Стиль
Впечатления Зачем нужна научная фантастика и почему она актуальна сейчас
Стиль
Впечатления Зачем нужна научная фантастика и почему она актуальна сейчас
Впечатления
Зачем нужна научная фантастика и почему она актуальна сейчас
В век, когда технический прогресс опережает литературу, научная фантастика может показаться забытым жанром, но это не так: будущее волнует нас как никогда. На первый план вышли размышления о судьбе человека как вида, антиутопии и социальная фантастика.

Сегодня много спорят о том, умерла ли научно-фантастическая литература, какой мы знали ее в XX веке, или же разговоры о ее кончине преждевременны. Изменилось время, изменилась наука, изменился читатель. Вместе с ними трансформировалась и научная фантастика. Так почему же рано хоронить жанр научной фантастики и возможна ли его перезагрузка? Об этом мы спросили у писателей Марины и Сергея Дяченко, которые в 2019 году вошли в состав жюри литературной премии «Будущее время», организуемой благотворительным фондом «Система». Восемь рассказов участников конкурса вошли в сборник «Будущее время. Сезон 2», который уже обосновался на полках книжных магазинов. 

Марина и Сергей Дяченко,
писатели, члены жюри литературной премии «Будущее время»

Научная фантастика: литература и источник идей

Почему не стоит недооценивать научную фантастику? Может быть, потому что это работающий источник идей, в том числе реализованных, лежащих в основании современного мира?

Кто первым использовал слово «робот»? Карел Чапек. Когда? Пьеса «R.U.R.» опубликована в 1921 году. В далеком дремучем году писателю (и великому научному фантасту) пришло в голову проанализировать этические проблемы, которые могут возникнуть в результате серийного производства «искусственных людей». Чапека интересовали гражданские права искусственного интеллекта, которого на тот момент не было нигде, кроме как в его воображении. В 1945 году Артур Кларк предсказал спутниковую связь. Коммуникаторы из сериала «Звездный путь» подозрительно похожи на современные смартфоны и умные часы. Команда ученых на Гавайях вот прямо сейчас предсказывает будущее взаимодействие человека и компьютера, анализируя фантастические книги и фильмы.

Кадр из фильма «Из машины»
© imdb

Особая сила научной фантастики именно в том, что это литература. Идею можно изложить в виде научной статьи, но ее аудитория будет в миллион раз скуднее, чем аудитория хорошо написанного романа. Жюль Верн переживал оттого, что не предсказал торпеды — его «Наутилус» просто таранил врагов. Но Жюль Верн изобрел Паганеля, а один Паганель стоит десятка «Наутилусов».

Обычно научная фантастика расцветает, когда технологии обновляются, общество развивается, всем хочется знать, что будет завтра и что еще выдумают эти ученые. Тогда наступает золотой век жанра, а потом, когда люди обнаруживают, что будущее наступило, что оно безрадостно и нового не предвидится, начинается время мистических историй, зомби, вампиров и заколдованных принцесс.

Продвинутые читатели берутся сетовать, что твердой научной фантастики никто не пишет, потому что не умеют думать, хотят только развлекаться и развлекать, не знают науки, а если и знают, то современные открытия такие сложные и специфические, что широкой публике их все равно не понять. В общем, все это обычные слова, которые говорятся в досаде на недостаток новых книг в жанре НФ. Но времена в очередной раз меняются: в настоящем сразу во множестве научных областей накопилась критическая масса открытий, прорывов, а значит, научная фантастика должна получить «перезагрузку».

При этом жанр прекрасно чувствует себя, например, в голливудском кинематографе. Только за последние годы вышли «Гравитация», «Пассажиры», «Марсианин», «К звездам». Одновременно показали «Время первых» и «Салют семь» — космические фильмы о случившемся не завтра, а вчера, но с идеей, что завтра наступит и надо быть готовым.

Кадр из фильма «Гравитация»
© imdb

Жить в будущем

Тема литературного конкурса «Будущее время» 2019 года — «Дополненная личность». Мы несовершенны и потому существуем. В научной фантастике есть только один, на наш взгляд, но замечательный путь для отражения темы дополненной личности: рассказ о том, как она взаимодействует с социумом. То есть изначально был простой посыл: дополняем личность и смотрим, что получится. А на выходе получается социальная фантастика.

Социальная фантастика — бесконечно широкая тема, сотни исследователей уже посвятили ей тысячи страниц. История будущего — это история общества будущего. Научные открытия тем весомее, чем заметнее они меняют отношения между людьми. Причем у каждого явления есть свет и тень: за прогресс и безопасность, например, люди часто платят свободой.

Рано или поздно биологи презентуют искусственную матку, а кибернетики — робота-няньку. Скорее всего, это приведет к полному слому существующих человеческих отношений. Вот пример неизбежного научного (инженерного) решения, которое изменит общество необратимо, причем уже послезавтра.

Социальная фантастика переживает расцвет во время исторических сломов. Антиутопий всегда больше, чем утопий, потому что чем драматичнее мир, тем интереснее его описывать, да и страхи надо ведь куда-то сливать. Но попытка смоделировать противоречивый мир будущего — неоднозначный, с тенью и светом — привлекает еще больше.

Вот почему, например, таким интересным нам показался один из рассказов конкурса «Будущее время» на тему «Дополненная личность» — «Оптимум». Общество близкого будущего описано в нем пугающе достоверно, и оно прикидывается обществом победившей утопии. Хотя это жуткая антиутопия, уж лучше мир «постапока» — постапокалипсиса, мир после ядерной войны (один из поджанров социальной фантастики).

Кадр из сериала «Рассказ служанки»
© imdb

И можете ли вы поверить, что и Маргарет Этвуд («Рассказ служанки»), и Сьюзен Коллинз («Голодные игры»), а также романы Лю Цысиня и Дмитрия Глуховского — это все социальная фантастика?! Но да, так и есть.

Идеальный писатель и идеальный читатель

Говорить о социальных, этических проблемах можно и нужно языком литературы. Характеры, детали, стиль — все, что требуется от хорошего литературного текста.

Нельзя на ровном месте захотеть «стать научным фантастом» — это заведомое поражение. Можно захотеть реализовать идею, рассказать людям о чем-то, что важно. «Стать научным фантастом» — это инструмент. Это поезд или троллейбус, но зачем нужен поезд, если нет пассажиров? «Пассажир» — это мысль, идея, которую надо донести до людей. Есть идея — надо воплотить ее в текст. Читатели найдутся.

Хотелось бы напомнить слова создателя социальной фантастики Герберта Уэллса о том, что она «не может быть ни просто искусством, ни наукой в узком смысле этого слова, она собрание знаний, представляемых в вымышленной форме с присутствием личного элемента, иначе говоря, литература в наиболее возвышенном смысле этого понятия».