Стиль
Жизнь «Это аномалия»: климатолог — о том, почему лето превратилось в осень
Стиль
Жизнь «Это аномалия»: климатолог — о том, почему лето превратилось в осень
Жизнь
«Это аномалия»: климатолог — о том, почему лето превратилось в осень
© erhui1979 / istockphoto.com
Редакция «РБК Стиль», к началу августа позабывшая солнечный свет и укутавшаяся в пальто, обратилась к завлабораторией климатологии Института географии РАН Владимиру Семенову с закономерным вопросом «Доколе?». Ответ, на удивление, утешительный.

Владимир Семенов

У лета-2019 еще есть шанс

Еще неизвестно, каким выйдет это лето. Когда оно закончится, мы выведем среднюю температуру и, вполне возможно, она окажется не аномально низкой. Вторая половина июня и начало июля были жаркими. Хотя погода, стоявшая последние три-четыре недели, была довольно аномальна для этого времени. Обычно вторая половина июля — самая теплая в Москве. Среднесуточная температура достигает максимума — 20-24 градусов. Резкие скачки — свойство погоды, они были, есть и будут. По большому счету, ничего из ряда вон выходящего не происходит. Вот если бы, скажем, выпал снег и температура упала ниже нуля, мы бы говорили об экстраординарной ситуации. И в таком случае причиной был бы фактор внешнего воздействия. Например, вулкан, как в 1816 году, когда действительно выдался год без лета из-за извержения Тамборы. Нынешнее лето вполне в пределах изменчивости, которую наблюдали в нашем регионе последние 200 лет. Хотя, безусловно, это аномалия.

Зима уйдет, жары в Сибири не будет

Атмосферные движения в средних широтах Северного полушария происходят в виде волны, ее называют планетарной. Она идет вдоль широтного круга, вдоль параллели перемежаются четыре-пять пар участков высокого и низкого давления. Воздушный поток дует, Земля вращается, поток превращается в волчок. Если что-то выбивает его из равновесия, он стремится в него вернуться. Возвращается, переходит, начинает качаться вокруг положения равновесия — возникает волна. Как на поверхности воды: бросишь камень — пойдет волна. Поэтому мы часто наблюдаем волновые движения вдоль широтного круга: в Европе жарко, у нас холодно, в Сибири — снова жарко, на дальнем Востоке — опять холодно. Это нормальное явление.

Другое дело, что подобная волна двигается: циклоны и антициклоны, которые ее составляют, сменяют друг друга. Нормальная скорость волны 10 м/с, тогда погода меняется каждые три-пять дней. Бывают ситуации, когда волна останавливается — происходит «блокирование зональных потоков». Это случается довольно редко, но когда случается, мы и начинаем говорить о подобных аномалиях. Если бы температура на два-три дня скакнула до 12-14 градусов, а потом снова возросла, мы бы и испугаться не успели. Для специалистов по климату вопрос, почему волна стоит на одном месте. Честно говоря, мы далеки от ответа — это мировая проблема. Однако некоторые гипотезы существуют. Например, вычисления показали, что при глобальном потеплении снижаются перепады температуры. Движение атмосферных волн определяют температурные контрасты. Если они снижаются, движение замедляется. Чем теплее, тем более продолжительна погодная аномалия. Подобное случалось и раньше, но мы не можем стопроцентно прогнозировать распространение аномалий. Например, в 2010-м была зеркальная картина: в Москве царила жара, а в Европе и на Урале — холод. В дальнейшем волны будут застывать чаще, но где будет их гребень, вычислить невозможно.

© erhui1979 / istockphoto.com

С лесными пожарами нужно бороться

В любом климате леса возгораются и без влияния человека — из-за грозовых облаков и молний. Но при глобальном потеплении средняя температура в Сибири повысилась на два градуса, жаркие волны стали двигаться чаще, вероятность пожаров увеличилась. И к этому человек уже причастен, поскольку выбрасывает в атмосферу парниковые газы. Естественно, негативное воздействие нужно нивелировать. Бездействовать в данном случае все равно, что не лечить детей, приговаривая: «Раньше же рожали по десять человек, выживали трое сильнейших. Это естественно». Точно так же можно не бороться с эпидемиями, утверждая, что природа отбирает особей с самыми крепкими иммунными системами. Но это ведь не так.

Прогнозирование погоды — точная наука

Прогноз погоды эволюционировал еще в 1950 году, когда впервые использовали компьютерную математическую модель атмосферы и за несколько часов предсказали перемещение циклона. За последние 30 лет оправданность пятидневного прогноза в Северном полушарии возросла с 60% до более чем 90%. Мы прогнозируем погоду на три дня вперед. Сейчас активно добиваемся более заблаговременного субсезонного прогноза — на две недели вперед. Исследования, проведенные за последние пять лет, позволили бы предсказать жару 2010 года за две недели до. Это связано с развитием вычислительных способностей и усвоением спутниковых данных. Увеличилось количество метеоспутников, океанических систем наблюдения и технологий, усваивающих информацию. Прогресс, я бы сказал, сумасшедший.