Стиль
Здоровье Почему мы переоцениваем наши силы и что с этим делать
Здоровье
Почему мы переоцениваем наши силы и что с этим делать
© Valeria Ushakova/Pexels
Рассказываем, откуда берется вера в собственную всесильность и почему не стоит задирать планку требований к самому себе слишком высоко.

Одна из самых частых причин выгорания и недовольства собой — невыполнение обязательств перед другими и несоответствие реальных объемов работы с силами, которые мы на них выделили. Ощущение усталого разочарования от себя может касаться не только рабочей сферы, но и всей жизни, предупреждает Forbes. Вот четыре основные причины выгорания.

Мы связываем любовь к себе с достижениями

Безусловная любовь — абсолютная роскошь в воспитании в советских и постсоветских семьях, где и дома, и в школе ребенка чаще всего определяли через поведение и оценки. Высмеивание троечников, постоянное недовольство отличниками, скепсис по отношению к хорошистам — вместе с дневником большинство русскоязычных детей получили ярлык о своих успехах в жизни и предначертанном будущем.

«Ты же не хочешь закончить, как папа», «Никому не нужна ты без высшего образования», «С твоими посредственными способностями тебе дай бог выпуститься из школы», «С таким телом в спорт не берут» — и так далее. Многим в детстве навязывали, что они недотягивают до каких-то объективных показателей, неспособны занять первые места, получить медали и быстро чему-то научиться.

Правда в том, что медалей и пьедесталов на всех не хватит, а количество полезных умений, не подкрепленных позитивной реакцией, никак не исправит самооценку уже взрослых мальчиков и девочек, утверждает Psychology Today. Общая проблема — ассоциировать собственную ценность со списком побед и поражений — часто привязана к возрастным порогам. К 25 годам положено добиться одного, к 30 — понять другое, к 40 — представлять собой третье. В итоге нам хочется думать, что если мы поднатужимся и прыгнем выше головы, угодим вымышленным родителям, учителям и всем, кто в нас сомневался (у нас в голове), то наконец сможем собой гордиться. А на подвиги ради чужой мотивации никогда не хватит собственных сил.

Мы сравниваем себя с другими

«Сравнение — вор радости», — писал Теодор Рузвельт. Сравнение человека с другими тоже закладывается воспитанием. Вспомните, как часто нам ставили в пример других — детей с выдающимися результатами, взрослых, к которым надо было стремиться, авторитетов среди известных людей. С детства многие из нас боятся не дотянуться до заданной планки, не получить нужного одобрения и разочаровать — близких, окружающих, коллег, начальников, друзей детства, родителей и детей.

Проблема, однако, в том, что сравнение человека не в его пользу практически не работает: это одна из самых нечестных мотиваций, навязанных извне. У каждого человека есть личные склонности и умения: один ребенок не похож на другого, не каждый взрослый способен вдохновить, несмотря на его подвиги, а сторонние авторитеты, приведенные в пример родителями, — часто авторитеты только для них самих.

Во взрослом возрасте привычка к сравнению во внешности, способностях, возрасте, достижениях, доходе и полученном опыте мешает получать удовольствие от выбранного пути и действовать в соответствии со своими собственными мечтами.

Задранная планка достижений может действовать на человека по-разному. Даже для достижения искренне выбранных целей и увлечений можно выбрать неправильный темп. Следование чужим приоритетам и целям расстраивает и сбивает с толку: далекому от массмедиа человеку труднее добиться того же признания, чем тому, кто выбрал для себя публичное поле работы. Человеку из небогатой семьи — тех стартовых возможностей, которые были у обеспеченных детей. Одиночке — социального капитала и активности экстраверта. И часто, переоценивая свои силы, мы не отдаем себе отчета, что в достижении не наших целей мы тратим много энергии на договоренности с самими собой, особенно если сравниваем себя с другими по их шкале.

Мы не умеем распоряжаться временем и расставлять приоритеты

В основе хронического переутомления, когда время утекает сквозь пальцы и возможность приняться за важное дело не появляется месяцами, часто лежит плохой тайм-менеджмент, нехватка мотивации и верных приоритетов. Вы наверняка замечали, как легко преодолеваются трудности в любимых делах, как проще нам договориться со своими людьми, как быстро мы добиваемся результатов в том, что нам нравится и получается. Переоценка сил чаще всего касается наделения стрессовых и сложных дел свойствами занятий, вызывающих радостное ожидание, тех, с которыми время течет быстрее. Но силы обычно нужны на дела, требующие немного меньшего энтузиазма.

В качестве эксперимента посмотрите на расписание дня и будущие дела, не вызывающие большой радости. Заложите на каждое из них в полтора раза больше времени — проследите, справляетесь ли и в каком настроении. Привыкайте сортировать дела по степени срочности и важности и обязательно закрепляйте статус важных за теми делами, от которых зависит ваше самочувствие. Если короткая тренировка, здоровый ужин и спокойный сон отвечают за ваше настроение в течение дня, не ограничивайтесь быстрым перекусом и парой часов сна.

Что же касается приоритетов — обязательно разделите в своем календаре необходимые дела для себя (базовые рабочие обязанности, помощь членам семьи, забота о себе), дела дополнительные (мелкие поручения, небольшие обещания, необязательные события) и стратегические планы на будущее.

В последнее лучше заложить самообразование и инвестиции в здоровье, подпитывающее вас общение, отдых, свободное время с семьей, планирование — от организации дохода и инвестиций до дополнительного заработка, если это требуется. Выделяйте необходимые и стратегические дела в приоритеты, а вот дополнительные могут подождать.

Мы не можем позволить себе быть слабыми

«Я никогда не болею», «Не надо меня сейчас жалеть», «Буду как штык, что бы ни случилось», «Я на связи 24/7» — с такими установками очень легко переоценить свои силы. Особенно во время эпидемии, когда изменение общественного и личного уклада жизни требует дополнительных сил.

В обстановке постоянного соревнования и на фоне бесконечных чужих успехов кажется, что дать слабину — это идти на поводу у собственной лени, проиграть конкурентам, упустить возможность, которая выдается только сейчас, пишет в The New York Times психолог Адам Грант, автор подкаста WorkLife. Но у результатов нашей работы на пределе есть и оборотная сторона: выгорание, хроническая усталость, недовольство собой, тревога, рутина.

Не позволять себе болеть, ни о чем не думать, ничего не делать, жаловаться — только часть проблемы. Чаще всего «слабость» в таком случае включает и «неправильные» эмоции — обиду, зависть, гнев, утомление, раздражение, ведь это эмоции слабаков: сильные принимают, включаются, прощают, побеждают и никогда не устают.

В итоге, блокируя в себе слабость, мы забываем о фактах: после дней, когда у нас все получается, обязательно будут дни, когда нам не повезет. Что-то будет ломаться, мы будем болеть, а форс-мажоры и «черные лебеди» (наподобие тех, что мы наблюдаем прямо сейчас) будут выбивать нас из колеи.

Мы не можем застраховаться от всего заранее и стоически выносить каждый удар, не всегда чувствуем себя бодрыми, иногда попадаем под влияние не тех людей. Без всякой причины может лопнуть колесо, сломаться телефон и потеряться паспорт. Позволяя себе ошибаться, мы заранее прощаем себя за будущие недочеты и тем самым бережем силы, расходуя их не на тревоги о будущем, а на ощущение настоящего.