Стиль
Жизнь «У нас непакетное мышление». Представитель поколения Z — о себе и сверстниках
Стиль
Жизнь «У нас непакетное мышление». Представитель поколения Z — о себе и сверстниках
Жизнь
«У нас непакетное мышление». Представитель поколения Z — о себе и сверстниках
© nadia_bormotova / istockphoto.com
«РБК Стиль» взялся за изучение поколения Z: его интересов, взглядов и планов на жизнь. Поделиться мыслями на этот счет редакция попросила молодого блогера и журналиста Ивана Сурвилло, представителя того самого поколения. Материал открывает серию статей.

Иван Сурвилло

Меня зовут Иван, мне 20, я один из поколения Z. Это те, кто родились после 1995 года, во время цифровой революции. Первое действительно цифровое поколение.

Мы учились в условиях, когда объем информации увеличивался в геометрической прогрессии: за пять последних лет людьми было произведено больше информации, чем за всю историю. Формат и технологии обучения меняются все с большей интенсивностью, а системы школьного и вузовского образования остаются на месте и раздражают своей бесполезностью в реальной жизни. Школа зациклена на прикладных знаниях: строение клетки, валентность, интегралы. Кому нужны аллельные гены, кроме специалистов? Зачем их проходят в школьной программе? Кому из нас приходилось в жизни применять тангенсы и котангенсы? Вся страна нашпигована лозунгами о цифровизации, но это не решает вопроса: зачем изучать то, что никогда не пригодится.

Наши базовые исторические, социокультурные и литературные знания крайне размыты, не целостны и не глубоки. Я проводил опрос: почти никто из моих знакомых сверстников не может назвать хотя бы половину Романовых, прочитать строку из стихотворений Кюхельбекера, вспомнить хотя бы пару имен великого врача Ибн Сины или напеть песню Высоцкого «Проложите, проложите». Общая неприкладная образованность стремительно падает. Знания обесцениваются, все гуглится. Самое интересное: не знать что-то не стыдно.

© nadia_bormotova / istockphoto.com

Навыки для нас стали важнее знаний. Мы стараемся прокачивать системность, умение управлять временем, адаптивность, нетворкинг, способность слышать, слушать и вести переговоры.

У нас разорваны или размыты причинно-следственные связи. Выдернутость из политико-исторического контекста не позволяет просчитывать ход личной и общемировой жизни даже на один шаг вперед. Весь мир — симфония разноцветных событий-пятен.

Порядочность, предательства, скрепы, гражданский долг, смысл жизни — все давно перемешалось, используется направо и налево, с разными красителями и специями в зависимости от кухни приготовления. Самые краткие знания республиканского периода Древнего Рима или начала династии Палеологов в Византии, или приход майордомов к власти во Франции создают ощущение от любых перипетий общественного развития как некоего устойчивого дежавю. Но мы этого не знаем. Мы в котле бурлящей актуальности, интенсивность кипения которой нас если и заводит, то очень ненадолго и неглубоко.

© nadia_bormotova / istockphoto.com

У нас непакетное мышление. Это когда ты исповедуешь определенную систему взглядов, но не считаешь их единственно верными и не принимаешь полностью. Например, не любишь Путина, но и Навального тоже. Крым — наш, но на самом деле — пофигу.

Наше восприятие любых явлений — клиповое. Картинки убедительнее текста. Чем короче текст, тем лучше. Сложное отсекается. Нам трудно долго на чем-то фокусироваться. Текст длиннее пары экранов телефона обычно читается в несколько заходов. Прочитать «Тихий Дон» целиком — подвиг, сравнимый с трудовой сменой Стаханова. Пофигизм, лень и «невникание» обеспечивают сопротивляемость промывке мозгов — как интеллектуальной, так и эмоциональной.

Для нас нет авторитетов. Родители, учителя, Бог отстали и устарели. Нагорная проповедь звучит как пустой звук.

Мы чересчур сфокусированы на себе и на своих увлечениях. Я — превыше всего. Интерес к чему-то постороннему краток и поверхностен.

Мы любим копаться в себе, находить детские травмы, ходить к психотерапевтам и искать скрытые причины наших поступков. Опять-таки — все в рамках комфорта. Глубинные открытия нас скорее пугают.

Мы стараемся быть осознанными: в отношениях надо все проговаривать, никого нельзя шеймить, всем надо помогать, но не в ущерб себе. В ущерб себе вообще лучше ничего не делать. Себя надо беречь, ведь кто будет о тебе заботиться, если не ты?

Упорный труд нам тошен. Впахивать на работе, презирая личный комфорт, — не про нас. Долгая учеба и размышления о смысле жизни — скучны и бесполезны. Зачем думать, если можно действовать? В результате — достаточно странное сочетание лени и инфантильности с сиюминутностью.

© nadia_bormotova / istockphoto.com

Среди нас — масса приверженцев моды, все более эпатирующей и все более скоротечной. Сегодня проткнем все части тела чем-то металлическим. Завтра цветной татуировкой отразим на коже все собственные страхи.

Мы идеальное общество потребления. Нравится все, что облегчает существование и прикольно. Умные роботы, чтобы голосом выключать свет? Дайте десять штук — на каждый выключатель в квартире и общий девайс на управление всеми с умных часов.

В заключение, взрослые, представьте, что вам семнадцать. Вам необязательно поступать в ненавистный вуз, необязательно после этого выходить на работу, вы можете работать удаленно, можете колесить по миру за счет волонтерских стажировок, можете раз в полгода менять работу, и ничего плохого с вами не будет. Вам вообще можно все. Вы бы от такой свободы отказались?

Никакого поколения Z нет. Есть отсечки в исторической памяти.


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.