Стиль
Вещи Сколько стоят раритетные аксессуары и одежда
Вещи

Сколько стоят раритетные аксессуары и одежда

Фото: Sotheby's
В Париже на аукционе Sotheby's платье Balenciaga было продано с молотка за €56 250. Стоит ли винтаж таких серьезных инвестиций?

На Sotheby’s во время Hедели высокой моды в Париже с молотка ушли более 170 предметов одежды и аксессуаров из коллекции Дидье Людо, знатока и собирателя винтажных нарядов и антикварного дилера, чей крошечный магазинчик под сводами Пале-Рояль известен каждому, кто понимает толк в модном дизайне прошлых лет. Достаточно сказать, что здесь стилист Риз Уизерспун нашел для нее винтажное платье Christian Dior 1955 года, в котором актриса получила «Оскар» девять лет назад. 

Как свидетельствуют пресса и специалисты, первый аукцион подобного рода прошел достаточно успешно: 171 лот был продан, а вырученная сумма от сделок составила €966 259, что примерно в три раза превышает предварительную оценку. При этом среди выставленных на торги вещей были как винтажные, среди которых самым ранним оказалось платье Paul Poiret haute couture 1924 года, так и те, что едва ли попадали под это определение, потому что им не исполнилось и десятка лет, например бюстье Yohji Yamamoto из осенне-зимней коллекции 2006/2007.

 

Всего на аукционе был продан 171 лот, а вырученная сумма от сделок составила €966 259, что примерно в три раза превышает предварительную оценку.

 

Тот факт, что вещь поступила из коллекции такого признанного знатока, как Людо, уже говорит об уровне экспертизы и ее безусловной подлинности. Провенанс того или иного платья тоже имеет решающее значение, и еще большее, если подтвержден документально. Самый дорогой лот — розовое вечернее платье Balenciaga haute couture 1965 года ушло за €56 250 (что в восемь раз превысило эстимейт). Помимо отличного состояния сыграл и тот факт, что оно принадлежало Франсин Вейсвеллер, покровительнице Сен-Лорана и владелице легендарной виллы Санто-Соспир на Кап-Ферра, расписанной Жаном Кокто. С таким же успехом был куплен и дорожный несессер для драгоценностей Cartier, сделанный по заказу миллионерши Барбары Хаттон. А вот с платьем герцогини Виндзорской неожиданностей не произошло: громкое имя владелицы не спасло неизвестность дизайнера, и платье было продано, как и предполагалось, за €1000.

На Balenciaga спрос вообще оказался довольно высоким: почти все вещи продались в среднем в три-четыре раза выше эстимейта (это же касается и Pierre Balmain), что, к примеру, нельзя сказать об Yves Saint Laurent. Лишь пара платьев ушла за сумму в четыре раза выше ожидаемой. В остальных случаях реальная цена редко превышала предполагаемую даже вдвое. Это можно объяснить отсутствием на аукционе знаковых вещей дизайнера вроде платьев Mondrian, раскрашенных как полотна известного художника-неопластициста, смокингов 1960-х или ансамблей из русской коллекции, большая часть которых была приобретена коллекционерами после ухода Сен-Лорана из собственного дома в 2002 году, а затем и смерти дизайнера.

 

На Balenciaga и Pierre Balmain спрос вообще оказался довольно высоким: почти все вещи продались в среднем в три-четыре раза, что, к примеру, нельзя сказать об Yves Saint Laurent.

 

Заметно возрос интерес к Dior. Причем если к платьям, созданным еще при жизни маэстро, он, в общем-то, не ослабевал, то на этот раз неожиданно успешно ушли с молотка несколько вещей, созданных в «постдиоровскую» эру дизайнерами Марком Боаном и Джанфранко Ферре. Это тем более любопытно, потому что десять лет назад такие цены практически невозможно было представить. К тому же сам дом Dior ранее особо не распространялся о роли этих двух дизайнеров в истории марки. В интервью американскому изданию Vanity Fair историк моды Кэролайн Реннолдс Милбэнк предполагает, что кто-то (возможно, музей Кристиана Диора в Гранвиле) готовит выставку о Dior после Диора, отсюда и интерес. Внимание же публики ко всем лотам Гальяно, который до недавнего времени был креативным директором Christian Dior, включая великолепное пальто Givenchy haute couture 1996 года, оказалось весьма стабильным.

Сложнее оказалась ситуация с лотами, относящимися к 1990–2000-м годам: ни Jean-Paul Gaultier, ни Vivienne Westwood, ни Maison Martin Margiela неожиданностей не принесли. Скорее поразила, например, недооцененность наследия Christian Lacroix, чьи вещи даже не превышали эстимейт. И хотя специалисты прогнозируют, что лет через десять спрос на одежду, скажем, Готье будет в разы превышать интерес к Yves Saint Laurent, тенденция пока ощущается очень слабо. И если будущую стоимость вещей Comme de Graçcons пока сложно прогнозировать, то отдельные предметы Yohji Yamamoto явно интересуют модную публику: так, бюстье этой марки ушло с молотка за €10 625, в пять раз дороже, чем ожидалось.

 

 
8 самых дорогих
и интересных лотов аукциона


 

Платье из шелка и перьев марабу
Balenciaga Haute Couture,
осень-зима — 1965/1966

€56 250

 

 



Платье из шелкового газа
Pierre Cardin Haute Couture, 1962
€41 250

 


 


Бюстье из джерси
Yohji Yamamoto, осень-зима — 2006/2007
€10 625

 



Кожаное бюстье
юбка из шифона, Thierry Mugler, 1979
€35 000

 

 



Костюм из шерсти и органзы
Gianfranco Ferre for Christian Dior Haute Couture, осень-зима — 1989/990
€35 000

 

 



Платье из шелка
Marc Bohan for Christian Dior Haute Couture, осень-зима —1986/1987
€10 000

 



Шкатулка для драгоценностей из дерева, кожи и бархата
Cartier, 1950-е годы
€18 750

 



 

 

Платье из бархата с вышивкой
Pierre Balmain Haute Couture, 1953
€25 000