Кругозор Без галстука и рубашки: как политики стали секс-символами
Кругозор
Без галстука и рубашки: как политики стали секс-символами
Джастин Трюдо
© BarcroftMedia/TASS
Фото молодого Джастина Трюдо без рубашки с жаром обсуждали СМИ и пользователи интернета. «РБК Стиль» задался вопросом, приветствуется ли в политике сексуальность и кто из современников Трюдо мог бы составить ему конкуренцию в плане привлекательности.

В этом месяце соцсети наводнили юношеские снимки премьер-министра Канады Джастина Трюдо. На одном из них он запечатлен на яхте, на другом — просто на улице, но обе фотографии изображают нынешнего премьера без рубашки. И вызывают настоящую бурю эмоций у интернет-пользователей. «Молодой Джастин Трюдо установил новые стандарты для политиков во всем мире», «Молодой Джастин Трюдо мог бы опрокинуть суп мне на колени, и я бы извинилась перед ним», — такие записи, к примеру, появились в Twitter. Пусть снимки и были сделаны задолго до того, как Трюдо стал одним из первых лиц государства, теперь привлекательности премьер-министра уделяют столько же внимания, сколько и его политической программе. При этом внешность политика не всегда вызывает положительные эмоции: после того, как в августе прошлого года обнаженный по пояс Трюдо случайно попал в кадр на пляже во время свадебной церемонии, многие пользователи соцсетей принялись язвить, риторически вопрошая, носит ли политик когда-нибудь рубашки.

 

 

Теме сексуальности в политике посвящено немало исследований и интервью. Уместно ли это в такой консервативного рода деятельности, как на нее влияет современное общество, где то и дело возникают споры о сексизме?​ Если речь заходит о политиках-мужчинах, то брутальность и сексуальность приветствуются, но это должно выглядеть органично, считает политтехнолог Константин Калачев. Внешность как таковая, по его мнению, не играет большой роли. «Физическая привлекательность политика-мужчины определяется не накачанным торсом, а харизмой. Если ее нет, попытка быть сексуальным будет выглядеть смешно», — говорит он.

Джастин Трюдо
© PA Photos / Tassphoto.com

С этим соглашается и политолог, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. «Сексуальность не стоит выпячивать — люди должны сами приходить к выводу, что человек привлекателен. Политику нельзя продавать себя как секс-символ, делать это в лоб», — говорит он, подчеркивая, что отношение публики к этому явлению зависит и от определенного региона. «В США сейчас сексуальность всячески нивелируется, и любые намеки на привлекательность такого рода не приветствуются, политик должен быть асексуален. В Латинской Америке, наоборот, это считается хорошим тоном», — рассказывает Минченко.

У женщин-политиков дела с проявлением сексуальности обстоят сложнее, чем у мужчин. «Женщин, выглядящих подчеркнуто сексуально, хотят, но за них не голосуют, — отмечает Константин Калачев. — Личностные и деловые характеристики женщины-политика важнее физических. Но симпатичная кандидат для избирателей предпочтительнее несимпатичной. Особенно если она будет восприниматься как компетентная, честная и способная принести пользу». В качестве примера он приводит экс-президента Аргентины Кристину Киршнер: «Она воспринималась не как сексуальный объект, а как красивая женщина, придерживающаяся популярных левых взглядов, как политик с характером и волей. Главные ее достоинства — сила характера, образованность, харизма».

Сексуальность наряду с остальными качествами может помочь политикам прийти к власти, но возможен и другой случай: власть делает политика сексуальным. «Естественной притягательности противостоит та, что идет от власти, — говорит политолог Вячеслав Данилов. — Власть манит, заставляет «прижиматься к себе» — таков, например, Владимир Путин. Столкновение двух этих типов сексуальности хорошо показано в американском сериале «Босс» на примере конфликта кандидата в губернаторы штата Иллинойс Бена Зейджака, молодого симпатичного парня «с принципами», и беспринципного старого и больного мэра Чикаго Тома Кейна. В бескомпромиссной борьбе пожилой чиновник уничтожает своего яркого противника. Это тот самый случай, когда молодость не победила, и он возвращает Кейну столько притягательности, что Зейджаку и не снилось».

 

5 современных политиков, которые стали секс-символами

Владимир Путин

© ИТАР-ТАСС/ Алексей Никольский

Президент РФ неоднократно демонстрировал своим политическим сторонникам и противникам, что для своего возраста он находится в отличной физической форме. В 2007 году мир облетели фотографии 55-летнего Путина, раздевшегося по пояс во время рыбалки в Тыве, двумя годами позже он появился на снимках верхом на лошади — опять-таки, топлесс. Когда в феврале 2012 года Левада-центр опубликовал рейтинг секс-символов России, то Владимир Путин оказался в списке самых привлекательных мужчин на третьей строчке, уступив лишь Филиппу Киркорову и Тарзану.

 

Эммануэль Макрон

Эммануэль Макрон с женой Бриджит Тронье

© Stephane Cardinale/Corbis via Getty Images

Бывшего министра экономики, финансов и промышленности Франции, а ныне кандидата в президенты от партии «Вперед» Эммануэля Макрона называют «мечтой всех французских женщин». Ему всего 39, он хорош собой, а тот факт, что он уже много лет женат на своей школьной учительнице, которая старше его на 24 года, только усиливает привлекательность Макрона в глазах избирательниц.

 

Энрике Пенья Ньето

© Jakob Ratz/Pacific Press/LightRocket via Getty Images

В январе этого года 50-летний президент Мексики вошел в список «12 самых сексуальных политиков» по версии латиноамериканского развлекательного портала E!. «Он в одиночку снова сделал свою страну сексуальной», — шутили о Пенья Ньето авторы британского таблоида Mirror. Привлекательность президента Мексики оценивали не только его соотечественники: когда в 2015 году Энрике Пенья Ньето прибыл на форум АТЭС в столицу Филиппин Манилу, местные соцсети заполнили похвалы его внешности.

 

Барак Обама

© Jack Brockway/Getty Images

Стройного, улыбчивого и подтянутого экс-президента США в прессе нередко называли секс-символом. Впрочем, его супруга Мишель Обама относится к этому спокойно. На вопрос журналиста Entertainment Tonight, каково первой леди жить с секс-символом, ответила: «Я горжусь им. Он стильный, здоровый, умный, страстный и вдохновляющий. Кто бы не влюбился в него? Так что все в порядке».

 

Маттео Ренци

© Alessia Pierdomenico/Bloomberg via Getty Images

Если бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони сексуальным скорее делала власть, то привлекательность Маттео Ренци, пребывавшего на этом же посту с 2014 по 2016 год, очевидна сама по себе. Итальянские газеты наперебой называли Ренци секс-символом, хотя и критиковали его за действия, противоречившие заявленной программе сокращения административных расходов: например, за использование правительственного транспорта в личных целях. В декабре прошлого года Ренци ушел в отставку, однако буквально на днях объявил о намерении снова возглавить Демократическую партию Италии и правительство страны.