Стиль
Герои #прохобби: Паоло Барилла, его картины и гоночные автомобили
Стиль
Герои #прохобби: Паоло Барилла, его картины и гоночные автомобили
Герои
#прохобби: Паоло Барилла, его картины и гоночные автомобили
© Марина Принци
С Паоло Бариллой, вице-президентом самой крупной в мире компании по производству пасты, мы встретились в его штаб-квартире в Парме, чтобы поговорить о бизнесе и автогонках. А узнали еще об одной страсти Бариллы — к современному искусству.

Паоло Барилла известен не только как один из богатейших предпринимателей Италии и президент Международной организации пасты (а существует и такая), но и как автогонщик и пилот «Формулы-1».

Штаб-квартира и производство Barilla в Парме расположены на территории сто гектаров. Офисное здание компании, где заседают президенты Barilla братья Лука, Гвидо и Паоло, напоминает галерею современного искусства. На стенах — оригинальные полотна величайших мастеров живописи XX века: Фрэнсиса Бэкона, Лучо Фонтаны, Сальвадора Дали. «Это работы из частной коллекции семьи Барилла», — поясняет Паоло, видимо, прочитав в моих глазах почти религиозный восторг.

Паоло Барилла пришел в семейную компанию последним из трех братьев. До этого в его жизни были автогонки. В 15 лет Барилла начал заниматься картингом, затем пересел на Fiat Abarth. В 21 год вошел в состав чемпионата «Формулы-3» и поднялся до третьего места. Потом были несколько лет успешных выступлений на «Формуле-2», а в 1989 году Барилла наконец исполнил давнюю мечту и вошел в состав итальянской команды на чемпионате «Формулы-1». После завершения гоночной карьеры в 30 лет он вернулся в «отчий дом» и занялся руководством Barilla вместе с братьями.

Моей целью было стать пилотом «Формулы-1». Однако, достигнув ее, я понял, что мир «Формулы-1» не для меня.

Пилоты команды «Минарди» Паоло Барилла и Пьерлуиджи Мартини (в белой футболке гонщик Марко Апичелла). Автодром «Херес», Испания, 1990
© Pascal Rondeau/Getty Images

У меня есть три раритетных гоночных авто. Одно из них — Ferrari 312B, которой в 1970 году на чемпионате «Формулы-1» управляли легендарные пилоты Жаки Икс и Клей Регаццони.

В эту машину я влюбился еще в детстве. Несколько лет назад я захотел ее разыскать. Вместе с бывшим техником Ferrari мы нашли машину в Штатах. Владелец долго не хотел ее продавать. Нам все-таки удалось ее выкупить и привезти в Италию. Здесь мы ее полностью отреставрировали и вернули к жизни. В 2018 году она приняла участие в заезде раритетных авто в историческом Гран-при Монако. Когда Ferrari пришла к финишу, зрители аплодировали. Они аплодировали машине!

 

 

Знаете, иногда у меня возникают сомнения. Я спрашиваю себя, правильно ли я поступаю, действительно ли я делаю что-то важное или просто тешу свой эгоизм. В такие моменты я понимаю, что делаю нечто важное для людей. Эта машина — удовольствие для всех, кто ее видит, слышит и наблюдает.

Лет с четырех я мечтал быть автогонщиком. Мне посчастливилось превратить эту мечту в профессию — десять лет жизни, с 20 до 30 лет, я занимался только тем, что водил гоночные машины. Для меня автогонки не были хобби и не были способом дистанцироваться от знаменитой фамилии.

Я понял, что никогда не достигну уровня Айртона Сенны. Не стану чемпионом мира, великим гонщиком. Тогда я решил освоить новую профессию и стать лучшим в ней.

Пилоты команды Joest Racing Клаус Людвиг, Паоло Барилла и Джон Винтер у своего Porsche 956 после победы в гонке «24 часа Ле-Мана», 1985
© GPLibrary/UIG via Getty Images

Автогонки многому меня научили. В первую очередь тому, что все и всегда можно улучшить — по определению.

В гонках проблемы не принято замалчивать: каждая сложность — это возможность усовершенствоваться. В бизнесе, напротив, отношение к таким моментам более консервативное: о своих ошибках не принято говорить публично. Я же считаю, что в бизнесе, как и в автоспорте, проблемы нельзя замалчивать и прятать. Их нужно находить, признавать и, преодолевая их, совершенствоваться.

© Марина Принци

Наш отец не считал, что мы «должны» продолжать дело Barilla. Он беседовал с нами о ценностях, об истории, об ответственности перед людьми, с которыми и для которых мы работаем.

Отец всегда говорил: человек богат, когда у него есть будущее. Перед тобой целая жизнь. Не спи, двигайся, учись, получай новый опыт. И делись своим опытом с людьми.

Сегодня моя жизнь — это компания. Ее постоянное развитие, улучшение, открытие новых производств, внимание к окружающей среде.

Еда должна быть красивой. Изысканной не только на вкус, но и в подаче.

Вывешивать на проходной Бэкона мы не боимся. У нас хорошая система безопасности.

Картина Фрэнсиса Бэкона ​«Сидящая фигура» в офисе Barilla
© Марина Принци

Выбор страны — это как брак, заключается раз и навсегда. Для нашей компании этот выбор никогда не бывает случайным.

В октябре нас пригласили в Кремль. Для нас, оказавшихся в составе делегации премьер-министра Джузеппе Конте, это было большой честью.

В ближайшие несколько лет мы планируем крупные инвестиции в развитие нового производства в России. Мы работаем здесь с 2009 года, у Barilla есть собственное производство под Москвой. Россия — это одна из стран, с которой мы работаем наиболее успешно.

Отец всегда стремился применять инновационный подход в рекламе. В 50-х он поехал в Соединенные Штаты, чтобы больше узнать о маркетинге, визуальных аспектах рекламы, новых технологиях упаковки. Тогда появились новые картонные упаковки пасты Barilla. К их оформлению был привлечен знаменитый художник и архитектор Эрберто Карбони.

В 1989 году рекламный ролик для Barilla снял Никита Михалков. Это был настоящий мини-фильм. Правда, в России он так и не вышел.

 

 

В 70-х видеоролики для Barilla снимал Федерико Феллини.

Много шума наделала реклама с Антонио Бандерасом. С легкой руки Barilla из секс-символа он превратился в пекаря.

Была даже попытка жалоб на Barilla со стороны защитников животных. Они хотели обвинить компанию в эксплуатации «напарницы» Бандераса — курицы Розиты. Защитники животных не поняли, что Розита была роботом.