класса Knightsbridge Private Park, строительство которого ведется в Хамовниках.

«Knightsbridge Private Park — это жилой квартал класса люкс, в стилистике и архитектуре которого воссоздана атмосфера легендарного лондонского района Найтсбридж, — объясняют в компании «Реставрация Н», которая выступает девелопером проекта. — Кроме четырех малоквартирных особняков с квартирами, террасными квартирами, пентхаусами и таунхаусами на территории комплекса расположится и частный парк площадью 2 га, дизайн которого разрабатывается лучшими концептуалистами ландшафтного дизайна Великобритании».

Четыре особняка Knightsbridge Private Park выдержаны в едином архитектурном стиле. За основу взят английский неоклассицизм, который несколько пересмотрен в угоду окружающему пространству и географическому расположению проекта. Изящные колонны, расположенные по периметру зданий и у входных групп, задают ритмику объемов. Фасады украшают кованые декоративные решетки и ограждения. Плоские поверхности, соблюдение ордерной системы и симметрии классических пропорций придают зданиям лаконичность.

Кроме архитектуры, близкой по духу Туманному Альбиону, элитный жилой комплекс будет наполнен и британским содержанием: клубный ресторан с сигарной комнатой жилого комплекса — точь-в-точь как традиционные клубы в Лондоне; управлением фитнес-центра будет заниматься один из старейших английских спортивных клубов, а в частном детском саду будут работать британские гувернеры — носители языка.

Осенью 2013 года стало известно, что дизайном интерьеров общественных зон в Knightsbridge Private Park займется культовый британский дизайнер, основатель компании Linley и племянник королевы Великобритании Дэвид Линли. Компания Linley, начинавшая свою деятельность в 1980-х годах как производитель эксклюзивной мебели в высшей ценовой категории, за свою почти 30-летнюю историю получила разностороннее развитие: сегодня это авторитетное дизайнерское бюро, создающее интерьеры как для именитых частных клиентов, так и для девелоперов премиальной недвижимости по всему миру. Работа в Knightsbridge Private Park для виконта Дэвида Линли станет первым опытом работы в России.

Игнат Бушухин («РБК.Недвижимость») специально для «РБК.Стиля»