Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Книги Главные книги ярмарки Non/fiction №17
Книги
Главные книги ярмарки Non/fiction №17
© Пресс-материалы издательств «Альпина нон-фикшн»; «Фантом Пресс»; «Эксмо»; Corpus; «Редакция Елены Шубиной»; «Манн, Иванов и Фербер»; «АСТ» и журнал «Сноб»
С 25 по 29 ноября 2015 года в Москве пройдет 17-я Международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction, одно из главных событий книжного сезона. Именно там представляют все то, что мы будем читать и обсуждать весь следующий год.
Материалы по теме
Европейская покорность: 10 самых ожидаемых книг осени Математика поцелуя: пять новых книг о науке, которые вас удивят

«РБК Стиль» выбрал 10 книг, которые стоит
непременно найти на ярмарке Non/fiction:

 

 

Майкл Вайс, Хассан Хассан
«ИГИЛ: армия террора»

Издательство: «Альпина нон-фикшн»

 

 

Джон Бойн
«Мальчик на вершине горы»
Издательство: «Фантом Пресс»

 

 

 

 

Дж. М. Кутзее
«Детство Иисуса»
Издательство «Эксмо»

 

 

Сергей Плохий
«Последняя империя.
Падение Советского Союза»

Издательство: «Corpus»

 

 

 

 

Филипп Майер
«Сын»
Издательство: «Фантом Пресс»

 

 

Мишель Уэльбек
«Покорность»
Издательство: «Corpus»

 

 

 

 

Надежда Яковлевна Мандельштам в письмах, воспоминаниях, свидетельствах
«Посмотрим, кто кого переупрямит...»
Издательство: «Редакция Елены Шубиной»

 

 

Джесси Бертон
«Миниатюрист»
Издательство «Эксмо»

 

 

 

Брент Шлендер, Рик Тетсли «Становление Стива Джобса. Путь от безрассудного выскочки до лидера-визионера»

Издательство: «Манн, Иванов и Фербер»

 

 

«Майя и другие»
Издательство:
«АСТ» и журнал «Сноб»

 

 

Пожалуй, хотелось бы видеть на этом месте другую книгу, например художественный роман. Но будем честны — после крушения А321 в Египте и парижских событий 13 ноября книга про официально запрещенную в России террористическую организацию «Исламское государство» перестала быть просто одной из новинок осени. Теперь вопросы, что такое ИГИЛ и чего она хочет, на что способны ее боевики, сколько их и кто их финансирует, интересуют не только политиков и журналистов.

Наиболее полное и достоверное на данный момент описание опаснейшей армии террора — как раз эта книга двух авторитетных журналистов, американского и сирийского.
Основатель и главный редактор The Interpreter, колумнист Foreign Policy Майкл Вайс и сирийский журналист и аналитик Хассан Хассан, публикующий свои материалы в The Guardian, Foreign Affairs, The New York Times и других изданиях написали ее в январе 2015 года.

Книгу об одной из самых опасных, жестоких, мощных и малоизвестных террористических организаций современности они писали не только на основе личного опыта, полученного в ходе войны в Сирии. В «ИГИЛ: армия террора» переработаны материалы множества авторских интервью с бывшими военными и представителями разведслужб США, западными дипломатами, которые участвовали в борьбе с «Аль-Каидой» в Ираке, шпионами, агентами-нелегалами, жителями Сирии и даже действующими боевиками ИГИЛ.

 

 

Пронзительная и завораживающая и чрезвычайно актуальная история о том, насколько привлекательным, убедительным и внушающим доверие может быть зло. «Мальчик на вершине горы» — история постепенной трансформации милого французского мальчика Пьеро в одержимого и убежденного в своей абсолютной правоте немца Петера.

Добрый и наивный Пьеро, сын француженки и немца, счастливо жил в Париже и дружил с еврейским мальчиком Аншелем. Аншель был глухим с рождения, но друзьям это не мешало — Пьеро выучил язык жестов, на котором увлеченно рассказывал всевозможные истории, а друг писал из них по ночам настоящие рассказы.

Но совсем скоро уютный французский мир Пьеро рухнул — в середине 1930-х мальчик осиротел, и его отправили в приют. Из приюта Пьеро заберет родная сестра отца, служащая экономкой в одном богатом доме. Мальчик уедет в Австрию, в прекрасные Альпы, в чудесный дом на вершине горы. Там у него появится новый взрослый друг — обаятельный и энергичный хозяин дома, с черными усами щеточкой, умнейшей немецкой овчаркой по кличке Блонди и прекрасной дамой по имени Ева.

Там, в доме на вершине горы, где гости ведут разговоры о величии Германии, и начинается превращение Пьеро в Петера. Превращение, о котором он сам решится рассказать только спустя годы, и то не словами, а жестами.

На русском языке «Мальчик на вершине горы» выходит спустя всего три недели после публикации в оригинале. Так что своеобразное продолжение — не по сюжету, но тематически и интонационно — нашумевшего бестселлера «Мальчик в полосатой пижаме» мы получаем от ирландца Джона Бойна вместе с европейцами. Очень своевременный, прекрасно написанный роман о том, как легко поддаться внешнему обаянию зла и собственноручно вручить душу дьяволу.

 

 

Своим шестнадцатым по счету романом и без того загадочный писатель-нобелиат Джон Максвел Кутзее всерьез озадачил критиков и читателей. Он, впрочем, не скрывал, что пишет роман-ребус, роман-наваждение, многослойный и многозначный текст. Он предпочел бы издать его «с чистой обложкой и с чистым титулом», чтобы можно было обнаружить заглавие лишь в конце книги. Так что не думайте, будто открываете вариацию на тему библейского сюжета в исполнении одного из самых титулованных и почитаемых писателей современности.

«Детство Иисуса» — умозрительная, созданная автором реальность условного города под названием Новилла. Сюда приплывают двое — мужчина средних лет по имени Симон и опекаемый им мальчик, которому в путевую книжку вписали имя Давид и возраст — пять лет. В Новилле они отыщут Инес, приемную мать мальчика. Эти трое героев, слишком живые, яркие и настоящие, как цветные маячки ведут читателя за собой сквозь нейтральное бледно-серое пространство Новиллы куда-то в настоящий мир с его страстями.

По мере этого путешествия Кутзее, как точно сформулировали 12 лет назад шведские академики, «подвергает все сомнению, подвергает беспощадной критике жестокий рационализм и искусственную мораль западной цивилизации. Он интеллектуально честен и занимается проблемами различения правильного и неправильного, мук выбора, действия и бездействия».

 

 

Недавно рассекретили материалы из Президентской библиотеки Джорджа Буша — бумаги Совета по национальной безопасности, переписку сотрудников Белого дома, стенограммы встреч президента и его телефонных переговоров. Украинский историк, профессор Гарварда Сергей Плохий тщательно изучил первоисточники, касающиеся периода холодной войны и распада СССР, провел многочисленные личные интервью, работал с документами из Национального архива в Вашингтоне и архива Горбачев-фонда в Москве. В итоге он предлагает хронологию пяти последних месяцев 1991 года, изменивших нашу страну и мир.

 

«Я считаю, что судьбу советской империи предопределили не политика США, не конфликт союзного центра с РСФСР, не напряженные отношения Москвы с союзными республиками, — пишет Плохий. — Главную роль сыграли отношения между Россией и Украиной. Последним гвоздем в гроб стало нежелание (или неспособность) руководства двух крупнейших республик найти способ сосуществования в рамках единого государства».


Плохий развенчивает убежденность американцев в том, что США выиграли холодную войну.

Лауреат Пулитцеровской премии за книгу об истории ГУЛАГА Энн Эпплбаум в рецензии на «Последнюю империю» отметила, что «Плохий первым показал историю не только такой, какой она видится из Москвы или Вашингтона, но также из Киева и других советских столиц, где… принимались многие важнейшие решения».

В 2015 году за книгу «Последняя империя» Сергей Плохий удостоился двух престижных премий: Pushkin House Russian Book Prize (за лучшую англоязычную книгу о России) и Lionel Gelber Prize (за лучшую документальную книгу о международных отношениях и политике).

 

 

Издатели признаются, что немного побаиваются говорить об этой книге «великий американский роман», тем не менее, так оно и есть. Филипп Майер хотел написать семейную сагу о шести поколениях одного рода, но ему хватило трех ярких представителей одного техасского семейства, чтобы мощными мазками изобразить сто пятьдесят лет американской истории. 

Роман Майера начинается в Техасе в 1849 году, когда маленький Илай МакКалоу на долгие годы попадает в плен к индейцам команчам, убившим его мать и сестру, а чуть позже и старшего брата. За годы плена Илай станет почти команчи — научится разделывать бычьи шкуры, свежевать туши, разбираться в травах и мастерски срезать скальпы. Илай выживет в битвах индейцев с белыми, станет настоящим техасским рейнджером и пройдет войну между Севером и Югом, не меняя своих убеждений.

От него, старого Полковника, род МакКалоу дотянется до 2012 года, где любимая правнучка — гордая и независимая Джин МакКалоу, преуспевающая бизнес-леди и нефтяной магнат, будет так же беспощадно срезать скальпы с конкурентов, оставаясь при этом такой же честной и непримиримой по отношению к самой себе, как ее прадед.

А между ними — сын Илая Питер, вечно сомневающийся, слишком тонко чувствующий, совсем не похожий на отца.

Каждый из них — сын техасской земли, а глубже — соль и суть Америки. Филипп Майер написал бурную, неспокойную, часто кровавую и по-своему захватывающую историю выживания и обретения корней.

 

 

О прозорливости Мишеля Уэльбека, об актуальности его романа «Покорность» и о кровавых совпадениях, которые сопровождают выход книги во Франции и в России, мы тоже уже говорили. Но не назвать эту книгу среди самых важных романов ярмарки и не показать русскую обложку «Покорности», которая получилась не в пример интереснее европейской, просто нельзя.

Интеллектуал Уэльбек определил жанр своего романа как «политическую фантастику», но пишет с фирменной своей иронией о том, что улавливает в дне сегодняшнем. Как настоящий большой писатель, Уэльбек остается над сюжетом и не позволяет определенно сказать, одобряет, осуждает или страшится он сам той стремительности и мягкой силы, с которой вирус покорности поражает современное европейское общество. Основные события романа происходят в 2022 году — французы принимают доктрину умеренного ислама как гарантию спокойствия и стабильности, к власти демократическим путем приходит президент-мусульманин. Главный герой «Покорности», 44-летний преподаватель Сорбонны по имени Франсуа, и его окружение даже не сразу замечают, что жизнь меняется.

 

 

Без Надежды Мандельштам — вдовы великого поэта, близкой подруги Ахматовой, автора знаменитых мемуаров, невозможно представить себе историю Серебряного века. Стихи и прозу мужа она выучила наизусть со всеми вариантами и разночтениями и стала на несколько десятилетий «живой книгой» Мандельштама, сохранив его имя для потомков. Два тома ее собственных воспоминаний Бродский сравнил с «Судным днем на земле для ее века и для литературы ее века».

Эта книга — воспоминания уже о самой Надежде Мандельштам. Тщательно собранные документальные свидетельства, которые помогут ответить на вопрос, какой была она сама как личность и как прожила свою жизнь. «Была счастлива и предана своему поэту, — говорит редактор книги Елена Шубина. — Пережила его страшный конец. Спасала его стихи, поставив себе главную задачу: чтобы помнили. Смогла выдержать все и победить тех, кто мечтал, чтобы стихи эти превратились в лагерную пыль так же, как их создатель. И не утратила способности радоваться, быть преданной своим друзьям и ничего не бояться до самой смерти».

 

 

По итогам прошлого года дебютный роман британской писательницы Джесси Бертон значился в списках The Guardian как самая продаваемая книга после «Пятидесяти оттенков серого» (речь только о цифрах, не более).

«Миниатюрист» — тщательно выписанная история столкновения мечты с реальностью, смесь романтики с мрачной готикой.

Джесси Бертон приглашает в холодную амстердамскую осень 1868 года. В дом богатого купца Йохана Брандта с чемоданом в одной руке и клеткой с длиннохвостым попугаем Пибо в другой приезжает 18-летняя Нелла Оортман. Ее сосватали за Брандта в письмах. Правда, вместо Брандта Неллу встречает его ревнивая, острая на язык сестрица. Сам Йохан довольно холоден, с Неллой держит дистанцию, вечно запирается у себя в кабинете или уезжает по делам.

В качестве свадебного подарка муж дарит Нелле огромный кукольный дом — точную копию их собственного особняка. Нелла все больше увлекается подарком и заказывает у известного миниатюриста все новые и новые вещи для своего домика, поначалу не замечая, как таинственный мастер с помощью фигурок показывает ей совсем не тот мир, о котором она мечтала.

Все тот же The Guardian настоятельно рекомендует эту историю всем, кому нравится «Щегол» Донны Тартт и «Девушка с жемчужной сережкой» Трейси Шевалье.

 

 

Стив Джобс был настолько яркой и противоречивой фигурой, что книги о нем и о компании Apple, пожалуй, будут регулярно выходить еще не один десяток лет. Конкретно эта написана двумя уважаемыми в IT-индустрии журналистами ради развернутого ответа на один вопрос: «Как молодой человек, который был настолько безрассудным и высокомерным, что его выгнали из основанной им же компании, смог стать эффективнейшим бизнес-лидером современности, визионером, изменившим — без преувеличения — жизни миллиардов людей?».

Брент Шлендер — один из первых хроникеров эры персональных компьютеров, писавший для Wall Street Journal и Fortune и близко общавшийся с Джобсом на протяжении 25 лет. Рик Тетсли — главный редактор журнала Fast Company, человек, съевший собаку на теме технологий.

Они оба хотели по сути оспорить нашумевшую биографию Джобса, написанную Уолтером Айзексоном и одобренную самим Стивом, и рассказать свою «подлинную историю обычного человека, совершавшего ошибки и стремившегося к совершенству». Однако из множества историй, рассказанных людьми из ближнего круга Стива Джобса — членами его семьи, топ-менеджерами Apple, Pixar и Disney — получилось, пожалуй, нечто другое. Нестандартное пособие по менеджменту, яркий пример того, как можно создать одну из самых лучших компаний в истории, даже проигрывая многочисленные битвы с самим собой. Как говорил сам Джобс, ему пришлось перенять философию Боба Дилана: постоянный риск провала — знак подлинного творца.
Нынешнее руководство Apple, включая генерального директора Тима Кука, утверждает, что «Становление Стива Джобса» — единственная правдивая книга об экс-лидере компании.

 

 

Сборник, посвященный великой Майе Плисецкой, выходит 20 ноября, в день ее 90-летия, как подарок, как дань памяти легендарной балерине. «Майя и другие» — возникающий вокруг имени Плисецкой магический круг, в котором оказываются самые разные героини. Кого-то она чтила, как, например, Элизабет Тейлор, кто-то был ей заочно интересен, как Рената Литвинова, многие восхищались и аплодировали самой Плисецкой, как Марлен Дитрих и Симона Синьоре.

 

«Великая балерина и удивительная женщина, она была и остается для нас прекрасной победительницей, обладавшей единственным и неповторимым даром быть самой собой в любых обстоятельствах, при любой системе, и на любых, самых престижных сценах мира. История Плисецкой — один из самых притягательных мифов ХХ века, в котором сошлись и отразились судьбы многих ее современниц».

 

Среди авторов сборника мастера современной прозы — Михаил Шишкин, Татьяна Толстая, Людмила Петрушевская,  Александр Кабаков, Виктория Токарева и другие.