Стиль
Впечатления Из кино в оперу: неожиданные работы Аллена, Кончаловского, Сокурова
Стиль
Впечатления Из кино в оперу: неожиданные работы Аллена, Кончаловского, Сокурова
Впечатления
Из кино в оперу: неожиданные работы Аллена, Кончаловского, Сокурова
© woodyallenpages.com
В этом сезоне Вуди Аллен поставил оперу Пуччини в миланском театре «Ла Скала», а Андрей Кончаловский показал свою версию «Отелло» Верди в московском Музыкальном театре им. Станиславского. Вспоминаем другие постановки — успешные и не очень.

Вуди Аллен

Впервые Вуди Аллен выступил в роли оперного режиссера в 2008 году. Согласившись на уговоры Пласидо Доминго, который в то время руководил оперой Лос-Анджелеса, он взялся за «Джанни Скикки» Джакомо Пуччини. Аллен уделил много внимания второстепенным деталям. Постановка имела большой успех. На премьере публика устроила овацию и долго ждала режиссера, который не решался выйти на поклоны вместе с артистами.

В июле 2019-го Вуди Аллен поставил эту же оперу на сцене театра «Ла Скала». Место действия, как и в первый раз, он изменил: из Флоренции героев переместил в Неаполь 1960-х годов, мошенника — крестьянина Скикки — превратил в мафиози. В постановке сыграли студенты Академии миланского театра, которые удивили Аллена профессионализмом. «Они проделали невероятную работу, и представляют эту оперу именно так, как я хотел и как задумал Пуччини», — рассказал режиссер.

 

Андрей Кончаловский

В конце мая Московский академический музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко показал «Отелло» Джузеппе Верди в постановке Андрея Кончаловского. Это не первая опера в карьере режиссера — на его счету работы в Мариинском театре, «Ла Скала», Парижской опере. Первый акт поставлен в историческом антураже с большим размахом, который по качеству воплощения критики сравнили с сериалом «Игра престолов». Сценическое решение второго акта режиссер решил не анонсировать, однако намекнул, что место действия переместится в XX век. Над сценографией работал англичанин Мэтт Дили, который в 2016 году сотрудничал с Кончаловским в работе над рок-оперой «Преступление и наказание» в Театре мюзикла. В интервью журналистам режиссер рассказал, что решил не экспериментировать и отнесся к постановке с максимальной осторожностью: «Музыкой в опере надо наслаждаться слепому. А уж если ты открыл глаза, надо чтобы не хотелось их закрыть».

Баз Лурман

Австралийцу удалось добиться признания не только в кино, но и в театре. Баз Лурман учился на кинорежиссера, но после окончания академии собрал театральную труппу The Six Years Old Company и начал работать над оперными постановками и мюзиклами. Успех ему принесла постановка оперы Джакомо Пуччини «Богема», которая шла в Сиднее с 1990 по 1996 год и с 2004 года в Нью-Йорке. Режиссер сменил исторический контекст, переместив действие из 30-х годов XIX века в 1957 год. Декорации и костюмы для спектакля создала жена Лурмана Кэтрин Мартин. Кастинг занял почти два года: В США отбор проходил в 11 городах, за границей — в 10. В поисках подходящих исполнителей постановщики просмотрели три тысячи соискателей, взяв в один из составов солистку Мариинского театра Екатерину Соловьеву. Спектакль получил семь номинаций на премию «Тони».

 

Александр Сокуров

Пригласить к сотрудничеству Александра Сокурова Большому театру посоветовал Мстислав Ростропович, впечатленный личностью режиссера и его познаниями в истории и музыке. Для постановки «Бориса Годунова» Модеста Мусоргского в 2007 году Александр Сокуров и дирижер Александр Ведерников выбрали не популярную вторую редакцию оперы. Из-за технических особенностей Новой сцены от многих замыслов пришлось отказаться. При этом экспериментов не планировалось: «Никаких нововведений внешних в этой опере не будет, я не могу себе этого позволить в силу того, что только начинаю работать в этом жанре», — говорил режиссер перед премьерой. Дебютная работа Сокурова в оперном театре была встречена критиками прохладно.

 

Михаэль Ханеке

В качестве театрального режиссера автор фильмов «Пианистка» (2001) и «Любовь» (2012) дебютировал в 2006 году. Его первая постановка вышла на сцене Парижской оперы. Оригинальный сюжет «Дон Жуана» Вольфганга Амадея Моцарта Ханеке перенес в офисный небоскреб и уместил все действие в одну ночь. Полумрак позволил оправдать положенные по сюжету подмены персонажей и неузнавания, но поставил солистов в непривычное положение: почти весь спектакль они вынуждены были петь и играть в потемках. Зрителям было практически не видно,что происходит на сцене. Режиссер объяснял, что таким визуальным решением попытался исследовать тему беспричинного насилия, которое происходит в условиях «ментальной темноты». Публика восприняла постановку неоднозначно, некоторые освистывали артистов прямо во время действия. Через год «Дон Жуана» перенесли из старого здания Парижской оперы в новое. Решение оказалось удачным: сценография стала выглядеть гораздо уместнее.