Герои Лучано Барбера: «С воцарением свободы в моде мы потеряли нечто очень важное»
Герои Лучано Барбера: «С воцарением свободы в моде мы потеряли нечто очень важное»
Герои
Лучано Барбера: «С воцарением свободы в моде мы потеряли нечто очень важное»
© пресс-служба
В Москве побывал знаменитый портной Лучано Барбера — в столичном ЦУМе он лично представил новую осенне-зимнюю коллекцию. «РБК Стиль» воспользовался случаем, чтобы пообщаться с легендой.

Лучано Барбера — генеральный директор, основатель одноименного мужского бренда и один из самых элегантных людей в мире. Он знает все об идеальном костюме, считает, что талантливый портной может заменить психолога, и уверен, что правильный галстук придаст совершенно иное звучание привычной одежде. В его бренде уживаются британские и итальянские портновские традиции, а коллекции сочетают в себе богатое наследие и современные тренды, к которым синьор Барбера относится весьма настороженно. Пунктуальный, одетый с иголочки Лучано Барбера с цветком в петлице встречает нас как давних друзей и рассказывает о философии Дома, о том, как важно придумывать себе мечты каждый день, и о своих модных «нет».

Почему итальянских мужчин считают самыми элегантными в мире?

У нас богатая история, и на протяжении многих лет мы получали лучшее от лучших производителей. Кроме того, в Италии развито портновское мастерство, а я убежден, что портные — художники, они могут оказать серьезное влияние на любого человека. У меня был совершенно потрясающий портной, один из лучших мастеров своего дела во всем мире, его звали Марио Поцци. Я невероятно рад, что встретил его на своем пути и с первых минут осознал, что это мой человек, что я нашел в нем нечто очень важное. Если бы наша встреча не состоялась, возможно, я не сидел бы сейчас на этом месте. Он не просто портной, он был истинным джентльменом, художником. Марио создавал костюмы для многих высокопоставленных и важных людей, в круг которых я тогда, конечно, не входил. Мне было всего 26 лет, когда я повстречал его, и тогда же я получил первый костюм от него. Вскоре между нами возникла симпатия, переросшая впоследствии в крепкую дружбу. В будущем, приезжая в Милан по делам, я обязательно приходил к нему в магазин, где просто отдыхал, общался с Марио, участвовал в выборе тканей, прикасался к потрясающим материалам, учился оценивать их. Он стал мне старшим братом.

Вообще, в то время в Милане, кроме Марио Поцци, огромное влияние на меня оказали еще два человека. Первый — Витторио Синискальки, который показал мне, как правильно носить рубашку и галстук. Ни одна моя рубашка не прилегает плотно к горлу и почти не касается его. Это школа Витторио. Он же показал, как именно должен располагаться галстук, как правильно завязывать узел. Третий человек — мой обувщик Антонио Вентиннели. Расскажу небольшую историю. Как-то я приехал в Милан и заглянул в магазин Антонио, где всегда заказывал обувь. Он взглянул на мои ботинки: «Дай-ка мне их». Я протянул ему пару, он удалился из зала, а когда вернулся, моя обувь буквально сияла. Я спросил, как такое возможно, и он раскрыл небольшой секрет: для полировки кожаной обуви Антонио использовал мармелад из чернослива и уксус. Такая смесь удаляет всю грязь из пор, и после нанесения крема туфли выглядят совершенно потрясающе. Вернувшись домой, я попросил жену, чтобы она дала мне весь мармелад из чернослива, который только есть в доме. И все выходные я полировал обувь, а потом выходил на солнце и любовался эффектом. Отмечу, что это работает только с гладкой кожей, не пытайтесь повторить трюк с замшей. Ну и, конечно, не забудьте удалить остатки мармелада с поверхности.

Сегодня в мужской моде дозволено почти все: можно носить пиджак от костюма с джинсами, выбирать безумные расцветки, даже сочетать сандалии с носками. Как вы относитесь к такой свободе?

Для меня все это неприемлемо, а носки с сандалиями — личный ночной кошмар, ставший явью в 1970-е годы. Когда видел серьезных немецких мужчин, выходивших в белых носках и сандалиях из своих прекрасных, огромных «мерседесов», мне хотелось плакать. Пожалуйста, даже не упоминайте подобные вещи в моем присутствии. Сегодня мне хотелось бы спать спокойно. К сожалению, с воцарением свободы в моде мы потеряли нечто очень важное. Да, сегодня есть вседозволенность, но это не значит, что можно одеться как попало и явиться в таком виде на рабочую встречу. Вокруг нас люди, и нужно их уважать. Я против безграничной свободы. Уничтожить хорошее легко. Восстановить гораздо труднее. Знаете, мои дети периодически заглядывают в гардероб, где у меня хранится более двухсот костюмов, сшитых Марио Поцци. Они идеально сидят, они в прекрасном состоянии. Один из сыновей сейчас учится в Англии. Время от времени он присылает мне свои фотографии в костюмах от Марио и говорит, что он один из самых стильных студентов. Очень грустно, что новое поколение растет в эпоху, когда традиции и правила рушатся, а истинный стиль уходит в небытие. Людей надо учить элегантности, учить, что лучше брать меньше вещей, но лучшего качества. Если вы смотрели трансляцию королевской свадьбы, то наверняка заметили разницу между людьми, у которых есть чувство вкуса и у которых его нет. Это было так очевидно! Нужно всегда учиться, стремиться к прекрасному и не забывать смотреть по сторонам. Кроме того, очень важно не стопориться на одной идее. Я считаю, каждый день нужно придумывать себе мечту, но при этом быть готовым к тому, что мечту, возможно, придется поменять. К примеру, вчера я мечтал о чем-то, а сегодня вижу, что это не имеет такой уж важности. Нужно уметь быть гибким, это философия жизни. Вы же не путешествуете только в одном направлении, а выбираете разные маршруты. Тут такая же история.

© пресс-служба

В сегодняшней охоте брендов за миллениалами вы стараетесь как-то заинтересовывать молодую аудиторию или игнорируете такой подход?

Мы точно не игнорируем это явление, привлекаем молодежь и стараемся учить ее, как стоит одеваться. Очень немногие молодые люди могут позволить себе дорогой костюм, но они должны понимать, что с определенным ростом, в том числе и карьерным, нужно менять свой стиль, выглядеть достойно. Более того, я бы сказал, что наша одежда помогает выглядеть моложе и более взрослым клиентам. Мы стараемся задавать рамки определенного дресс-кода, и это очень важная для нас история. Мы не забываем о времени, в котором существуем, но настаиваем, что дресс-код — это религия, что очень важно одеваться с уважением по отношению не только к себе, но и к людям, с которыми вы работаете. Взять, к примеру, американцев. Они совершили огромную ошибку, введя пятницу, свободную от дресс-кода. Изначально идея заключалась в том, чтобы люди носили более расслабленные по духу вещи, чтобы можно было надевать менее строгие пиджаки. Но закончилось тем, что все переоделись в джинсы и поло и стали выглядеть как клоны. Это ужасно, это уничтожает индивидуальность. Мы же не в армии, у каждого должно быть право выбора рубашки, галстука, пиджака, куртки. Но все это должно быть красивым, хорошо сочетаться между собой. Один и тот же свитер может смотреться совершенно по-новому с разными пиджаками. Правильный галстук придаст совершенно иное звучание костюму, который вы носите каждый день. С нашим ритмом жизни нужно экспериментировать и переодеваться в зависимости от обстановки, от настроения. К великому сожалению, мы одеваемся в унылые цвета — все темное, серое, хорошо, если где-то промелькнет голубое пятно. Нужно использовать больше цвета, жить в гармонии с природой и миром вокруг. Это мой совет.

Под вашим брендом уживаются одновременно английские и итальянские традиции. Как получилось, что технологии стран-конкурентов объединились?

Дело в том, что в 1950-е я провел два года в Великобритании. За это могу благодарить отца, он был гением. После того как он дал мне образование в Италии и я узнал все об итальянском производстве, он отправил меня в Англию, чтобы я понял, почему английские костюмы и материалы считаются лучшими в мире, а в то время именно так и было. Я обратил внимание, что британские производители предлагали не только прекрасное качество, но уже тогда вели очень грамотную pr-кампанию. Все говорили, что английская продукция — лучшая. Я так проникся, что даже начал курить трубку, чтобы больше походить на англичанина. И что вы думаете? Однажды, вытаскивая спичку из коробка, я увидел надпись: «Британские спички — лучшие в мире». Англичане гордятся всем, что производят. Даже спичками! Что могу сказать, я приехал из страны, проигравшей войну, разрушенной войной. В 1950-е годы Италия была весьма печальным и унылым местом. Даже яркие ткани были не в ходу, их просто не производили. В Англии же ситуация была другой. Я видел, как на выходных люди переодевались в прекрасные клетчатые яркие пиджаки, сшитые из шотландской шерсти. Все эти наблюдения и легли в основу моего дела. Я вернулся в Италию и сказал отцу: «Позволь мне сделать что-то новое — предложить другое качество, другие цвета». Он согласился, и наш успех был невероятным. Позже я познакомился с Марио Поцци, у нас начали появляться клиенты из Америки, возникло предложение сделать линейку костюмов, и вот теперь я здесь, сижу и отвечаю на ваши вопросы (смеется).

© пресс-служба

На фоне острой конкуренции, даже в пределах Италии, что делает одежду вашей марки особенной?

В первую очередь это наша внутренняя философия. Я уже говорил, что стиль — религия. Очень надеюсь, что такой подход сохранится, даже когда я отойду от дел. Второй аспект — качество. Мы выбираем лучшие материалы, контролируем процесс производства на самых ранних этапах и по праву можем ставить бирку «Made in Italy» на нашу продукцию. Коллекции Luciano Barbera полностью производятся в Италии, в отличие от многих брендов, вещи которых на 80, а то и 90% создаются за пределами страны из желания сэкономить. Знаете, мы в Италии натворили немало ошибок. Сначала решили, что можем стать финансовым центром, но это невозможно — тут бал правит Великобритания. Потом мы взялись за химическую отрасль — и тоже безрезультатно. Начали производить машины — и опять не очень преуспели. Пора признать, что мы мастера, творцы, художники. Мы не можем конкурировать с Китаем, производящим огромное количество товаров для крупных компаний. Мы делаем небольшие вещи, небольшим тиражом, но наша продукция очень качественная и уникальная. Главный бутик мира — вот чем должна быть Италия. Представьте, в Италии проживают 65 миллионов человек, около 30 миллионов работают, многие занимаются какой-то ерундой. Не понимаю, зачем, откуда такой эгоизм и жажда заработать на чем угодно. Мало кто заботится о репутации нашей нации. Я очень люблю Италию, но иногда мне тяжело понять мотивы даже друзей.