Стиль
Впечатления Голливудская актриса заменила звезду «Глубокой глотки»
Впечатления

Голливудская актриса заменила звезду «Глубокой глотки»

В прокат вышел байопик порнозвезды 70-х Линды Лавлэйс, звезды фильма «Глубокая глотка». В главной роли снялась Аманда Сейфрид, а режиссерами стали Роб Эпштейн и Джеффри Фридман. История получилась неоднозначной.

«Скажите, Лавлэйс – ваша настоящая фамилия?» — «Ой, спросите что-нибудь попроще!» Нет, конечно. На самом деле первую порнозвезду в истории кино звали Линда Сьюзан Борман, а Лавлэйс – всего лишь творческий псевдоним, придуманный во время съемок ее первого (и единственного) фильма «Глубокая глотка», ненадолго превратившего порноиндустрию в мейнстрим, а саму Линду – в настоящую звезду.

Впрочем, все по порядку. Симпатичная девочка с веснушками росла без особых проблем (если не считать раннюю беременность, роды и ребенка, отданного строгой матерью-католичкой на усыновление) до тех пор, пока не встретила обаятельного типа с липким взглядом по имени Чак Трейнор. Он-то и обучил девушку всему плохому и внезапно обнаружил у нее весьма специфический, скажем так, талант, который и решил продать подороже. Выйдя замуж за этого кокаиниста и «шовинистскую свинью», Линда обрекла себя на ужасное существование. Злобный Чак сначала подбил ее сняться в том самом порнофильме, а потом стал попросту подкладывать в постель к своим кредиторам, голливудским бизнесменам и мафиози. Будучи девушкой от природы застенчивой и не склонной к разврату, Линда сбежала от Чака, повторно вышла замуж, родила ребенка и, написав разоблачительную автобиографию, променяла карьеру порнозведы на судьбу феминистки и борца с пороками общества.

Скучно? Увы, байопик Линды Лавлэйс, которого все так долго ждали, получился именно таким: шаблонным, нудным и без «огонька». Правда, поначалу режиссеры (их двое) хотя бы пытались развлечь скучающего кинозрителя, пришедшего в кино узнать о порно, но порно так и не увидевшего. Вот, например, отличный саундтрек из хрестоматийного диско и фанка 70-х. Вот редкие, но удачные шутки (кстати, «Глубокая глотка» была еще и неплохой комедией). А вот и большие звезды в эпизодических ролях (так, Джеймс Франко сыграл основателя Playboy Хью Хефнера, а Адам Броуди – партнера Линды по «Глубокой глотке» Гарри Римса).

Но все это – лишь в первой части байопика. Чем дальше, тем сильнее режиссеры нагнетают драматизм, не стесняясь самой дешевой сентиментальности. Залихватский фанк сменяют пронзительные скрипки. Аманда Сейфрид появляется в кадре лишь в слезах и с синяками. Питер Сарсгаард (Чак Трейнор) сменяет свою плотоядную ухмылку на гримасу страдания (очевидно, от нехватки кокаина и денег). И даже суровая мать (в ее роли – секс-символ 90-х Шэрон Стоун) больше не сжимает челюсти от негодования, а лишь вытирает слезы и горько всхлипывает.

Спора нет: наверное, Линде Лавлэйс и правда приходилось тяжко. Но все же первый в мире байопик звезды фильмов категории ХХХ можно было снять пусть и без порно, но задорно! Увы, честному рассказу (который был бы интересен многим) сценаристы предпочли заезженную историю с этикеткой «байопик»: о тяжелом детстве, суровом воспитании, непременном падении и запоздалом раскаянии. Меж тем пример удачного сценария у создателей «Лавлэйс» был прямо перед глазами. Именно благодаря неожиданному сюжету (а вовсе не талантам Линды) «Глубокая глотка» и стала когда-то выдающимся прокатным хитом. Жаль, что авторы «Лавлэйс», похоже, так этого и не поняли.

Максим Кузнецов