Стиль
Герои Муся Тотибадзе — о дебютном альбоме, первом концерте и быстром успехе
Стиль
Герои Муся Тотибадзе — о дебютном альбоме, первом концерте и быстром успехе
Герои
Муся Тотибадзе — о дебютном альбоме, первом концерте и быстром успехе
© Фото: Эмми Америка/ Emmie America; Стиль: Екатерина Павелко; Макияж: Юлия Рада; Ассистент стилиста: Андрей Мардо
С певицей и актрисой Мусей Тотибадзе мы встретились, чтобы поговорить об амбициях и страхе, первом сольном концерте и клипе, в котором на беговой дорожке танцуют Никита Кукушкин, Александр Гудков и Сергей Полунин.

Четыре года назад о Мусе Тотибадзе было принято писать как о дебютантке бала Tatler, наследнице мощнейшей художественной династии, начинающей певице и светской героине новой формации — тонкой и скромной. В 2019-м регалии стали весомыми: Муся — театральная актриса и музыкант. 24 мая девушка выпустила сольный альбом «Мальчик» из семи жарких электропоп-треков. 31 мая подоспел премилый клип на песню «Разбегайся», в котором видные парни (от Никиты Кукушкина до Сергея Полунина и Александра Гудкова) занимаются спортом под Мусин трек. А 5 июля во дворе «Стрелки» певица даст первый в жизни сольный концерт. «РБК Стиль» в преддверии этого важного события расспросил Мусю про страхи, медийность и, конечно, музыку.

Альбом готовился четыре года. Чем вы занимались в это время?

Когда мы начали его писать, я поступила в Школу-студию МХАТ, и совмещать учебу с музыкой стало тяжело: в институте проводишь по 14 часов в сутки. Через год перевелась в ГИТИС — времени, мягко говоря, больше не стало. Мы назначали музыкальные сессии, писали треки постепенно, кусками, но самая активная часть работы началась уже ближе к моему выпуску.

Сейчас музыканту, особенно молодому, не выгодно делать альбом — лучше начинать с синглов или, в крайнем случае, EP. Почему вы пошли сложным путем?

У меня же была какая-никакая история с синглами. Пока писался альбом, мы выпустили «Радио», «Танцуй, Виталик», «Останусь с тобой». Мне было чисто психологически важно сделать альбом. Пластинка, по моим представлениям, — это первый большой шаг. Но по количеству треков мы все равно на грани EP. Обычно люди пишут 13, 15, 10 треков, а у нас — 7. Мы даже хотели назвать его «Семь», но пока полгода носились по лейблам и встречам, занимались ерундой, не имеющей отношения к творчеству, произошла заминка. Как-то включила «Вечерний Ургант», Иван объявляет: «У нас в гостях Макс Барских с новым альбомом «Семь»!» Я такая: «Чего?!» А потом Artik & Asti выпустили пластинку «Семь». У всех — по семь треков. И вы удивитесь, название мы решили поменять.

© Фото: Эмми Америка/ Emmie America; Стиль: Екатерина Павелко; Макияж: Юлия Рада; Ассистент стилиста: Андрей Мардо

Вы говорили, что хотите писать радостные песни, «когда все хреново». В таком состоянии работается лучше?

Как оказалось, да. Большинство песен написаны в «критических» состояниях, хотя они, кажется, негрустные. Начала благодарно относиться к таким состояниям, они очень плодотворны.

Еще одна цитата: «Я не могу расслабиться, когда вокруг много чужих людей». Как эта черта сочетается с выступлениями? И что вы чувствовали, впервые оказавшись перед публикой?

Поскольку я с семи лет занималась гитарой и вокалом, близкие регулярно собирались на «Муськин концерт», что для меня, ребенка, было большим стрессом. С возрастом это не проходит, наоборот, чем старше становлюсь, тем больше боюсь — появляются предрассудки. Первое серьезное выступление было в 16 лет на открытии ММКФ. Мы пели с Мананой, моей сестрой. Было очень страшно. Но теперь пересматриваю видео и кажусь себе более отчаянной, чем сейчас. Честно, завидую себе той.

А как перед «Стрелкой» себя ощущаете?

Вчера ехала в такси ночью, подумала о концерте и ощутила то, что ощущала перед поступлением, — будто проглотила булыжник. Вообще не представляю, как это будет. Наверное, когда начнем репетировать, уверенности поприбавится. Сейчас неприятная часть — афиши, билеты, пригласительные, — она мне тяжело дается. Еще мы с группой всегда разбавляли программу каверами, а теперь надо представить собственный материал, который мне неловко петь. Лучше как в караоке: «Что вам спеть? Смотрите каталог, выбирайте». Я даже не знаю, как под свои песни танцевать.

© Фото: Эмми Америка/ Emmie America; Стиль: Екатерина Павелко; Макияж: Юлия Рада; Ассистент стилиста: Андрей Мардо

То есть боитесь, как отреагируют именно на ваш собственный материал. А вообще, есть ли люди в индустрии, чье мнение вам важно? Музыканты, продюсеры.

Есть музыканты, которых я страшно уважаю и слушаю, но так, чтобы я выдохнула после их оценки — нет. Как только выдохну — умру. Мне очень приятно респектнул Иван Дорн. Мы общались по поводу сотрудничества, он послушал альбом. Думаю, чем человек талантливее, тем щедрее. По крайней мере, в его случае это так. Ваня очень поддержал, написал теплые слова после релиза. Но я все равно очень боюсь. Вообще, самый большой страх — оценка родственников. Им невозможно соврать, даже если очень захочу.

Насколько я знаю, вы еще опасаетесь, что на сольный концерт придет мало людей. Не думали ли, что медийность, походы на мероприятия помогут расширить аудиторию, да и просто придадут узнаваемости? Сейчас вас нельзя назвать светским персонажем. Это осознанный выбор?

Если честно, я не вижу резона ходить везде. Вот мы общаемся — я понимаю смысл. А раньше издания меня приглашали, потому что была на балу Tatler — надо поснимать, спросить про косметику и гардероб. Мне очень важно заниматься делом. Можно ходить на 900 тысяч мероприятий, если ты параллельно делаешь что-то классное, а медийность ради медийности — полный абсурд. Плюс, когда я училась, времени не было даже на семью, не то что на мероприятия. Ну и вообще я довольно домашний, тепличный человек.

© Фото: Эмми Америка/ Emmie America; Стиль: Екатерина Павелко; Макияж: Юлия Рада; Ассистент стилиста: Андрей Мардо

А что насчет инстаграма? Можно его раскрутить — и выходы никакие не потребуются.

Сейчас предпринимаю робкие попытки продвигать аккаунт. Понимаю, что нужно действовать определенным образом, особенно под выход альбома, постить фотки, предлагать интерактивы, писать завлекающие тексты. Но я всего этого не умею и не хочу, но, наверное, надо научиться играть по этим правилам.

«Мальчик» должен был выйти в прошлом году, но произошла заминка с лейблами. Почему вы не захотели просто выложить альбом на стриминговые сервисы или в тот же «ВКонтакте»?

Я думала об этом, но нам нужен был дистрибьютор и начальный капитал для грамотного промо. Грамотное промо, в моем понимании, стоит дорого. Но у нас нет индустрии, лейблы превращаются во франшизы, денег давать не хотят, контракты предлагают на пять лет вперед. Плюс кризис, все боятся вкладывать в малоизвестного артиста, давать авансы. Хотя я пришла с готовым альбомом, со своими музыкантами, мастерингом. Благо, мы нашли компромисс с лейблом М2.

На ваш взгляд, можно ли сегодня стать успешным, узнаваемым российским музыкантом, не затрагивая актуальные социальные темы?

Думаю, что песни об актуальных проблемах недолговечны — темы быстро исчерпываются, меняются. Мне нравится ретро-история. Никогда не задумывалась над тем, как написать современную песню в плане текста. Хочу, чтобы мне просто не надоело писать музыку. Если пропадает удовольствие — все, до свидания. На конвейер песни поставить, надеюсь, не получится.

Лучше как в караоке: «Что вам спеть? Смотрите каталог, выбирайте». Я даже не знаю, как под свои песни танцевать.

Что вы думаете про историю быстрого успеха? Когда человек, как правило музыкант из «ВКонтакте», резко выстреливает, а потом как-то успокаивается и перестает подогревать интерес к себе?

Есть ощущение, что быстрый успех — не моя история. Сначала я очень расстраивалась, а теперь думаю, что это к лучшему. Чем тяжелее что-то дается, тем дольше продержишься на плаву. Сейчас какой-то невероятный поток музыки сваливается на головы людям, по вторникам и пятницам обновляются плейлисты. Даже я, человек нестарый, не успеваю за всем уследить. Конечно, сложно задержаться в топе при таких скоростях. Да и нужно ли? Понимаете, не так страшно выпасть из чарта iTunes, как перестать писать качественную музыку.

Расскажите в паре предложений о клипе. Почему в нем столько парней и зачем они все собрались?

Ребят приглашал Гриша (Григорий Добрыгин — режиссер клипов «Радио», «Танцуй, Виталик!» и «Останусь с тобой». — «РБК Стиль»), такой ансамбль — полностью его заслуга. Парни занимаются спортом под девичью песню. Как правило, мы, будучи такими классными и интеллектуальными, слушаем на беговой дорожке guilty-music, полнейшую жесть. В данном случае «жесть» — трек «Разбегаюсь».

© Фото: Эмми Америка/ Emmie America; Стиль: Екатерина Павелко; Макияж: Юлия Рада; Ассистент стилиста: Андрей Мардо

Самоиронично.

А как иначе? У нас была нереально крутая съемочная смена, все включались. Понятно, что когда выпускаешь песню, она уже не твоя — принадлежит совершенно другому пространству. Но я наблюдала за парнями, выучившими слова песни, и было невероятно приятно. Такой самоотдачи и непосредственности не ожидала. Люди играют в лучших театрах Москвы и все равно не боятся показаться нелепыми, смешными и трогательными.

А что до вас как до актрисы? Вы отдали четыре года учебе, играете в трех спектаклях разных театров. Как дальше планирует развиваться Муся-актриса?

Театр очень помогает, но все свое время им заполнять я бы не стала. Сейчас играю в спектаклях, которые мы выпустили, будучи студентами: «Встречи. В пространстве расставаний» (реж. Светлана Землякова) в Мастерской Петра Фоменко и «Гипнос» (реж. Олег Глушков) в «Практике». Ну и «Любовницы» (реж. Светлана Землякова) в Театре Наций, только это уже вне курса. Я бы с удовольствием поработала с большими режиссерами типа Андрея Могучего и в кино снялась бы с удовольствием, был бы интересный проект. Но в любом случае предпочтение отдам музыке: буду писать, пока пишется.