Вещи Почему бандажному платью пора вернуться. Объясняет Джессика Честейн
Вещи Почему бандажному платью пора вернуться. Объясняет Джессика Честейн
Вещи
Почему бандажному платью пора вернуться. Объясняет Джессика Честейн
© kinopoisk.ru
Еще в нулевых списанное с модных счетов платье бодикон готово к своему второму пришествию. Помогать ему в этом деле взялась картина «Большая игра» и ее главная героиня в исполнении Джессики Честейн.

События дебютного фильма Аарона Соркина «Большая игра» (в оригинале — Molly’s Game, по имени вполне себе реальной американки Молли Блум, несколько лет назад «выстрелившей» автобиографией, в которой она подробно рассказала, как не один год верховодила подпольным голливудским казино) в основном развиваются в нулевых годах, а потому главная героиня в исполнении Джессики Честейн то и дело щеголяет на экране в соответствующих духу времени — не говоря уже про род деятельности — платьях, в том числе бандажных.

Кадр из фильма «Большая игра»
© kinopoisk.ru

Признаться, мы давно не видели такого триумфа изделий из нейлона и спандекса: лет десять назад они вдруг обрели негласный статус в лучшем случае чего-то устарелого, в худшем — образчика дурновкусия. А может быть, просто пошли вразрез с как раз наклюнувшимся спросом на замысловатый «стритстайл». Сотрудницы глянца и блогеры-первопроходцы отчаянно миксовали все со всем, а с цветами и фактурами обращались как с конструктором, из которого нужно собрать фигуру попричудливее. На фоне этих усилий идея надеть платье-бандаж, пусть и эффектное, казалась эдакой капитуляцией — и постепенно оно исчезло даже с позволявших его красных дорожек, оставшись разве что в гардеробе «ангелов» Victoria’s Secret (нарочитая сексуальность, вышедшая из моды, им положена по контракту).

Кадр из фильма «Большая игра»
© kinopoisk.ru

Но, кажется, пришло время его вернуть. И если два с лишним часа в компании Джессики Честейн для вас недостаточно веский аргумент в пользу бандажного мини, то, возможно, стоит возродить тренд хотя бы как дань памяти сразу двум певцам «стретчевого» жанра: в октябре, увы, ушел из жизни 60-летний основатель марки Hervé Léger Эрве Леру, всего месяц спустя — 77-летний Аззедин Алайя. Пожалуй, если бы не два этих талантливых дизайнера, популяризации так называемого бодикона, скульптурирующего фигуры (неспроста Алайя в юности отучился в школе изящных искусств по классу именно что скульптуры), могло бы и не случиться. И каким бы скептическим ни было ваше отношение к вещице, умалять ее значение для истории моды не стоит. Вместо этого лучше дать ей еще один шанс.