Стиль
Жизнь Экспаты из России — о жизни и работе в Нью-Йорке
Стиль
Жизнь Экспаты из России — о жизни и работе в Нью-Йорке
Жизнь
Экспаты из России — о жизни и работе в Нью-Йорке
© kolderal / gettyimages.com
Шеф-повар, режиссер, маркетолог, предприниматель и студентка делятся лайфхаками о переезде в Нью-Йорк и рассказывают, как получить визу, чтобы работать легально, в каком районе жить, где вкуснее всего кормят и почему в Америке важно заводить знакомства.

Сегодня прогрессивные молодые люди из России все чаще уезжают в Америку учиться, заниматься творчеством, работать с крупными брендами, развиваться в сфере IT и инноваций, открывать собственный бизнес, развивать профессиональные навыки, да и просто жить и строить семью. В Нью-Йорке уже давно живут тысячи русских. Но те, кто переехал недавно, всячески стараются избегать клишированных мест, вроде Брайтон-Бич. Теперь их можно встретить в самых модных районах города, где соседи не обращают внимание на то, откуда ты родом. В списке фаворитов: Уильямсбург, Бушвик, Бруклин, Сохо, Вест-Виллидж и несравненный Верхний Ист-Сайд, о котором мечтает каждый, кто хоть раз прогулялся по Центральному парку.

Жизнь в Нью-Йорке — это про то, как получить разрешение на въезд и работу в стране, обзавестись жильем, обеспечить себе заработок, познакомиться с местными жителями и разобраться в том, что скрывает этот сумасшедший мегаполис. Именно такие вопросы мы задали тем, кто уже решился на переезд в Большое яблоко.

Аполлинария Баханова

Директор по маркетингу Jacob & Co — о том, как пройти собеседование и получить высокооплачиваемую работу

Право на работу у меня появилось сразу же после переезда в США. В Нью-Йорк я перебралась вместе с мужем — он работает в компании BMW, его перевели возглавлять стратегическое направление по развитию бренда в Северной Америке. Компания оформила рабочую визу не только мужу, но и мне, что, кстати, бывает крайне редко. Повезло! И я решила воспользоваться этой возможностью — сразу же начала искать себя в сфере маркетинга. У меня за плечами был богатый бэкграунд работы в России и Европе, но, несмотря на это, я все же столкнулась с некоторыми сложностями.

В Нью-Йорке непросто получить хорошую работу. Во-первых, резюме должно совпадать с описанием вакансии минимум на 75% по ключевым словам, что практически невозможно. Получается, что резюме надо персонализировать и «перекраивать» не только под каждую компанию, но и под каждую должность. В противном случае работодатель может даже не увидеть кандидата — его просто заблокирует система. Думаю, это сделано для того, чтобы фильтровать поток заявок, поскольку их набирается огромное количество: в Нью-Йорке действительно сумасшедшая конкуренция практически в любой сфере. Но я не уверена, что это очень эффективно: автоматизировать прием людей на работу нельзя — очень легко пропустить идеального кандидата просто потому, что его резюме было составлено неверно.

© Zach Miles / unsplash.com

Во-вторых, на Манхэттене можно получить работу только через знакомых. Обычно, когда HR получает резюме, он не знает пол, национальность или возраст кандидата. Естественно, компании хотят иметь более четкое представление о тех людях, которые придут на собеседование и будут претендовать на должность. Поэтому многие из них прислушиваются к рекомендациям, хотя бы заочным, по имейлу — это намного эффективнее, чем поиск работы самостоятельно или через рекрутера.

Собеседования, на которые я попала, мне удалось устроить только благодаря знакомствам по всему миру, которые у меня состоялись еще до переезда в Нью-Йорк. Мне сразу же приглянулась вакансия в Jacob & Co — им понравилось, что у меня огромный опыт работы в люксе, и хотя я никогда не пробовала себя в ювелирно-часовом бизнесе, мне отлично известны клиенты и стратегия. Спустя всего три месяца после переезда я получила должность маркетинг-директора — теперь я сижу в главном офисе, занимаюсь планированием и координацией PR во всех странах, где представлен бренд.

Удивительно, но в Америке хорошее образование еще не гарантирует, что в итоге ты получишь достойную работу. Однако, чтобы поступить в престижный университет, ребенок должен закончить частную школу. Попасть туда не всегда просто: иногда просят продемонстрировать исключительный талант или указать родственные связи. Кроме того, здесь требуют рекомендации, а в хорошем детском саду собеседование проводят не только с ребенком, но и с его родителями, чтобы познакомиться с семьей и узнать, чем она занимается. Так происходит по всей Америке, но в Нью-Йорке это особенно выражено из-за того, что город перегружен богатыми людьми и иммигрантами. Детям постоянно не хватает мест в хороших школах. И хотя в стране очень высокие налоговые выплаты, бесплатного здравоохранения или образования здесь все равно нет. Вернее, оно есть, но его качество оставляет желать лучшего.

Из минусов: несоответствие цены и качества в сфере услуг и очень высокая их стоимость. Город грязный, а если выпадает снег, то его никто не убирает. Бывает, что неблагоприятные погодные условия зимой просто блокируют дороги между городами — тогда случается автомобильный коллапс, люди могут потерять целый день.

© fotog / gettyimages.com

Но, конечно, есть и свои плюсы. Один из них — удивительная энергетика Нью-Йорка. Город никогда не спит: здесь постоянно происходят какие-то события, вокруг невероятное количество музеев, галерей, интересных людей — никогда не заскучаешь. У Нью-Йорка особая атмосфера, заряд, который притягивает настолько сильно, что уезжать отсюда, несмотря ни на что, уже не хочется.

Михаил Либман

Сооснователь творческой лаборатории Snark.Art — о самых модных районах города и о том, где лучше всего знакомиться с современным искусством

Нью-Йорк — это страна внутри страны. Многие приезжают сюда именно для того, чтобы реализовать себя и попытаться сделать что-то новое, удивительное, изобрести велосипед, за которым потом все будут гнаться. Я живу в Нью-Йорке с самого детства. Моя семья переехала в Штаты, когда я был еще маленький. Но когда закончил школу, поступил в Чикагский университет — хотелось уехать от родителей и попробовать самостоятельную жизнь.

Ребенку переехать в другую страну намного легче, чем взрослому человеку. Нью-Йорк — город иммигрантов, поэтому здесь всегда можно завести русскоговорящих друзей даже в школе. А вот система образования непростая: дети начинают учиться с четырех лет. Школы в городе совершенно разные, от самых простых до престижных и частных. Попасть в хорошее учебное заведение непросто: когда школа переполнена, новичка не возьмут. Поэтому если семья переезжает в Нью-Йорк уже с ребенком, то я рекомендовал бы выбирать район исходя из того, какие рядом есть школы — так вероятность попасть в классное учебное заведение становится намного выше. Сегодня так делают многие — это однозначно стоит того.

© Alexander Spatari / gettyimages.com

Где жить, если ты только что переехал в Нью-Йорк? Это очень распространенный вопрос. Разумеется, выбор места жительства сильно зависит от самого человека и его материальных возможностей. Можно жить в Сохо, на Манхэттене — тогда ты будешь находиться в центре всего, но в таком случае нужно быть готовым платить за жилье баснословные деньги. За последние 10–15 лет сильно поднялись более отдаленные районы. Например, северный Бруклин — Уильямсбург или Бушвик. Сейчас там вся молодежь, творческая тусовка, много энергии и интересных проектов, а цены намного ниже. Тем, кто ищет более спокойную жизнь, может понравиться район Гринпоинт: с одной стороны, там тихо и красиво, с другой — достаточно хороших кафе и ресторанов.

© airbnb.ru

Я живу в очень необычном месте: в южной части района Уильямсбург, где доминируют еврейские хасиды. Когда я выхожу на улицу, то сразу же оказываюсь окружен людьми в черном — мне нравится такая культурная встряска. Прохожу пару блоков и оказываюсь в совершенно другом районе, где много кофеен, молодежи и хипстеров. Нью-Йорк очень мобильный город, в нем нет единого центра. Когда-то он был, но теперь во многих районах есть свои точки притяжения и места силы, которые привлекают все больше людей. Здесь стало намного безопаснее — это позволяет развиваться многим частям города, которые когда-то были в запустении. Кстати, по этой же причине современное искусство начинает выходить за пределы больших музеев вроде Уитни, МoМА и Гуггенхайма. Например, есть очень классный центр современного искусства PS1 в районе Квинс, много арт-организаций в Ред-Хук и Дамбо, которые предоставляют резиденции для художников. Там часто устраивают открытые показы и вечеринки, где можно познакомиться с ребятами, их творчеством и весело провести время.

В Нью-Йорке ты постоянно окружен интересными людьми. Это одна из столиц мирового искусства, поэтому количество художников и артистов на один квадратный метр здесь превышает все возможные ожидания. Что с этим делать — личное решение каждого. Я решил экспериментировать, и в прошлом году вместе с моим бизнес-партнером мы открыли в Нью-Йорке арт-продакшн-студию Snark.art, на платформе которой реализуем проекты по искусству с внедрением блокчейн-технологий. До этого мы оба занимались совершенно другими вещами. Я разрабатывал финансово-статистические IT-приложения, но в какой-то момент решил закончить киношколу и захотел поработать над видеоарт-проектами. Долгое время мне не хватало решительности попробовать что-то новое, и наконец я понял, что тот самый момент наступил. Теперь мы изучаем концепты коллективного владения предметами искусства и развиваем новое инновационное направление.

Кирилл Ольховский

Шеф-повар — о том, как побывать в лучших ресторанах и не спустить на это свой месячный бюджет

До переезда в Нью-Йорк я работал шеф-поваром в одном из известных ресторанов Санкт-Петербурга. Путешествовал много: сначала по России, чтобы глубже изучить русскую региональную кухню, затем по миру, чтобы познакомиться с кулинарными традициями других стран. Вдохновение нашел в Стране Басков, во Франции и Италии, но уехать решился именно в США — по приглашению владельцев одного из ресторанов, чтобы разработать для них меню. После того как работа была выполнена, я начал искать что-то новое и получил очень интересное предложение. Теперь я работаю шеф-поваром в ресторане Frankie в Джерси-Сити. Владелец и су-шеф ресторана — австралиец, с ним мы познакомились еще до открытия, поэтому мне вновь выпала возможность не просто прийти на готовую кухню, а создать ее с нуля и собрать хорошую команду.

В Штаты я приехал уже с рабочей визой, а спустя два года выиграл в лотерее грин-карту. Бояться получения визы не стоит: если вы действительно хороший сотрудник, то работодатель без труда поможет вам оформить все необходимые документы для дальнейшего пребывания в стране.

В свободное время я устраиваю русские обеды для иностранцев прямо у себя дома. Еще когда жил в России, наткнулся на портал Eatwith и предложил свою кандидатуру. Такой ресурс — это классная альтернатива походу в ресторан со своей атмосферой и преимуществами. Я всегда стараюсь сделать так, чтобы гости чувствовали себя уютно, по-домашнему, без лишней формальности и стеснения. Иногда на обеды приходят русскоговорящие, которые сильно заскучали по дому и борщу. Но чаще — американцы, интересующиеся русской кухней. Здесь она, кстати, очень популярна: рестораторов намного больше, чем в России, а значит, и конкуренция выше.

© facebook.com/kirill.olkhovskiy

В Нью-Йорке невероятное количество ресторанов, но найти среди них хорошие — задача не из простых. Здесь не везде вкусно, поэтому у меня есть любимые районы и места, которые я иногда рекомендую знакомым, приезжающим в Штаты. Гастрономия однозначно развита в районе Сохо: там можно найти рестораны и бары практически на любой вкус. Я бы выделил французский ресторан La Mercerie — в нем я даже познакомился с шефом и попросился провести один день на кухне, чтобы посмотреть, как это место работает изнутри. В том же районе есть довольно известный ресторан Dante — считаю его одним из лучших в городе. Можно отправиться в Вест-Виллидж — место, где жила героиня сериала «Секс в большом городе» Керри Бредшоу. Там есть уютный ресторан аутентичной итальянской кухни Epistrophy. Кстати, из блюд в Нью-Йорке сейчас очень популярен поке — появляются целые сети и концепции, где можно самому собрать свое блюдо. А одна из моих последних находок на Манхэттене — относительно новый ресторан L’avenue. Он расположен на последнем этаже универмага Saks на Пятой авеню. Редко встретишь место с такой качественной кухней прямо в сердце большого города.

У меня есть несколько лайфхаков, которые позволят сходить в дорогой ресторан за приемлемые деньги. Во-первых, бюджетно посетить хороший ресторан можно во время ланча. Как правило, у них всегда интересное меню с доступными ценами, а качество блюд не уступает основным блюдам. Во-вторых, в ресторанах Нью-Йорка распространена акция «счастливые часы» — определенное время в будние дни, когда посещаемость ресторанов падает и они вынуждены привлекать посетителей сниженными ценами на некоторые блюда. Например, в известном ресторане на Центральном вокзале Нью-Йорка устрицы в счастливые часы обойдутся всего по $1. В-третьих, есть различные мобильные приложения, вроде Open Table, где за предварительную бронь в ресторане часто можно получить какой-то приятный бонус в виде скидки, напитка или десерта. Вообще бронировать места в хороших ресторанах Нью-Йорка нужно обязательно. Иначе есть риск остаться голодным.

Альберт Рудницкий

Режиссер — об американском театре, кинопробах и о том, как получить рабочую визу для лиц «с выдающимися способностями»

На одном из фестивалей короткометражного кино в Италии я познакомился с художественным руководителем маленького театра в Южной Каролине. Мы с ним разговорились, и он предложил мне приехать в Америку, чтобы поставить для них спектакль. В течение полугода мы списывались, выбирали материал и обсуждали условия. На тот момент я заканчивал ГИТИС, и в итоге я объявил мастеру своего курса Олегу Львовичу Кудряшову, что буду ставить выпускной спектакль в США. Он, конечно, отреагировал без энтузиазма, особенно на то, что в качестве материала была выбрала сложная пьеса Даниила Хармса «Старуха». Идея была сумасшедшая: не зная культуры и менталитета, я отправился ставить спектакль на английском языке в Южную Каролину. Подготовка и репетиции длились долго, но мне очень нравилась атмосфера, которой меня окружили местные актеры. А вот финальный прогон прошел просто ужасно. Меня даже начали посещать мысли, что я зря затеял всю эту игру и, вероятно, очень сильно облажаюсь. К счастью, премьера прошла успешно, с живой реакцией и бурными овациями. Спектакль шел в театре несколько месяцев, что для Америки редкость.

В Америке театр устроен иначе. Практически нет репертуарного театра и дотаций от государства. Театр они воспринимают, скорее, как бизнес-проект: есть площадка, продюсер, который является художественным руководителем, и приглашенные актеры. Спектакли за пределами Бродвея играются не дольше одного-двух месяцев. В Южной Каролине так и было: спектакль шел на сцене каждый день, пока зритель просто не перестал на него ходить.

После того, как я вернулся в Россию и защитил диплом, мне снова поступило предложение из Южной Каролины. Я не был уверен, что хочу продолжить заниматься там театром, но сомнений в том, что я должен вернуться в Америку, практически не оставалось. Я прилетел в Нью-Йорк, где у меня уже было несколько знакомых, и поселился недалеко от Брайтон-Бич. Сказать, что это был неудачный выбор района, — не сказать ничего. Я вроде бы ощущал, что оказался в другом мире, но что-то меня смущало. Через три месяца я сбежал с Кингс-Хайвей в молодежный Бушвик, где живет прогрессивная молодежь, и все наконец-то встало на свои места. Оказалось, что от района очень сильно зависит то, какие люди будут у тебя в окружении. Здесь я часто встречаю художников, актеров и режиссеров.

В США тяжело жить без права на работу. Без него невозможно интегрироваться в общество и стать частью большого проекта. Для меня лучшим вариантом оказалась виза категории О1 — это специфическая виза для талантливых людей. Мне было необходимо доказать, что у меня есть какие-то выдающиеся способности, которые объясняют то, почему я должен остаться в США. Я начал собирать всю возможную информацию о себе: ссылки, статьи, работы, рекомендации и письма, приглашения от работодателей. Объем моего кейса составил порядка 800 страниц. Получить визу было непросто, но все сложилось. Теперь я могу работать актером и режиссером кино и театра с любыми компаниями в своей сфере. Единственное «но» заключается в том, что крупные кинопроекты все равно не рискуют нанимать иммигрантов, которые находятся в Штатах по визе. Чтобы простой человек получил возможность попасть в большое кино, ему нужно стать обладателем грин-карты. В противном случае HBO вряд ли рискнет взять вас на свой проект.

Современный американский кинематограф развивается в трех штатах: Калифорния, Нью-Йорк и Джорджия. Тот, кто хочет попасть в кино, должен ходить на кастинги с утра до вечера. Можно работать самому — это будет немного сложнее, чем через агента, и займет больше времени. Мониторить объявления лучше всего в интернете, на таких ресурсах, как Backstage. Но нужно быть морально готовым к тому, что кастинги будут съедать все ваше время. В Америке запредельная конкуренция, а это значит, что пробиться в хороший проект будет намного сложнее, чем где бы то ни было. На одну роль могут претендовать больше тысячи человек. И самое главное, что нужно любому, даже начинающему актеру, — это очень хороший английский, без русского акцента. Для того чтобы сделать язык чище, лучше всего брать уроки или ходить на дополнительные актерские курсы. Язык — это одно из главных условий, чтобы состояться в нашей профессии.

Екатерина Ладик

Студентка факультета уголовной юриспруденции Нью-Йоркского университета — о том, как выиграть грин-карту и выжить одной в чужом городе

Заявку на грин-карту я подала просто от скуки, совершенно ни на что не рассчитывая. Многие знакомые пробовали, я решила последовать их примеру — и выиграла с первого раза. Кажется, это было 4 мая, в первый день объявления результатов. Накануне я поделилась со своей семьей, что решила поиграть. Помню, как мама и брат смеялись надо мной, мол, выбирай, где будешь покупать дом, и со стипендии начинай откладывать. Я еще тогда отшучивалась, что в свой первый дом в Америке их не повезу, потому что они не верят в мою победу. Впечатления у меня были очень странные: я отправила скриншот сообщения из посольства своему другу, который живет в Штатах, и спросила, что это значит. Ответ был лаконичный: «Ты выиграла». Сложно было поверить.

Впереди меня ждала длительная сдача анализов, медобследование, прививки. Дальше — стандартные бюрократические процедуры: заполнение анкеты и сбор документов. Собеседование проходило в Москве: офицер задал несколько вопросов о том, что я собираюсь делать в Америке. Ответила, что буду в Нью-Йорке петь в бродвейских мюзиклах, и пообещала ему бесплатный билет. Он посмеялся и поставил долгожданный штамп — отсчет до переезда начался. До окончательного решения посольства я никому, кроме семьи, о лотерее не говорила. И когда мне сообщили, что меньше чем через полгода я должна уехать из страны, стало немного страшно. Родные меня поддержали и, в целом, согласились с моим решением, хотя и считали Америку «страной врага». Мама даже пыталась меня отговорить, но быстро сдалась.

© Hal Bergman Photography / gettyimages.com

В Нью-Йорк я приехала одна и сразу начала искать работу. В первые месяцы было очень сложно из-за невысокого уровня английского, к тому же отношение со стороны работодателей оставляло желать лучшего. Помогли случайные знакомства: например, когда заблудилась в метро, то попросила помощи у девушки, которая тоже оказалась русской. В итоге мы разговорились и она предложила мне поработать в кофейне. С жильем мне тоже повезло: быстро нашла в социальных сетях. Маленькая, но приличная комната в окрестностях Бруклина в квартале русских эмигрантов обходилась мне в $800. В то время меня часто посещали мысли вроде: «И чего тебе дома не сиделось?!» Там — машина, приличная работа, а здесь — черная униформа, метро и швабра на работе. Депрессия становилась настолько сильной, что мне потребовалась помощь специалиста. Тогда я нашла психотерапевта в Москве, еженедельно занималась с ним по скайпу — это сильно помогло. И со временем я научилась относиться к этому по-другому.

Если хочется учиться, то у легального иммигранта есть много возможностей. Государство о нас заботится и старается дать образование по американской системе. Его стоимость стартует от $6 тыс. в год, а обладатели грин-карты еще могут рассчитывать на государственные субсидии и скидки до 50%. Моя учеба в России осталась незаконченной, поэтому я решила, что получить образование в Штатах будет не лишним, и поступила в Нью-Йоркский университет. Кстати, американский диплом повышает шанс найти хорошую высокооплачиваемую работу и обустроиться в городе надолго.

Возвращаться в Россию я категорически не хочу. Я люблю США. Это мой новый дом. И пусть не все идет гладко и до сих пор мне часто нелегко, я для себя твердо решила: моей родиной всегда будет Россия, но дом теперь в Америке.