Стиль
Впечатления Роберт Казински: «Я играл в «Варкрафт» по 18 часов в день»
Впечатления

Роберт Казински: «Я играл в «Варкрафт» по 18 часов в день»

Актер Роберт Казински, исполнивший в фильме «Варкрафт» роль орка Оргрима Молота Рока, рассказал «РБК Стиль» о своей зависимости от компьютера и разнице между хорошей и плохой экранизацией компьютерных игр.

26 мая в российский прокат выходит фильм «Варкрафт», созданный по мотивам знаменитой одноименной игровой вселенной и снятый по технологии motion capture. По сюжету мир воинственных, но не лишенных благородства орков стоит на грани уничтожения. Пытаясь спастись, орки с помощью магии проникают в королевство людей Азерот и развязывают войну. Бюджет картины, по данным издания The Hollywood Reporter, составил $160 млн, а режиссером стал Дункан Джонс, сын Дэвида Боуи, известный по фильмам «Исходный код» и «Луна 2112». Британский актер Роберт Казински («Тихоокеанский рубеж», сериалы «Настоящая кровь» и «Жители Ист-Энда») сыграл в «Варкрафте» второстепенную, но важную для сюжета роль. Его персонажу, орку Оргриму Молоту Рока, приходится выбирать — остаться верным своему другу Дуротану, пытающемуся примирить людей и орков, или пойти на поводу у колдуна Гул’Дана, который никакого мира не желает. Накануне премьеры картины «РБК Стиль» встретился с Робертом Казински и узнал, чем «Варкрафт» отличается от дюжины других экранизаций компьютерных игр и какое влияние эта игровая вселенная оказала на самого актера.

В одном из интервью вы рассказывали, что игра в Warcraft спасла вашу жизнь. Якобы, это было после съемок в сериале «Жители Ист-Энда». Это правда или красивый миф, придуманный вами для промо «Варкрафта»?

— Это чистая правда. Когда я снимался в этом сериале, мне досталась роль не очень хорошего парня. А люди очень часто не видят разницы между актером и персонажем, которого он играет. Так что бывали случаи, когда ко мне могли подойти на улице и толкнуть или даже камнем в меня зашвырнуть. И в какой-то момент мне стало тяжело выходить из дома, было страшно, я стал неуверенным в себе. В этот период я начал много играть в Warcraft и нашел в интернете сообщество таких же поклонников этой игры, которые не знали, кто я, что я актер. Они нормально общались со мной, хотели помочь. Постепенно мы сдружились, и это общение вернуло мне самоуважение и уверенность в себе, буквально вытащило меня из депрессии.

А люди очень часто не видят разницы между актером и персонажем, которого этот актер играет.

Но при этом вы, наверное, превратились в компьютерного наркомана?

— Ну да, я, возможно, действительно стал зависимым от игры. Но это была хорошая зависимость, что-то вроде походов в спортзал. Она во многом помогла мне, и я не хотел бы изменить то время. Правда, играл я по 18 часов в день.

Актеры, которые снимаются в экранизациях литературных произведений, обычно читают книгу, описание своего героя. А как вы готовились к роли персонажа компьютерной игры?

— В общем и целом я увлекаюсь Warcraft почти 12 лет. И мне очень помогло, что в игре содержится детальное описание моего героя Оргрима Молота Рока: история его жизни, кто он есть и кем стал потом. Так что играть эту роль было нетрудно. Я знал этого персонажа, знал этот мир. И режиссер Дункан Джонс создал на площадке очень веселую атмосферу. Он ни в коем случае не давил на нас, позволял каждому актеру работать по их собственным методам. И поэтому работа была нам в радость. На мой взгляд, съемки в «Варкрафте» можно сравнить с бегом. Представьте, что у вас есть талант бегуна, и вот вы открываете для себя этот спорт и все время бегаете. Вот этим и была для меня роль Оргрима. Вспоминая этот опыт, я осознаю, что не изменил бы ничего из происходившего на съемочной площадке. Я получил идеальную работу в виде роли в «Варкрафте» и был счастлив каждую минуту, выполняя ее.

 

Фото: Getty | Renard Garr | Contributor

В истории кино множество экранизаций компьютерных игр. Чем, по-вашему, «Варкрафт» отличается от них?

— Она хорошая — в этом и есть главная разница. До этого хороших не было. У меня, например, нет любимых экранизаций компьютерных игр. Те, что я видел, оказывались сплошным разочарованием. Понимаете, нельзя просто взять сто часов компьютерной игры и втиснуть их в 90-минутную картину. Или еще хуже: например, студия брала совсем простой сюжет, как в «Братьях Марио», и снимала на его основе целый фильм. А за последние десять лет игры сильно эволюционировали. Сюжеты Assassin’s Creed, Mass Effect, Warcraft настолько богаты, так здорово написаны, такие масштабные, что по ним можно сделать хорошее кино — прямо как по новеллам Тома Клэнси или Стивена Кинга. И я думаю, что сейчас, после появления «Варкрафта», создавать фильмы по играм станет проще. Потому что легко снимать хорошие картины, когда уже есть одна хорошая картина. Так что она первая — и, надеюсь, первая из многих следующих.

 

 

— А чем лично вас привлекла эта история?

— Мне понравилось то, что там главный враг — война сама по себе. Здесь на каждой стороне есть и герои, и негодяи. А решения, которые ты принимаешь, очень важны. И промолчать в толпе — не значит поступиться своими моральными принципами. Мне нравится, что в этом фильме каждый несет ответственность за свои действия.

А какой персонаж «Варкрафта» понравился вам больше всего — за исключением вашего, конечно?

Кадгар, юный маг, которого сыграл Бен Шнетцер. Этот герой духовно растет больше, чем другие персонажи фильма. И сам Бен — невероятно талантливый актер, и я думаю, что впереди у него большое будущее.

Фильм снимался в технологии motion capture. Чем на площадке заменили знаменитое оружие вашего персонажа — Молот Рока?

— Вместо молота у меня в руках была специальная светящаяся палочка. Думаю, мне ни за что не удалось бы сниматься с настоящим Молотом Рока в руках! Хотя мне очень хотелось бы.