Стиль
Герои Яна Чурикова: «Творческие люди все немного животные»
Герои

Яна Чурикова: «Творческие люди все немного животные»

Фото: Георгий Кардава
Русскому MTV исполняется 20 лет. По этому случаю Никита Карцев поговорил с руководителем канала Яной Чуриковой о том, что изменилось за это время, каково быть топ-менеджером и почему ни одна группа больше не может собрать стадион на 200 тыс. человек.

Первое, что выдает присутствие Яны Чуриковой в помещении — тот самый голос с неповторимым тембром. В нем и сейчас энергии не меньше, чем без малого двадцать лет назад на концерте RCHP на Красной площади — одном из главных впечатлений молодости, напрямую связанном с запуском MTV в России. Не зря на встречу с «РБК Стиль» Яна пришла в джинсовом костюме и с гитарой наперевес. Пусть музыкальный инструмент выступал больше в роли реквизита, рок-звезду Яна изображает вполне достоверно. Поводом для встречи стало 20-летие русского MTV и грядущий по этому поводу большой концерт в «Олимпийском». Чурикова пять лет назад возглавила канал после перезапуска (а чуть позже и остальные молодежные и музыкальные телеканалы Viacom в России), но карьерный рост едва ли отразился на ее характере. Она до сих пор остается одним из самых неформальных медиа-менеджеров в наших краях. Хотите, обсудим KPI и бизнес-стратегию, хотите — Земфиру с Монеточкой, а хотите в туфлях заберусь на стол ради классной фотографии? Ну что за вопрос. Конечно, хотим!

Яна, вы же сейчас топ-менеджер?

Мне кажется, топ-менеджер — это такой серьезный человек, который ходит на работу в строгом костюме, проводит на ней время с девяти до шести, а лучше даже задерживается, и уходит последним. И вообще в его жизни все очень жестко. Для меня слово «топ-менеджер» немножко из другой жизни. Я просто руковожу молодежными музыкальными каналами. Я — руководитель.

Вам нравится руководить?

В прошлом году я впервые взяла своего ребенка, а ей сейчас девять, в офис. Выделила ей рабочее место рядом со мной и доверила сверстать сетку двух каналов — Nickelodeon и MTV. И если в прошлом году Тася отнеслась к этому как к игре, то в этом по-настоящему вгрызлась в контент. Все посмотрела, узнала и расставила программы так, чтобы они органично сочетались друг с другом, да еще соответствовали возрастной маркировке. Заодно понаблюдала за нашей офисной жизнью пару дней. Она была совершенно очарована атмосферой, которая здесь царит. Сказала: «Мама, ты самая счастливая, потому что можешь ходить на работу!» А я такая про себя: «Ммм. А это здорово мотивирует!»

И сколько выпусков сверстала ваша дочь?

На целый месяц. Маша, руководитель Nickelodeon, сказала, что они Тасины рекомендации приняли к сведению. (Смеется.)

Фото: Георгий Кардава

Правильно, вы тоже не сразу стали начальником.

MTV стал для меня местом, где я впервые поняла, что просто болтать в кадре не очень интересно. Я всегда совмещала много профессий, была сама себе и редактором, и продюсером, и режиссером. Знала процесс изнутри, и это сильно облегчало работу в кадре. Как показала история, именно такие универсалы оказались сегодня востребованы больше всего. Мы открыли дорогу ребятам, которые сейчас стали звездами YouTube. Показали, что можно и так работать в медиа. Что можно, оказывается, разговаривать со зрителями обычным языком, не забывая при этом, что ты все-таки вещаешь для широкой аудитории.

Вы выглядели в кадре очень естественно и непринужденно, но ведь этому тоже надо научиться.

Как говорил мой научный руководитель Георгий Владимирович Кузнецов, царствие ему небесное: «Есть красивые — им «трояк». Умным — «пятерку». А ты, Чурикова, и умная, и красивая, вот тебе «четверка» — и иди отсюда». Я всю жизнь в этой позиции. Для того, чтобы чего-то добиться, мне приходилось работать чуть больше, чем остальным. Поэтому, чтобы попасть в кадр, лично мне надо было постараться. Когда я только пришла во «Времечко», которое выпускало «Авторское телевидение», нас, 17-летних корреспондентов-стажеров, отправили на занятия по сценической речи. Там нам давали какие-то упражнения для дикции. И это первый и последний раз, когда я их делала, честно признаюсь. Но кроме дикции есть же еще голос, тембр. Тогда у меня он был такой. (Разговаривает высоким голосом.) Это не очень хорошо воспринималось взрослой аудиторией «Времечка», вызывало недоверие. Я через свой голос буквально транслировала отсутствие жизненного опыта. Тогда я стала серьезно работать над голосом: оказывается, с ним можно делать такие вещи. Сегодня для меня любая деятельность, связанная с озвучанием, даже интереснее, чем работа в кадре.

Сейчас, когда вы топ-менеджер…

…А вам все-таки нравится это словцо.

У вас же есть наверняка какие-то страшные показатели, по которым отслеживают вашу эффективность?

Да, вместо «Металлики» у меня теперь KPI. Но, кстати, радует, что на работу по-прежнему можно ходить в майке «Металлика». Это в том числе помогает выполнять KPI (Смеется). Для меня это не просто цифры, а процесс улучшения каналов, в которые я верю. Это моя работа. Все эти KPI меня не смущают, не пугают. Я понимаю, что это помогает мне искать ресурсы для того, чтобы мы с командой могли спокойно творить.

А у вас нет ощущения, что, пока вы занимаетесь бизнесом, творят как раз другие — причем в основном в интернете.

Все, что когда-то начиналось как революция, однажды встает на рельсы. С блогерами тоже так произошло. Они все теперь часть некоторых объединений, там серьезные бюджеты, серьезные проценты. Все классно. Это давно уже бизнес. Они новые селебрити со своими агентами и поэтому могут диктовать свои условия. У них есть аудитория, охват.

И эта аудитория порой в разы превышает вашу. У той же Клавы Коки, которую вы отправили на VMA, подписчиков в инстаграме в 10 раз больше, чем у MTV. Так кто кому нужнее, вам Клава Кока или вы ей?

Только мы можем предоставить доступ на VMA, так что, думаю, это взаимовыгодная коллаборация. Репутационно выигрывает Клава, а численно выигрываем мы.

Все, что когда-то начиналось как революция, однажды встает на рельсы. С блогерами тоже так произошло.

У вас тоже есть видеоблог.

Я поняла, что из меня видеоблогер так себе. И потом, это так много времени занимает — вери тайм консьюминг (англ. very timecomsuming), как говорится. Поэтому я точно для себя решила, что я не блогер. Лучше свою кипящую энергию как-нибудь здесь применю.

Получается, успешные блогеры тоже профессионалы своего дела.

Пожалуй. Но, с другой стороны, сейчас мы смотрим на успешных блогеров: ок, тебе 26, но что ты будешь делать в 32? А в 40?

Мы же в детстве, когда смотрели на 20-летних виджеев MTV, не думали, чем они будут заниматься через 20 лет.

По крайней мере, в отношении себя я ответ на этот вопрос нашла. Мне кажется, любой человек, который сейчас выражается в соцсетях, и сам понимает, что должно быть какое-то развитие. Неважно, виджей ты или видеоблогер, ты должен понимать, куда идти дальше.

А вы сами для себя понимаете? Мне кажется, MTV в нынешней итерации похож на постаревшего рейвера, который уже не в силах танцевать до утра и вести за собой молодежь, но зато сможет поддержать с ней разговор без ворчания и без слов про то, куда катится этот мир и что раньше было лучше.

Вы сейчас описываете Александра Анатольевича, похоже. Интересная метафора. Я сама иногда ловлю себя на том, что все сотрудники моложе меня. Я, конечно же, знаю, чем они там живут, и иногда перехожу на их жаргончик, но это странно и смешно смотрится. Специально пытаться молодиться — это опасная штука. Надо стараться делать так, чтобы молодежь говорила на своем языке, но на твоей платформе. У нас есть несколько аудиторий. И те, кому за 30, и те, кому 20 с чем-то. И совсем школьники, например, фанаты K-pop. А так уж получилось, поскольку мы эксперты в музыке, что мы одни из первых из развлекательных медиа открыли это новое музыкальное направление, что фанаты K-pop очень оценили. А есть еще целый пласт аудитории, который прекрасно общается в программе «Классный час» на совершенно непонятном русском языке, в который сложно вникнуть, если ты старше 18-ти.

И все-таки расстановка сил серьезно изменилась. MTV 20-летней давности был событием мирового масштаба, а сегодня это нишевый канал, доступный по подписке.

Мы играем на перенасыщенном медийном поле. Амбиции покорения мира — это привет из другой эпохи. Дело не в MTV, а в том, что сейчас 2018 год, а тогда был 1998. И тогда нужно было дать еду голодному, а сейчас надо накормить сытого. Это две разные работы.

Фото: Георгий Кардава

Вы хотите вернуть MTV в большой эфир на федеральном телевидении?

У нас более двадцати эфирных каналов, все они прекрасного качества. Там частоты заняты, там другие бюджеты, другие интересы и другие топ-менеджеры. При этом тематическое телевидение — это отдельный рынок, где мы тоже стоим особняком, потому что транслируем уникальный контент. У нас нет ответственности за гипербюджеты, чего, может быть, на данный момент мне и не хочется. Сейчас в моей жизни всего ровно столько, сколько я могу контролировать. И при этом остается тот процент творчества, который меня продолжает мотивировать.

Другими словами, пока большие дядьки дерутся за рейтинги, вы, как Швейцария, держите нейтралитет?

А что, очень приятная позиция. Классно быть Швейцарией на медиа-рынке.

Я нашел ваше интервью каналу «Ностальгия», где вы сами иронизируете над тем, что такое интервью в принципе случилось. Но ведь и правда, насколько оказалась короткой дистанция между прорывным, молодежным, революционным телевидением — и ностальгией по прорывному, молодежному, революционному телевидению.

Я понимаю, что мы вырастили поколение людей, которое тоскует по старому MTV, потому что мы давали ощущение свободы. Не было же интернета в мобильных телефонах, социальных сетей. Мы давали молодым людям, которые хотели новой культуры, возможность самовыражения. Теперь они в состоянии самовыразиться и без нас. Технологии диктуют все, в том числе определяют творческий процесс. Вот появился YouTube — за ним потянулась целая инфраструктура. А революция, как любой хайп, она короткая. Все прорывное, что происходит в 2018 году, не может длиться настолько долго, чтобы оказать продолжительное влияние на что-то в головах людей. Сейчас у MTV нет задачи быть революцией. Все поспокойней. Мы не тот локомотив, который тянет за собой вагоны, но по крайней мере мы очень важная часть поезда. Мы не представляем ничьи интересы с точки зрения шоу-бизнеса, поэтому можем быть более независимыми.

Ушли в андеграунд.

Есть немножко. Но, тем не менее, когда люди приходят на «12 злобных зрителей» и говорят, что исполняют мечту детства, это приятно. Я вижу эту преемственность, она важна для нас. Конечно, артисты сегодня уже и без MTV себя неплохо чувствуют. Появление на любом ТВ сегодня никак не влияет на продажи билетов на их концерты. Но дружить все равно лучше. У того же «Газгольдера» прекрасные собственные ресурсы для продвижения звезд. Но, к примеру, T-Fest — часть и нашей вселенной MTV, он классный парень и сделал у нас замечательный живой сет. А парней типа Фейса, которые используют много ненормативной лексики, мы как канал не можем взять в плей-лист.

Сейчас у MTV нет задачи быть революцией. Мы не тот локомотив, который тянет за собой вагоны, но очень важная часть поезда.

Все-таки не совсем андеграунд.

Слушайте, андеграунд же не в том, чтобы позволить произнести в эфире нецензурное слово. Такие коллективы, как группа «Мы», вполне приличные ребята — и это не мешает им делать совершенно авторскую, ни на кого не похожую музыку. Или Монеточка — вот он, идеал подростковой музыки. Девочка, которая пишет, как думает, и благодаря этому нашла своих поклонников и даже некоторых весьма авторитетных хейтеров. Классно, когда люди не боятся делать «музло», не ориентируясь на конъюнктуру. Таких артистов хочется поощрять, отмечать. Пускай работают себе спокойно.

Давайте про дайвинг поговорим.

Чего это вы так резко перескочили?

Мне кажется, там перед людьми стоят вызовы посерьезнее, чем перед руководителями современных телеканалов.

Какие вызовы, это же удовольствие сплошное, вы что.

Там же бездна!

У меня нет боязни воды. Мне нравится общение с природой, возможно, кстати, что это напоминает работу в творческом коллективе. Творческие люди все немного животные. (Смеется). Вот ты взаимодействуешь со стихией, например, течением. Ты, чувак, либо должен вцепиться в скалу и держаться за нее, чтобы тебя не снесло, либо ты плывешь по течению. То, чем я занимаюсь в обычной жизни, вполне себе похоже на средний дайв. При том, что видимость у тебя не очень, ты не понимаешь до конца, какая у тебя среда вокруг, ты должен домыслить, с какой стороны риф. Я люблю погружение, потому что это сбивает корону, даже если она была.

Течением смывает?

Просто с точки зрения гидродинамики неудобно. Ты должен быть обтекаем. (Смеется.)

Ну вот, опять эта тема. Раньше эмтивишники рвали шаблоны. Теперь вот все обтекаем.

Я бы так не сказала. Мы должны быть обтекаемы только для того, чтобы правильно двигаться. А про рвать шаблоны — вот мы рвали, рвали и что мы сейчас имеем? Кучу других шаблонов, которые и рвать-то по большому счету некому. Сегодня вон, миллениалы, к примеру, долго живут с родителями. Такая у них черта поколенческая. Я, типичный «Икс», быстренько попыталась сбежать из-под родительской опеки. Миллениалы не бунтуют. Сегодня только Шнур, мне кажется, пока еще успешно и упорно эксплуатирует образ плохиша. Ну, рэперы «новой школы» в их субкультуре. А остальные все такие зожные, все правильно питаются и занимаются йогой — даже молодые рок и панк-исполнители.

Грядет большой концерт в Олимпийском, посвященный 20-летию MTV. Что это будет — вечер встречи с актуальной музыкой или дискотека нулевых?

Ностальгический тренд, конечно, сильная история, мы на него делаем некоторую ставку. Но мы собрали всех. Среди артистов в лайнапе вы найдете и легенд MTV, и тех, кто вырос на их музыке Мне очень хочется, чтобы это был концерт настоящего респекта.

То есть можно ждать совместного выступления Земфиры с Монеточкой и Гречкой?

Я сама мечтаю о концерте, где все три исполнительницы встретятся на одной сцене и желательно в одном сете, но, как вы понимаете, они должны сами этого захотеть. Что будет точно — посвящение Михею, голосу нашего поколения, от современных артистов, новое прочтение классического «Владивосток 2000» молодыми исполнителями. Еще будут «Сплин», «Смысловые галлюцинации» — с одной стороны, Манижа и Федук — с другой. Этот концерт — мост через время. Но это мост в будущее.

Фото: Георгий Кардава

Вы кого выберете между Монеточкой и Земфирой?

Я всегда выберу MTV.

Раз уж ностальгический тренд в силе, давайте вспомним ваш лучший день работы на MTV?

Я могла бы соврать, что это концерт RHCP, который мы вели, но у меня на месте того вечера в памяти осталось белое пятно. Я помню, что залезла на сцену, нас всех развели на разные точки, мы чего-то несли перед этой толпой в 200 тыс. человек. А больше ничего не помню. Блэкаут полный. Еще помню, как мы гуляли с группой The Smashing Pumpkins по Красной площади, а потом лазили по крышам с их гитаристом. А самые лучшие воспоминания из новой эры MTV в основном связаны с тем, что мы делаем сами. Я была очень рада, когда мы в этом году нашли Тему, который ведет у нас «Селфи-ньюс». Потому что это тот самый Тема, который должен быть на этом месте. Такой, каким я его себе и придумала. В меру сумасшедшим, способным тонко троллить, даже бесить истеблишмент. Его даже пару раз выгоняли с каких-то мероприятий, в том числе с участием Ольги Бузовой, что я считаю в принципе — мишен комплитед (mission completed). В такие моменты я испытываю особый духовный подъем. Меня давно не радует тусовка с какими-то артистами. Это происходит тогда, когда читаешь слишком много райдеров перед организацией очередной церемонии. Помню, раньше к нам приходила Милен Фармер, и я была такая счастливая. Когда-то это было: «Боже мой!» Сейчас просто: «Здравствуйте».

Сегодня, наверное, вообще ни одна группа в мире не соберет 200 тыс. человек.

Ни в одной стране мира.

Куда мы катимся?

Такие массовые мероприятия, может, людям больше не нужны.

Может, просто нет артистов?

Все взаимосвязано. Соцсети — это тоже палка о двух концах. Ты рассказываешь о себе каждый день, и ощущение недоступности артиста исчезает. Если ты молодой артист сегодня, ты должен понимать, что твоя аудитория — небольшой кусок от огромного пирога. Тебя услышат и полюбят — ну два миллиона подписчиков, классно. Из них на твой концерт доедет тысяча, максимум две. Я так люблю, когда люди рассказывают, что они собирают стадионы. Все же мы знаем, что «Олимпийский» можно сделать и на 35 тыс. человек, а можно и на 17 тыс. Все, нет больше Майкла Джексона и Муслима Магомаева. Бейонсе только, наверное, может собрать нормальное количество людей. Но вот такой вот легенды, одного на индустрию — такого больше нет. И хватит уже.

Грустно звучит.

Вы так боитесь смириться с реальностью, но она такова.

У вас будет правильный «Олимпийский»?

Посмотрим. Поскольку я в данном случае лицо изнутри, то не буду делать прогнозов.

Ну хорошо, провели вы концерт к 20-летию, а что на следующий день? Похмелье или йога?

Да, кстати, скорее всего, пойду на йогу с утра. А вечером у нас будет сбор старых эмтивишников. Но и новых пригласим, конечно. Это будет первый раз, когда молодая команда придет на сбор олдскульных эмтивишников. Так что будем закрывать гештальт.