Стиль
Впечатления Нужно ли превращать гордость СССР во второй парк Горького
Стиль
Впечатления Нужно ли превращать гордость СССР во второй парк Горького
Впечатления
Нужно ли превращать гордость СССР во второй парк Горького
© Итар-тасс; russianlook.com
Вслед за парком Горького московские власти всерьез взялись за ВДНХ. Но превратить ее в понятную и популярную зону отдыха будет намного сложнее. Мы прогулялись по некогда главной выставке страны, чтобы посмотреть на начало изменений.

В Москве продолжаются эволюционно-революционные преобразования «общественных пространств». Вслед за успешным примером парка Горького московские власти всерьез взялись за ВДНХ, которая 1 августа отмечает свое 75-летие. Но превратить ВДНХ в понятную и популярную зону отдыха будет намного сложнее. Корреспондент «РБК Lifestyle» прогулялась по главной некогда выставке страны, чтобы посмотреть на начавшиеся изменения.

Первое, что видишь, когда заходишь на территорию ВДНХ, — строительные леса. Центральный павильон №1 закрыт. Вокруг — рабочие, правда, не столько работающие, сколько отдыхающие в тени кустов. Лишь спустя какое-то время со стороны парка аттракционов доносится детский визг, мимо проезжает группа людей на роликах, и становится ясно, что жизнь на ВДНХ все же есть.

 

Как будет меняться ВДНХ

Здесь, конечно, не так людно, как в новомодном парке Горького, но власти города обещают, что скоро все поменяется. В конце апреля у ВДНХ появилось новое руководство. Фамилия нового генерального директора — выходца из московской мэрии Владимира Погребенко — стала поводом для шуток, но все понимают, что при нынешнем внимании со стороны московских властей смерть ВДНХ уж точно не грозит. Только в этом году в реконструкцию выставки вложат 3 млрд руб., а всего поговаривают о 60 млрд, которые кардинально изменят изрядно запущенную территорию.

 

«Рабочий и колхозница» —
скульптура Веры Мухиной 
у входа на ВДНХ,
1977 год

Пока же изменения не так велики, чтобы бросаться в глаза. На ВДНХ открыли отделение Политехнического музея, снесли торговые палатки и большинство шашлычных. Остались только несколько мест с национальной кухней, например лагманная, ресторан «Дружба народов», небольшие кафе в некоторых павильонах.

Но уже зимой на месте главной аллеи зальют крупнейший каток в Европе. Настолько большой, что для его освещения планируют использовать объекты с церемоний открытия и закрытия сочинской Олимпиады. Здесь же — на главной аллее — появится современный фуд-корт, исчезнут очереди за хот-догами и, скорее всего, больше не сможет звучать из всех колонок группа «Комбинация».

 

Опасно ли «чертово колесо»

Непонятна судьба парка аттракционов. Если вспомнить судьбу парка Горького, аттракционы там исчезли едва ли не в первую очередь. На ВДНХ они еще держатся.

«Но к нам уже каждый день ходит новое руководство и пытается прикопаться. Хотят все-таки выжить нас отсюда», — жалуется контролер одного из аттракционов. Она только что со смехом, не сделав даже замечания, сняла с карусели молодую пару, которая пыталась срывать листья с деревьев прямо на лету. Клиентов у нее немного.

Рядом стоят устрашающего вида надувной дракон и тележка с надписью «Мороженый рай». Чуть поодаль слегка нетрезвый мужчина кидает шары в игрушечных птиц из игры Angry Birds. Мимо проходят немецкие туристы с полными руками матрешек (с Путиным, Лениным, Сталиным, Пушкиным и другими атрибутами русского китча). В общем, «жизнь — веселый карнавал», прямо по Бахтину.

По сути, из всех аттракционов большой популярностью пользуется лишь колесо обозрения. Крупнейшее в России, да что там — во всей Восточной Европе. Билеты для взрослых тут стоят 300—350 руб. (в закрытую и открытую кабинку соответственно), и очередь на него есть практически всегда. За дополнительные 100 руб. можно арендовать бинокль, но и без него с высоты 73 м можно увидеть половину Москвы.

«Колесо обозрения тоже хотят закрыть, говорят, оно небезопасно, но это неправда, — рассказывает один из операторов аттракциона. — Да к тому же на нем каждый день катаются несколько тысяч человек».

У владельцев «чертова колеса» с ВДНХ заключен договор долгосрочной аренды, так что по закону убрать его будет сложно. Разве что действительно разыграть карту небезопасности развлечения. В прошлом году колесо внезапно остановилось, люди провели на высоте несколько часов. В эксплуатации колеса нашли какие-то нарушения, но суды дирекции ВДНХ с хозяевами аттракциона пока никаких результатов не дали. Сергей Собянин заявил, что судьбу колеса будут решать москвичи.

Молодые люди по такому случаю собирают подписи за то, чтобы колесо обозрения осталось на территории ВДНХ. По их словам, подписались уже около 20 тыс. человек. Когда наберется 100 тыс., подписанные бумаги передадут в мэрию.

Следующее знаковое место выставки — павильон «Армения». В 1954 году его открыли как павильон «Сибирь», позже он стал «Промышленностью», потом «Угольной промышленностью», а «Арменией» — только в 2003 году и стал собственностью этой страны. 

Судя по ассортименту товаров, которыми в нем торгуют, главные достижения армянского народного хозяйства — вина и коньяки. Кроме того, можно купить сыр, колбасу и варенье, например из грецких орехов или огурцов. В местном кафе цена коньяка начинается от 100 руб., а еще можно заказать кофе, сваренный на песке. Тут сидят трое крупных мужчин и пьют этот самый коньяк.

«Меня зовут Сероб. Только не «сироп», а Сероб, — представляется один из них. — Я гражданин Армении. В отличие от моих друзей я здесь не работаю, я просто уполномоченный от своей страны. Но они работают здесь с самого открытия, десять лет! Мы очень любим ВДНХ, это лучшее место для отдыха. Хотя реконструкция нужна давно. Например, в нашем павильоне ремонт пришлось сделать своими силами. Все в ужасном состоянии было! У нас там стоит стенд с фотографиями, как выглядело «до» и «после», видела? Ну вот. А сейчас, например, в павильоне нет горячей воды, это нормально? Кстати, хочешь коньяк?».

Многие боятся, что в погоне за современностью и удобством ВДНХ может потерять свой стиль и стать «вторым парком Горького». На вопрос, возможно ли это, армянин Сероб отвечал, что этого не случится никогда. Тем не менее на ВДНХ не хватает многого. Во-первых, скамеек — люди сидят на бордюрах, бетонных блоках, заборах, траве и т.д. Во-вторых, мусорок.

Кстати, руководство ВДНХ уже объявило, что оригинальные «советские» лавочки скоро появятся на своих прежних местах. Часть из них, выкрашенная в жуткий желтый цвет и покрытая слоем грязи, помнится, стояла под навесом у павильона «Животноводство» зимой этого года. Расставят новые урны, сделают велопарковки и, наверное, велопрокат, запустят новый сайт и создадут фирменный стиль.

Кроме того, к 2015 году и так гигантская территория ВДНХ увеличится в два раза — за счет присоединения Ботанического сада и Останкинского парка. Также на ее территории появится музейный городок, где выставят временную экспозицию Музея Маяковского, экспонаты с выставки о династии Романовых и многое другое.

Чем сейчас отличается ВДНХ от парка Горького, так это публикой. На ВДНХ можно встретить спортсменов, катающихся на велосипедах и роликах, милых старичков, родителей с детьми, мигрантов, но не пресловутых хипстеров. Подтягиваются сюда они лишь изредка — на интересные выставки в отделении Политехнического музея или музыкальный фестиваль Park Live, который прошел здесь пару недель назад.

 

Давай лучше танцевать!

Когда-то ВДНХ была местом для сбора московских неформалов. Тут были палатки с сережками для пирсинга, рок-музыкой и футболками с волками. Сейчас о тех временах напоминает табличка «дешевый пирсинг за 50—100 рублей» и магазин футболок рядом с местным супермаркетом. Но на выходе с ВДНХ стоят байкеры. Десятки мотоциклов, столько же мужчин в джинсовых куртках с нашивками «Белый» или «Дантист».

Девушка в суперкоротких шортах и сапогах предлагает сфотографироваться с мотоциклом и пожертвовать деньги на операцию их другу, попавшему в ДТП. Несколько совсем юных девочек танцуют на крыше автомобиля, пытаясь привлечь внимание прохожих. На вопрос, не боятся ли они, что после реконструкции их разгонят, один из байкеров кричит: «Да ничего с нами не будет! Мы будем всегда! Давайте лучше танцевать!»
Веселый карнавал продолжается.

 

Как менялась ВДНХ

 

1939 год. ВСХВ

 

 


Всероссийскую сельскохозяйственную выставку открыли в 1939 году. Она просуществовала до начала Великой Отечественной войны. За право выставляться в павильонах ВСХВ конкуренция была нешуточная. В год открытия руководство выставки получило 250 тыс. заявок от советских передовиков производства, желавших показать всей стране, каких они вырастили бычков и коров.

Победители выставки получали, кроме номинальных дипломов, отнюдь не номинальные легковые автомобили, мотоциклы, золотые и серебряные медали, денежные премии 5 и 10 тыс. руб. Символом ВСХВ стала скульптура «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной. Выставка стала и одним из самых популярных мест отдыха москвичей — за три месяца ее посетили более 3 млн человек.

1959 год. ВДНХ

Утренний полив мичуринского сада на территории 
тогдашней ВСХВ,
1954 год

 

 


Еще несколько лет после войны выставка пребывала в запустении и потихоньку разрушалась. Часть павильонов снова заработала лишь в 1954 году. Но настоящий ее ренессанс приходится на 1959 год. Выставку переименовали в ВДНХ. Построили новые павильоны, знаменитые фонтаны, в том числе фонтан «Дружба народов». Площадь выставки увеличилась почти в два раза.

 

Интересно, что масштабные изменения происходили с целью произвести впечатление даже не столько на своих граждан, сколько на американского вице-президента Ричарда Никсона, которого ждали в Москву с визитом и хотели поразить успехами советской экономики. Никсон, надо сказать, к ВДНХ отнесся довольно холодно, рапортовав президенту Эйзенхауэру, что не увидел на ней «ничего существенного». Зато советский народ на несколько десятилетий получил предмет гордости и культовое место для отдыха.

1992 год. ВВЦ

Самолет Як-42, экспонат Всероссийского выставочного центра. Первый самолет Ту-154, стоявший рядом, уничтожили в 2008 году

 


В 1990-е Всероссийский выставочный центр превратился в гигантскую барахолку — главное место торговли бытовой техникой, бельем и джинсами — и, как шутили посетители, — самую большую шашлычную в мире. В торговый муравейник превратились даже все прилегающие к выставке территории — особенно путь от метро к главному входу.

Торговому процветанию ВВЦ пришел конец, как только по всей столице расплодились огромные торговые центры и мегамаркеты. Потеряв торговую монополию, ВВЦ не смог превратиться и в признанный центр отдыха, хотя к тому моменту обзавелся парком аттракционов.

Неудачная структура собственности, когда ни мэрии Москвы, ни федеральному правительству не принадлежал контрольный пакет акций ВВЦ, тоже не способствовала его развитию.

 

 

«ВДНХ — это мир-фантасмагория»


Урбанист Александр Акишин объяснил,
в чем уникальность ВДНХ в ее современном виде
и выиграет ли парк от тотальной реконструкции 

В чем уникальность ВДНХ в ее современном виде и выиграет ли выставка от тотальной реконструкции и той стерильности, которая царит сейчас в парке Горького?
Находящаяся в обрамлении парков, тенистых аллей и памятников, ВДНХ уже долгое время была местом притягательным, но овеянным странной маргинальностью. Здесь, кажется, можно и прогуляться, и покататься на аттракционах, и зайти в ресторан. Но весь этот набор услуг для отдыхающего резко контрастировал с несуразной помпезностью сталинского ампира, который после бурных 1990-х лишился какого-либо порядка и лоска.

Отдых на ВДНХ стал лотереей — гарантировано было лишь наличие впечатляющего архитектурного фона, но не качественного сервиса.

Равнение на парк Горького

Похоже, что теперь выставку будут равнять по успешному парку Горького. То есть ориентируясь на высококлассное потребление и качественный, а главное, модный досуг. Это несомненный шаг вперед. Другое дело, что все последние новости о восстановлении оригинальных лавочек, организации велопарковок и разработке фирменного стиля — это лишь фасад, поверхностный слой ВДНХ. А вот о стратегическом планировании, отличительных особенностях ВДНХ пока говорят не так много. И это вызывает опасения — хорошо ли новое руководство парка понимает уникальность роли этого выставочного комплекса в жизни города?
Ведь за последние десятилетия на территории выставки возник уникальный мир, который развивался в отрыве от остальной московской реальности, — мир, спрятанный от глаз большинства посетителей, но почти всегда доступный и не отгороженный.
Десятки павильонов, сгруппированные вдоль ясных линий аллей, оказались не нужны тем ныне независимым странам, которые они представляли. Оказались они бесполезны и для экспонирования достижений всевозможных отраслей от радиоэлектроники до сахарной свеклы и нефтепромышленности.
И вот в этом состоянии идеологическо-коммерческой пустоты с ВДНХ происходили занятные трансформации, превратившие цельный тоталитарно-ампирный комплекс в трагикомический ярмарочный балаган. Однако балаган этот совсем не так прост, как это, возможно, кажется некоторым горожанам и властям, устроившим реконструкцию. За убогим обликом дрянной рекламы и бессвязных развлечений скрывался целый мир-фантасмагория.

Загадки русской души

На примере ВДНХ иностранцам можно объяснять особенности загадочной русской души. Если, к примеру, дойти до павильона «Космос», замыкающего центральную аллею, то внутри мы увидим помутневшие и растрескавшиеся стекла гигантского купола, по легенде, не выдержавшие безмерно шумных дискотек, проходивших там в 1990-е. Затем павильон, в котором висит огромный круглый портрет Гагарина, отдали на откуп торговцам семенами. Внушительную надпись «Космос» со входа сняли и заменили жутковатой «Павильон №32», ажурную стеклянную перемычку входной группы то ли заколотили в сайдинг, то ли просто разломали.

Гагаринская ракета «Восток», расположенная теперь перед павильоном, привлекает посетителей всех возрастов. Поддерживающие ее конструкции обмазаны солидолом — чтобы посетители не лазили. Стоявший там редкий — из первой серии — Ту-154 разломали на металлолом, зато Як-42 не тронули, а, наоборот, украсили и открыли в нем фотогалерею.
На главной аллее расположены три фонтана: «Дружба народов» еще золотится и блестит, «Каменный цветок» слегка поник, а «Золотой колос» разваливается на куски и не работает с момента распада государства, его породившего.

В Центральном павильоне функционирует музей передачи «Поле чудес», а в павильоне «Киргизия» (он же — бывшая «Эстония») можно купить мед с Памира и отобедать в великолепном кафе с самыми вкусными в Москве лепешками. На ВДНХ строили океанариум для народных масс, но что-то не сложилось, и в итоге мы имеем огромный футуристический и ныне полузабытый павильон «Рыболовство», соседствующий с каким-то нелепым замком.

Шарм запустения

История этого самого замка достаточно занимательна и лишь подтверждает фантасмагоричность реальности ВДНХ. До определенного момента об этом кошмарном образце абсолютно безвкусной архитектуры эпохи малиновых пиджаков почти не говорили. Только к концу нулевых выяснилось, что владельцем замка на рву является олигарх Яков Якубов — бывший владелец многих московских казино и разнообразной торговой недвижимости на Тверской.

Он беззастенчиво откусил от территории выставки заметный кусок под свое помпезно-жалкое жилье. Впрочем, за короткое время замок стал основой для ряда городских легенд: туда, мол, приезжают и Пугачева, и Газманов, а залпы салютов на закрытых вечеринках такой силы, что начинают метаться полицейские лошади в стойлах на другом берегу пруда-рва.
К сожалению, очень многие объекты ВДНХ за эти десятилетия оказались утрачены — что-то пострадало от банального запустения, что-то сгорело. Однако физический упадок и мозаичное запустение лишь придает ВДНХ больше шарма. Спрашивать, где еще в Москве можно найти такую экзотику, как мацепекарня, пожалуй, излишне. Или уникальная, если не единственная оставшаяся в мире, круговая кинопанорама, где демонстрируют фильмы, снятые одновременно на 11 камер и сопряженные в единую картинку? Все эти артефакты разных эпох там, и они ждут пытливого горожанина.

Даже сейчас трудно сказать, что произойдет с ВДНХ в ближайшие несколько лет. Стерильность, царящая в парке Горького, для этой части города смерти подобна. Остается только рассчитывать на то, что новое руководство парка уделит достаточное внимание уникальному сочетанию диких сервисов и услуг, возникших на территории выставки. Сами по себе они вряд ли смогут выстоять под будущим натиском экопродуктов, петанка и велопроката.

Будет ли новая выставка достижений демонстрировать только модный стиль потребления или окажется комфортным вместилищем и для новых горожан, и той истории нашего города, которая выставляет нас не в самом приятном, но очень правдивом свете? Очень хочется верить, что последнее. Может, тогда и «Золотой колос» воспрянет. 

 


Евгения Офицерова