Стиль
Герои Бегун Алексей Рудевич — об ультрамарафоне и преодолении себя
Стиль
Герои Бегун Алексей Рудевич — об ультрамарафоне и преодолении себя
Герои
Бегун Алексей Рудевич — об ультрамарафоне и преодолении себя
© из личного архива
16 и 17 декабря впервые в истории мирового бега марафонец открыл автомобильную трассу. Алексей Рудевич в одиночку пробежал из Керчи в Симферополь, а после дал эксклюзивное интервью корреспонденту «РБК Стиль».

Весной Алексей Рудевич побывал в Херсонесе Таврическом. Вдохновившись крымскими пейзажами, он захотел устроить здесь забег. Для начала нашел спонсоров, затем занялся подготовкой, построив ее на относительно коротких тренировках по 10–15 километров. И хотя бегун не гнался за рекордом, свой личный он все-таки поставил: за два дня российский спортсмен преодолел 190 километров (одиночный забег проходил с остановками на еду и отдых).

Поздравляем с личным рекордом! И сразу хочется спросить, зачем вы это сделали?

Это самый часто задаваемый вопрос. Я бы мог ответить, что сделал это, потому что мне нравится бегать. Но, на самом деле, когда бежишь такое расстояние, нельзя сказать, что это приятно. Болят ноги, ломит поясницу, появляются мозоли. Но бег, если подходить к нему с умом, дает больше, чем забирает. Один из покорителей Эвереста, которого спросили, зачем он покоряет опасную гору, ответил: «Потому что она есть». Вот в случае моего забега по «Тавриде» могу сказать, что пробежал ее, потому что она есть. Очень значимая дорога, к тому же очень красивая, главная магистраль Крыма.

Обычно цифра 190 километров не ассоциируется с бегом, тем более среди любителей. Как вы на это решились?

Это, конечно, большая дистанция при небольшом времени, но не предельная для бегуна. Есть такой греческий бегун Янис Курос, вот он пробежал за сутки более 330 километров. Забег, в котором я в одиночку принимал участие, не шел в формате нон-стоп: я останавливался на перерывы для питания, массажа и восстановления сил. За один период пробегал не более 25 километров и делал это сознательно, потому что к безостановочному забегу я пока не готов, а выбранные промежутки до контрольных точек были оптимальны. Но в одном я уверен — человек может гораздо больше, чем думает, и бег на выносливость — тому подтверждение. Мое достижение в этом забеге не спортивное, я не гнался за рекордами и временем, это, скорее, гуманитарная акция и в чем-то даже акт искусства.

© из личного архива

Как вы готовились к забегу и как появилась сама идея?

В некотором роде это была авантюра. Полноценного тренировочного лагеря у меня не было. Идея сформировалась еще весной, когда я ездил в командировку в Херсонес Таврический. Я увидел эти невероятные ландшафты, пейзажи Крыма, подумал, как было бы здорово здесь пробежать. В ноябре вышел на пресс-секретаря АО «ВАД» (компании, которая занимается строительством трассы «Таврида»). Здорово, что люди поверили в меня, уже одно это стало серьезной мотивацией. А о том, что забег может состояться, я узнал за три недели до даты старта. Соответственно, мне нужно было за кратчайшие сроки подготовиться и при этом не перетренироваться и не травмироваться. Пробежал несколько тренировок по 10–15 километров, больше готовился психологически, чем физически. Когда ты увлечен ожиданием какого-то важного процесса, ты становишься замкнутым, но это тоже необходимо на период накопления ресурсов.

Много времени уделяете спорту в повседневной жизни? Чем еще занимаетесь?

Живу я в Подмосковье, а работаю в Москве, в мультимедийном историческом парке «Россия — Моя история», поэтому тренировки, как правило, провожу в выходные или рано утром до работы. Семья, маленький ребенок — все это, конечно, накладывает определенные временные ограничения, но даже в плотном графике можно найти время на физическую активность, было бы желание.

У вас за плечами два марафона, это 42,2 км без остановок. На Тавриде маршрут был длиннее, но и остановки позволительны. Что труднее?

Это очень разные случаи. Марафон можно пробежать за три часа, а можно за семь. Все зависит от изначальной цели. Если человек стремится бить рекорды, то это одно, а если делает для себя, то и воспринимает бег совсем по-другому. И марафон, и ультрамарафон — это не просто, но интересно.

А что именно интересно? Многие думают, что бег — это монотонно и скучно.

Я сам так считал долгие годы. В школе я бегать не любил, потому что не было цели. Понимал смысл бега в командных играх, а зачем наматывать круги по стадиону? Я был достаточно активным ребенком и бегал по более веским причинам. То есть физическая активность была всегда, а прелесть бега я осознал, когда готовился к «Гонке героев» в 2015 году. Подписался на это ради интереса, а в процессе понял, что бег — способ не только изменить свое физическое состояние, но и свое мышление. Когда человек бежит, у него есть несколько тяжелых психологических этапов. Но если продолжать бежать вопреки желанию остановиться, то эти барьеры преодолимы. Когда у тебя отваливаются ноги во время ультрамарафона — это не мазохизм, но смирение с болью. Это преодоление, а значит, развитие.

© из личного архива

Что вас мотивировало во время забега?

В первую очередь, мне позволила не сдаваться поддержка близких людей. Я знал, что обо мне переживают, — такие вещи мотивируют не останавливаться и не потакать своим слабостям. Опять же у меня была цель, я бросил себе вызов. После ультрамарафона болят ноги, сильная физическая усталость, хотелось бы ничего не делать, но я делаю физические упражнения, это помогает быстрее восстановиться. Забег закончился, а преодоление и ныне тут. (Смеется.)

Если человек с детства не отличался физической активностью, он сможет добиться результатов уже во взрослом возрасте?

Заниматься спортом можно начинать в любое время. За свой недолгий беговой опыт я в большей степени горжусь не собственными результатами, а тем, что смог мотивировать еще нескольких людей. Моему отцу 60 лет, в прошлом году он тоже начал бегать по моему примеру, а в этом пробежал полумарафон. Это всегда вызов самому себе и возможность стать лучше в волевом плане, при этом с бонусами для здоровья.

 Начало зимы, как правило, время завершения бегового сезона. Вы использовали какую-то специальную экипировку с учетом нагрузок и погодных условий?

В плане экипировки организаторы подошли к забегу со всей серьезностью. Ничего экстраординарного я не использовал: ветровка и кроссовки ASICS с мембраной Gore-Tex, специальные штаны adidas, которые не пропускают ветер. Все очень легкое и комфортное. В начале дистанции все было идеально, а к вечеру второго дня в Крыму объявили штормовое предупреждение, я столкнулся с резким, сильным и холодным ветром, пришлось надеть теплую куртку.

Что посоветуете тем, кто захочет повторить подобный опыт?

Я не стал бы советовать вставать с дивана и бежать 200 километров, если у вас нет мотивации и опыта. К этому надо подходить планомерно: к полумарафону можно хорошо подготовиться за полгода, к марафону — за год. Человек должен осознавать предельную нагрузку и повышать ее постепенно, резкое повышение чревато последствиями для здоровья. При этом я считаю, что не только психологическое состояние — залог счастливой жизни, но и физические нагрузки человеку просто необходимы. В здоровом теле, знаете...

© из личного архива

Традиционный вопрос о планах. В будущем собираетесь участвовать в подобных знаковых проектах?

Есть у меня одна достаточно серьезная глобальная задумка. Хочу сделать кругосветное путешествие на яхте и бегом в Южном полушарии: через Африку, Америку и Австралию. Я сам из Иркутска, в детстве и юности занимался яхтенным спортом, имею права на управление яхтой, рулевой второго класса. Такого путешествия в мире тоже еще никогда не было, но проект, конечно, требует серьезных инвестиций.