Впечатления В прокат выходит семейная трагикомедия «Август»
Впечатления В прокат выходит семейная трагикомедия «Август»
Впечатления
В прокат выходит семейная трагикомедия «Август»
© augustosagecountyfilm.com
В прологе фильма мужчина в летах, лаская в руке стакан, цитирует Эллиота, а затем вкратце выкладывает истоки патологии своей семьи: «Она принимает таблетки, а я пью».

Она — это Вайолет Уэстон, мать семейства с тяжелым характером, горстями глотающая транквилизаторы и закатыва­ющая феноменальные скандалы. Ее муж вскоре исчезает, а с ней нам предстоит провести еще два часа экранного времени и рассмотреть во всех ракурсах. Наверное, многие предпочли, чтобы произошло наоборот.

Фильм «Август» — это экранизация пьесы «Август. Графство Осейдж» 47-летнего американца Трейси Леттса, ставшей хитом на Бродвее, которую ставят уже и в наших театрах. Леттс делает классическую семейную драму с вкраплениями черной комедии по лекалам Чехова и Теннесси Уильямса. Сцена действия — величавый дом, в который съезжаются родственники со всей страны, чтобы во время семейного кризиса объединиться и попытаться противостоять утрате. Однако воссоединение семьи превращается в грандиозное выяснение отношений, в ходе которого из шкафов вылезут всевозможные семейные скелеты. А также будет побито немало посуды.

Экранизировать пьесу — задание столь же понятное, сколько и непростое. Здесь многое зависит от кастинга, и набор актеров подобран сног­сшибательный, способный украсить любую уважающую себя афишу. Однако большинство звезд здесь — лишь обрамление для Мерил Стрип в роли матери. Это, безусловно, ее бенефис, роль домашнего монстра позволяет развернуться — Стрип меняет парики, постоянно курит, ведет себя словно слон в посудной лавке, не лезет за словом в карман, и слово это не всегда цензурное. Стрип не привыкать подминать под себя фильмы, а здесь и подавно — остальным актерам совсем невозможно выйти из ее тени. Джулия Робертс, играющая старшую из дочерей, пытается достойно противостоять ей, но и ее шансы невелики. Актеры-мужчины же (среди которых есть британцы Юэн МакГрегор и Бенедикт Камбербэтч), понимая, что здесь им совсем ничего не светит, ведут себя скромно и незаметно, пытаясь держать достойную мину.

Материал пьесы напичкан взрывоопасными темами — здесь есть место адюльтеру, инцесту, суициду, педофилии, наркомании и алкоголизму. Но чем эмоциональнее становится тон повествования, тем меньше отклика он провоцирует у зрителя. Клаустрофобная драма разворачивается на фоне шикарных пейзажей Оклахомщины, но фильм безнадежно провисает, раздувая толстовскую фразу о том, что каждая семья несчастлива по-своему, до абсурда. Возможно, и сам жанр «актерского» фильма уже безнадежно устарел — от похожих проблем страдал фильм Билли Боба Торнтона «Машина Джейн Мэнсфилд»: чужие семейные разборки выглядят в лучшем случае эксцентрично, иногда очень узнаваемо, но чаще всего возникает вопрос: что я здесь делаю? Возможно, здесь загвоздка в режиссере фильма — Джону Уэллсу с его телевизионным прошлым не удается заставить материал цеплять. Пьесы того же Леттса дважды экранизировал Уильям Фридкин — «Глюки» и «Киллер Джо», — и они получались гораздо более острыми и запоминающимися.

Илья Миллер