Стиль
Впечатления Backstage: за кулисами горного шоу «Кавказские пленники»
Впечатления

Backstage: за кулисами горного шоу «Кавказские пленники»

Фото: пресс-служба шоу «Кавказские пленники»
1 июля на курорте «Роза Хутор» в Сочи состоится премьера горного театрального шоу «Кавказские пленники» под руководством Эдуарда Боякова. «РБК Стиль» забрался в горы, чтобы понаблюдать за последними репетициями и рассказать об этом амбициозном проекте.

«Кавказские пленники» — абсолютно новый формат шоу под открытым небом. По жанру — это музыкальная драма, навеянная мифами, фольклором и историей Кавказа, по сути — театрализованное шоу со спецэффектами, пиротехникой и сложными цирковыми номерами. Это не франшиза и не подражание. Оригинальный сценарий и музыка — от симфонической до хип-хопа — написаны специально для проекта. А сюжет, как говорят в команде, определен «гением места». В истории борьбы двух семейных кланов Черного и Белого, «коренного» и «пришлого», воплощена тысячелетняя история, легенды, традиции и дух Кавказа. Под ироничные комментарии богов-покровителей Насрена и Прометея, связанных с двумя действующими вулканами — Казбеком и Эльбрусом, архетипические герои каждого клана: мать, отец и двое детей — показывают, что такое Кавказ. Поначалу все мирно: отцы работают, матери готовят ужин, дети играют, но пустячная ссора становится началом затяжного конфликта, в который вступают даже боги. Вражда титанов грозит потерей огня, холодом и катастрофой, битвы отцов — смертью и горем. Дети же не хотят ни войн, ни разлук и отстаивают свое право жить вместе.

 

Фото: пресс-служба шоу «Кавказские пленники»

На высоте 1170 метров над уровнем моря, на фоне гор и великолепной природы Кавказа около ста артистов, танцоров, канатоходцев и батутистов напоминают о достоинстве и чести, войнах и гостеприимстве, любви и доме. Один из самых динамичных эпизодов шоу с лихой джигитовкой и выразительными батальными сценами посвящен затяжной Кавказской войне.

 

Фото: пресс-служба шоу «Кавказские пленники»

Сценаристам даже не пришлось ничего придумывать. Именно здесь, на месте поселка «Роза Хутор» в долине реки Мзымта, проходила граница Византийской империи, появились первые поселенцы и был самый горячий фронт Кавказских войн. Самая долгая в русской истории Кавказская война (1817-1864) завершилась мирным соглашением здесь же, в Красной поляне. А 150 лет спустя на этом же месте загорелся факел Олимпиады.

 

«Нас вдохновила сама история, — рассказывает художественный руководитель проекта, соавтор пьесы и режиссер-постановщик шоу Эдуард Бояков. — Мы думали, какой сюжет может стать ключевым, выразительным, и пришли к выводу, что это должна быть история о столкновении местного клана и пришлого. Кавказ — такое пространство, где разделение на «своих» и «чужих» хорошо заметно и отражено и в легендах, и в истории».

 

Эдуард Бояков, основатель театра «Практика» и создатель театрального фестиваля «Золотая Маска», сам родился в Дагестане. Для него «Кавказские пленники» — история близкая и понятная.

Мы сочиняли пьесу втроем с драматургом Владимиром Забалуевым и историком Юлианой Бачмановой. Забалуев — мой постоянный партнер, один из авторов экспериментального документального проекта «Человек.doc». История Кавказа, история самого места нас вдохновила, и мы написали сценарий. Но я подчеркиваю, это не реконструкция. Мы художники, мы придумали притчу и, используя вдохновляющие нас обстоятельства, рассказываем историю. Представьте две 15-метровые башни (чуть выше 6-этажного дома). Башня одного клана — черная, типа абхазской, черкесской, ингушской, сванской, у многих горских народов были подобные каменные башни. У другого клана — белый деревянный острог, он может быть сибирским, русским или казацким, такие ставили на Дону, на Кубани. В Дагестане, где я родился, если поискать, находишь следы и той, и другой архитектуры. Наша история о противостоянии, которое длилось веками, пусть даже были и периоды перемирия. Например, долгой Кавказской войне предшествовало несколько веков тесного сотрудничества с Российской империей, когда народы объединялись против турок-османов. И черкесы много раз обращались к русскому царю, чтобы он взял их под покровительство, но царь это сделал только когда женился на черкесской княжне. Этот эпизод, кстати, тоже есть в нашем спектакле. Так что история у нас получилась честная и даже в чем-то мелодраматическая, хотя основное ее содержание, конечно, войны.

Взрослые воевали, а дети были лишены возможности общаться друг с другом, дружить, и это, собственно, самое главное. Дети не хотят жить в мире, где постоянно воюют, провоцируют войны и, более того, наслаждаются ими.

Вводить в такой проект детей, не в качестве статистов, а на ключевые роли, где на них ложится огромная нагрузка — очень рискованно и ответственно. У наших юных артистов очень серьезные тексты, особенно финальный монолог, где ребенок, обращаясь ко всему взрослому миру, выносит ему приговор.

 

 

За пиротехнические эффекты и трюки с участием канатоходцев и батутистов в «Кавказских пленниках» отвечает Гера Спичкин и его знаменитый уличный театр «Огненные люди». Ребята участвовали во многих конкурсах и проектах, включая «Русские сезоны» в Каннах и Венецианский карнавал, а их огненно-пиротехнические спектакли были частью церемонии закрытия Зимних Паралимпийских Игр в Сочи.

 

Вместе с «Огненными людьми» в шоу работают знаменитые канатоходцы Валерий и Екатерина Свежовы, обладатели Серебряного Льва на Международном фестивале цирка, лауреаты чемпионата мира среди канатоходцев в Китае.
Вместе с «Огненными людьми» в шоу работают знаменитые канатоходцы Валерий и Екатерина Свежовы, обладатели Серебряного Льва на Международном фестивале цирка, лауреаты чемпионата мира среди канатоходцев в Китае.

Казалось бы, к большим проектам не привыкать, но ежедневное и притом дневное шоу для мастеров огня и пиротехники оказалось профессиональным вызовом.

 

Гера Спичкин, мастер огня и пиротехники

Это уникальный проект. На наших глазах на склоне, где ничего не было, вдруг возник целый театр, наподобие греческого или римского, и каждый день здесь будет идти представление. Проработать систему спецэффектов так, чтобы они выразительно смотрелись днем — это вызов. Но это время — пять часов вечера — выбрано неслучайно. Уже уходит жара, слепящее солнце, я знаю по фестивальному опыту, что после пяти людям уже ничто не мешает наши эффекты воспринимать. Вот, например, задача сделать вулкан. Ты думаешь, думаешь — а потом — раз — и как озарение. Вот он вулкан: дым есть, пепел есть, огонь есть, метров 10 в высоту есть. Смотреться будет? — Будет! Наши специи из цирковых номеров и всевозможных эффектов работают на контекст, на простую и вместе с тем гениальную идею всего проекта. Это не эффект ради эффекта: захотелось — и у нас тут жахнуло. Мы дополняем драматургию спектакля. А сразу после шоу вечернее солнце освещает склоны и тут просто фантастическая красота — небо, солнце и тучи свое шоу разыгрывают.

 

Для главных титанов шоу — Насрена и Прометея — Спичкин и его команда придумали номера на гироскопе — специально изобретенной для шоу металлической конструкции, которая реагирует на изменение углов ориентации тела.

 

Прометей и Насрен
Прометей и Насрен

 

Вся система страховок, натяжек и прочего — очень мощная инженерия, поскольку это открытое пространство, где все делалось с нуля. Например, мы изобрели специальные конструкции — гироскопы, на которых работают артисты, которые говорят текст, при этом пользуются приемами акробатики, и все это в образе, в роли. И надо понимать, что гироскоп вот только что нами изобретен, то есть его никогда не было, а теперь мы ставим на нем совершенно уникальный номер. Гироскоп работает с весом тела — артисты нарушают законы гравитации. Поскольку у нас боги — Прометей и Насрен, они могут запросто не касаться земли, зависать в воздухе, быть супергероями и вытворять все, что они хотят. И это на высоте 15 метров от высокогорной сцены, то есть их будет обдувать ветер и иногда мимо будут проходить облака.

 

 

Фото: пресс-служба шоу «Кавказские пленники»

Дмитрий Силантьев (Прометей):
«Огненные люди» подсказывают, как работать с телом. Чувствуешь себя в безопасности в такой огромной конструкции и на высоте более 15 метров.

Акоп Манвелян (Насрен): 
Гироскоп расширяет границы наших физических возможностей. Можно почувствовать себя свободным от силы гравитации. Это дает невероятные ощущения на уровне тела: действительно чувствуешь себя богом!

 

 

Музыку для спектакля написали электронщик Илья Хмыз и Павел Карманов — композитор скорее академический, один из авторов новой музыкальной редакции оперы Александра Бородина «Князь Игорь» в Большом театре. Одни его сочинения звучат в залах Московской консерватории, а другие работы используются в рекламе и телевизионных проектах. Для многожанрового спектакля этот опыт оказался как нельзя кстати. В «Кавказских пленниках» музыка зазвучит в исполнении то симфонического оркестра, то хора Сретенского монастыря, то солисток Теоны Контридзе и Юлии Волковой, а электроника, хип-хоп и мотивы национальных танцев будут сменять друг друга.

 

Павел Карманов, композитор

Эклектичное смешение стилей давно уже происходит во всем мире, это распространенная практика, которая называется «кроссовер». То есть на перекрестке жанров рождается все самое интересное. И поскольку мы делаем спектакль для широкой публики, которая, возможно, и не обладает какими-то специальными музыкальными и театральными навыками, надо учитывать разные интересы. Мы, конечно, работаем с молодежной культурой и хотели звучать, как сегодняшняя, современная и, в хорошем смысле, поп-музыка. Это была задача, которую поставил режиссер с самого начала. Мне кажется, у нас с Ильей получилось прекрасное сотрудничество. Работа над этим спектаклем — время постоянных музыкальных находок и озарений. «Кавказские пленники» — это люди, которые находятся в плену у красоты Кавказа и не могут, да и не хотят, из этого плена вырваться.

 

 

 

Соединить текст и музыку и вписать динамичное действо в естественные декорации неба и гор взялась Жанна Шмакова, хореограф-постановщик десятка популярных мюзиклов («Иствикские ведьмы», «В джазе только девушки») и серьезных церемоний, вроде открытия Азиатских Олимпийских игр. Для нее масштабные проекты не в новинку. В «Кавказских пленниках», повинуясь ее фантазии, танцоры то взмывают в воздух на фоне неба и гор, то сходятся в воинственном танце смерти, то делают видимой и ощутимой любовь к Кавказу.

 

Жанна Шмакова, хореограф-постановщик

Особенность хореографии проекта «Кавказские пленники» в ее многожанровости: лезгинка, хип-хоп, popping, stomp, паркур. В шоу участвуют сочинские танцоры и акробаты, для многих из них это первый сценический опыт. Многим пришлось освоить совершенно новые танцевальные направления в короткий срок. После первых репетиций стало ясно: команда — ураган! Собрались интересные, положительно заряженные, готовые экспериментировать и много работать люди. Мы ведь начали репетировать 10 июня и фактически в двухнедельный срок успели подготовить около десяти танцевальных номеров, абсолютно разных по стилям, характеру, манере исполнения. У нас очень много необычного реквизита, мы учитываем наклонную поверхность сцены — это действительно уникальная хореография.

Сцена в горах под открытым небом — как непредсказуемый аттракцион: палящее солнце сменяет дождь и ветер. Естественный горный рельеф, являясь нашей декорацией, обязывает артистов существовать с двойной отдачей и энергией, быть «хозяевами гор»! Спектакль «Кавказские пленники» имеет очень мощный посыл! Мы хотим сказать, что пора бы прекратить вражду и кровопролитие, вся наша история — это история войн и сражений. Эти горы не исключение, здесь многие годы враждовали и ссорились. Пришла пора меняться и менять наше будущее!

 

 

 

 
Костюмы для спектакля создала сценограф и художник десятков оперных и драматических спектаклей в России и за рубежом Нана Абдрашитова. Она оформляла постановки в «Современнике», «Мастерской Петра Фоменко», Электротеатре «Станиславский». Как главного художника Рижского театра русской драмы имени Михаила Чехова, ее признали лучшим сценографом Латвии 2008 года. Нане оказалось под силу создать для «Кавказских пленников» костюмы одновременно современные и аутентичные. Уже после того, как были сделаны эскизы, историки находили рисунки и материалы, подтверждающие тонкую художественную интуицию Абдрашитовой.

 

Нана Абдрашитова, сценограф и художник

 «Кавказские пленники» — для меня уникальный случай создать сценографию в гармонии с природой, с энергией удивительного по красоте места. Этот спектакль не только синтетического жанра, но и синтетического пространства — здесь и горы, и сам театральный комплекс, созданный для спектакля, и сценография... Здесь учишься слышать контекст. Это какой-то шаг от декорации к архитектуре.

Огромную помощь в подготовке оказали наши драматурги — поистине исследователи — они параллельно со мной искали иконографический материал по орнаментам, костюмам, архитектуре Кавказа. Мы провели серьезную работу по сбору материала. Но нам не хотелось делать реплики или реконструкцию, поэтому я переработала мотивы в современные силуэты и пыталась работать с масштабом — на такой площадке это очень важно.

Интересной была задача сделать костюмы Матерей высотой 5 метров. Важно было соблюсти композицию и знаковость, плоскостное движение и законы круглой статуэтки. Но мой самый любимый, наверное, костюм Пастуха с овечками. Я полюбила его как только придумала и нарисовала. Это такое стадо, надетое на человека. И я очень рада, что он многим нравится, все обращают на него внимание, хотя в спектакле он появляется совсем ненадолго.

 

 

Наталья Ломыкина, театральный шпион «РБК Стиль»

Уже стоят огромные башни, под гигантскими котлами горит огонь, на котором Матери будут готовить еду, натянуты канаты и заряжены вулканы. Сейчас, перед премьерой, ребята вспоминают, что еще совсем недавно «Кавказские пленники» были просто идеей. Единодушно признают, что на проекте подобралась уникальная команда с огромным опытом. И они, похоже, сами не до конца верят, что за очень короткий срок на пустом склоне в горах появился настоящий театр на 1100 мест, в котором ежедневно до конца сентября в пять вечера будет идти спектакль «Кавказские пленники», аналогов которому в нашей стране еще не было.

 


Парк «Лайзо»

Горное шоу под открытым небом по задумке гендиректора курорта «Роза Хутор» Сергея Бачина станет визитной карточкой и одной из главных достопримечательностей будущего тематического историко-культурного парка «Лайзо». Когда-то в ХI-ХII веках в устье реки Мзымты было одноименное генуэзское поселение, теперь здесь будет парк с открытым археологическим музеем и каскадом водопадов. «В мире есть подобные примеры», — говорит художественный руководитель шоу «Кавказские пленники» Эдуард Бояков, — Самый известный — целиком посвященный истории Франции большой парк Puy du Fou с невероятными спектаклями. Прекрасно, что в нашем случае от франшиз отказались и рискнули реализовать идею по-своему. Исторический парк, где можно гулять, танцевать, смотреть выставки и спектакли, — именно то, что нужно в этих местах летом. Когда на «Розе Хутор» нет лыж — здесь должен быть театр».