Герои Илья Осколков-Ценципер: «Ненавижу, когда людям все равно»
Герои Илья Осколков-Ценципер: «Ненавижу, когда людям все равно»
Герои
Илья Осколков-Ценципер: «Ненавижу, когда людям все равно»
© Георгий Кардава
19 марта Илья Осколков-Ценципер проведет в лектории бизнес-школы «Сколково» встречу «Как из ничего сделать что-то?». Мы записали монолог основателя журнала «Афиша» и предпринимателя об окружающих нас предметах и явлениях.

О стартапах и девяностых

Мне нравится слово «стартап». Стартап — это одна из главных мечт последнего десятилетия. История о том, как собираются несколько талантливых людей, прикладывают какое-то количество усилий и у них что-то получается: они богатеют, а еще немного меняют мир. Но этим же словом людей дурят, чтобы они бесплатно работали на развитие мировой капиталистической системы. Если ничего не выйдет, а чаще всего не выходит, им скажут: «Ну это же стартап». На этот образ еще накидывается дурачье, которое думает, что деньги растут на деревьях. Таких много.

Аналогичного слова раньше не было, но ощущалось все так же. В девяностые вся страна была стартапом. Главные технологичные бренды, типа Яндекса, Касперского, — они оттуда. Я тогда совершенно не интересовался бизнесом, ничего не понимал и все пропустил, занимался медийными проектами.

В России мы по-другому работаем, по-другому потребляем. Я вряд ли что-то пронзительное скажу на эту тему, но глупо притворяться, будто в Москве можно делать вещи так же, как в Калифорнии. Какие-то вещи можно делать только в Калифорнии.

Русские стартапы — самые стартапные стартапы, а русские кофейни — самые кофейные кофейни. Мы, с какого-то перепугу, наделяем эти вещи каким-то абсолютным смыслом, даже когда они на самом деле совершенно функциональные. И делаем их куда значительнее. Замечали маленькую паузу, которую делают люди перед словом «стартап» или «барбершоп»? Над этим легко смеяться, но, мне кажется, мы просто такие, в этом нет хорошего или плохого.

Мы и правда увлекаемся словами, попадающими к нам откуда-то снаружи. Думаю, Маркс содрогнулся бы, поглядев на русских марксистов через пятьдесят лет после своей смерти. С профессионализмом у нас хуже, а вот с подвигами всё хорошо. Просто иногда это подвиг на тему фудкорта.

 

 

О криптовалютах, краудфандинге и блокчейне

Предпочитаю, чтобы партнеры в какой-то степени были и единомышленниками, то есть не только давали бы деньги на проект, но понимали, что такое хорошо, а что такое плохо. С партнерами ты договариваешься надолго, поэтому цена ошибки большая. И иногда я тоже ошибаюсь.

Краудфандинг — это симпатично, работает пока для всякой милой ерунды. И кажется, что там иногда получается привлечь довольно крупную сумму на проекте. Барьеры входа будут неизбежно снижаться: то, что раньше было доступно только профессиональным инвесторам, будет доступно и непрофессиональным. Но как система будет развиваться — непонятно. Надо посмотреть, как ее отрегулирует государство, и в этом смысле технология является, конечно, великим демократизатором.

© Георгий Кардава

Нет, у меня нет биткоинов. И других криптовалют — тоже. Мне не хочется погружаться в эту тему, она для меня сухая. Я все-таки лучше чувствую вещи, которые построены не на чистой математике. У меня есть теория, что в нашей стране, где с доверием между людьми плохо, больше верят формулам. Отсюда повальное увлечение русских криптовалютой.

Блокчейн — это как интернет в девяностые годы. То есть все только начинается. И в результате победителями выйдут совсем не те, кто первым входит. Но мир сильно изменится. Не отдавайте своих детей учиться на нотариуса, пожалуйста.

 

 

О «ВкусВилле» и корпорациях

Ненавижу, когда людям все равно. Ненавижу, когда чувствую, что мне больше всех надо, что я какой-то дурачок, который размахивает руками и агитирует. И если напротив сидит человек, который думает: «Когда же ты заткнешься и отпустишь меня домой», — я так не согласен.

Больше всего меня радует, когда получается создать что-то с большим рычагом: вещи, которые правда меняют окружающую среду в самом широком смысле. Когда ты что-то делаешь, потом кто-то начинает тебе подражать, конкурировать с тобой. Кто-то даже делает лучше, чем ты. Но ты понимаешь, что сдвинул тему с мертвой точки. Да, даже если это получается не конкретно у меня, а у кого-то другого, все равно — ура. Какого-то великого раввина попросили изложить суть иудаизма одной фразой. Он сказал: «Тиккун олам», что значит — «чинить мир». При том, что я в бога не верю, эта концепция мне близка.

© Георгий Кардава

Если не прилагать силы, чтобы оно улучшалось, оно ухудшается. Ничего нельзя зафиксировать раз и навсегда. Если сказать: «У нас получилось, давайте уже так и будет», все тут же начинает деградировать и превращаться в пародию.

Успех компании связан с проекцией личности, стоящей за брендом. Иногда это коллективная личность, не обязательно один человек. Много чего можно скопировать, но не личность. Я ничего не знаю о человеке, который сделал компанию «ВкусВилл» в Москве, никогда не был в его магазине, но он точно яркий, позитивный человек. Я понял это только из того, как люди говорят о его проекте. Почему-то абсолютно очевидно, что за этой компанией есть человек. Тим Кук совсем не похож на Стива Джобса, тем не менее теперь личность Кука пробивается сквозь продукцию и магазины компании так же, как раньше пробивалась личность Джобса. Мы ощущаем, что изменились правила, хотя на уровне логотипов и их корпоративной Библии про культуру ничего не изменилось.

 

 

Ненавижу, когда чувствую, что мне больше всех надо, что я какой-то дурачок, который размахивает руками и агитирует

Об уродливых формах и депрессии

В медиа мне сейчас очень нравится то, что делает Осетинская. Дудь совершенно офигенный, но тут я не оригинален. Совсем красивая вещь из маленьких — это Blueprint. До какого-то момента мне очень нравился Wonderzine, но я давно не видел, что они делают. Вот когда там были феминизм и банки, мне казалось, что очень интересный образ был найден. Но я не совсем целевая аудитория.

Как культура мы сейчас проходим этап взросления, и довольно мрачный. После очень длинного периода влюбленности во все заграничное нам всем вдруг интересно стало разобраться, какие мы. Мы осознали, что нужно идти другим путем, а каким именно — пока не поняли. Это движение иногда приобретает довольно уродливые и страшные формы, но — движение.

Настроение в Москве какое-то депрессивное, потому что непонятно, куда прилагать усилия, что делать, чтобы это было действительно нужно. Наши с вами общие знакомые стали делать большое количество просветительских и благотворительных проектов. Прекрасно, но лично мне кажется, что это не ответ. Это меняет каких-то людей, но не наше ощущение от мира в целом.

Встреча в лектории бизнес-школы «Сколково» пройдет 19 марта в 20:00. Ее модератором выступит литературный критик Галина Юзефович.