Стиль
Впечатления Видеодневник Берлинале: день шестой. Спецвыпуск
Впечатления
Видеодневник Берлинале: день шестой. Спецвыпуск
Создатель проекта «Дау» — главного кинособытия 70-го Берлинского кинофестиваля — Илья Хржановский после 10 лет молчания наконец-то согласился побеседовать с прессой. Телеканал «Кино ТВ» одним из первых получил возможность поговорить с режиссером.

Зрители Берлинале увидят два фильма Хржановского — «Дау. Наташа» и «Дау. Дегенерация». Они часть большого проекта, равных которому в истории кино пока что нет. 

Первое слово, которое ассоциативно появляется в связке с «Дау», — «скандал». Самый долгий (10 лет производства), самый таинственный и самый амбициозный проект Хржановского, в котором сошлись кино и театр, сразу после премьеры в парижском Театре де ля Вилль оброс скандальными подробностями и мнениями (их, заметим в скобках, хватало и до нее). Убийство живой свиньи в кадре, порнографическая телесность, рабские условия труда и текучка кадров, изнасилования на съемочной площадке под камерами наблюдения (многие «элементы» проекта напоминали реалити-шоу, а не традиционное кино) — вот лишь немногие детали «Дау».

Второе — «мегаломанский». 300 часов отснятого материала, 13 фильмов, 120 кв. м декораций на заводе в Харькове, участие знаменитостей в лице художницы Марины Абрамович, дирижера Теодора Курентзиса, физика и нобелевского лауреата Дейвида Гросса, театрального режиссера Ромео Кастеллуччи. Работа над проектом, съемки которого стартовали в 2008 году и завершились в 2011-м дискотекой на развалинах декораций, велась десять лет.

Изначально «Дау» задумывался как байопик о физике Льве Ландау, но впоследствии претерпел такие трансформации, что превратился в грандиозное художественное высказывание — «Сталинское шоу Трумана», по оценке The Guardian. Центральным героем стал Дау (это домашнее прозвище физика), вокруг которого на протяжении 30 лет (с 1938 по 1968 годы) кипит жизнь Института. Замысел «Дау» вырос из книги с воспоминаниями жены Ландау — Коры, — однако экранизации так и не случилось. Как и сценария, который Хржановский заказал писателю Владимиру Сорокину. В конце концов режиссер отказался от сценария, сделал упор на импровизацию и выстроил портрет эпохи по-своему. 

«Дау» получился не документальным повествованием о сталинских временах, а иным измерением — остался в пространстве художественного высказывания, причем ярко гуманистического.