Стиль
Вещи Правила цитирования: драгоценные картины FREYWILLE
Партнерский материал

Правила цитирования: драгоценные картины FREYWILLE

Коллекции австрийского бренда FREYWILLE, Hommage à…, посвящены пяти великим художникам — Климту, Моне, Мухе, Шиле и Хундертвассеру. Как этой ювелирной марке удалось грамотно процитировать каждого, рассказывает «РБК Стиль».

Все великие художники уже давно разобраны на цитаты: и не только копиистами или более поздними мастерами. «Кувшинки» Моне, «Подсолнухи» Ван Гога и «Поцелуй» Климта освоены во всех возможных формах. Сюжеты знаменитых полотен столь притягательны, что все считают нужным к ним приобщиться. Так как сделать подобную цитату из шедевров живописи не банальным сувениром, а собственным произведением искусства? Причем, ювелирного? Таким, который станет прекрасным подарком по случаю, а не презентом из недавнего путешествия? Среди самых успешных кейсов — продолжающаяся развиваться и пополняться новыми украшениями коллекция Hommage à… австрийского бренда FREYWILLE. Как ему это удалось?

Правильный выбор художников

В «Посвящении» (Hommage à…) сейчас есть пять глав-оммажей: Климту, Моне, Мухе, Шиле и Хундертвассеру. И это верный выбор художников, с одной стороны, узнаваемых, разговаривающих на универсальном для разных культур живописном языке, суперзвезд живописи, но все же не «попсовых». Австрийский бренд, разумеется, сделал упор на национальное достояние —​ Климта, Шиле и Хундертвассера — но разбавил триумвират цитатами из Моне и Мухи. Что объединяет этих авторов? Бренд не заявляет это открыто, но очевидная между ними связь — отрицание академизма, бунтарство, создание нового искусства. Их творчество сначала не было принято, оно провоцировало, это сейчас Климт и Моне воспринимаются классикой, но вспомните момент появления импрессионизма или основания Венского сецессиона. Фигура Шиле тут выделяется особо, с искусством и самим образом жизни, явившимся пощечиной общественному — читай «мещанскому» — вкусу.

© FREYWILLE

Климт бросил вызов, отделившись от консервативной Венской академии изящных искусств и основав с 18 друзьями общество Венский сецессион. Оно обосновалось в павильоне в стиле ар-нуво (или сецессион) авторства архитектора Йозефа Ольбориха, с надписью над входом: «Каждой эпохе — ее собственное искусство, искусству — свободу». FREYWILLE сумел передать дух свободы и найти идеальный баланс.

Художественная история вписана в концепцию бренда

Далеко не каждый бренд может взять и выпустить какую-нибудь лимитированную серию с репродукциями Кандинского так, чтобы это не выглядело странным ходом. Связь с искусством надо пестовать и лелеять годами, чтобы потом пожинать ее плоды. Как Ruinart, ныне сотрудничающий с современными художниками, а когда-то привлекавший к созданию этикеток Альфонса Муху. Как Hermès, постоянно работающий с независимыми художниками при создании эскизов своих знаменитых платков. Или как FREYWILLE — бренд, который был основан в 1951 году австрийской художницей Микаэлой Фрай. Сама концепция марки, сформулированная доктором Фридрихом Вилле (он стал владельцем и президентом компании в 1980 году и сделал ее успешной на международном рынке) проста как все гениальное: дизайн украшений с горячей эмалью неизменно появляется под вдохновением от «значимых событий культурно-исторических эпох, творений великих художников и современных стилевых течений».

Игра на ассоциациях

Еще один секрет успеха — в умении избежать прямого цитирования. То есть, в том, чтобы не брать готовый сюжет, а создавать свой, вдохновляясь существующим. Как Кунс берет форму знаменитой русской статуэтки сидящей балерины, превращая ее своими металлизированными красками и гигантским форматом в новое произведение.

«В работе над коллекцией, посвященной великому художнику, очень много времени занимает подготовительная часть: надо тщательно изучить творчество художника, посмотреть его работы в музеях, прочитать множество книг… Дизайнеры должны по-настоящему вдохновиться творчеством мастера, а не просто попытаться интерпретировать узнаваемый мотив», — говорит доктор Вилле.

Так, одним из главных мотивов коллекции, посвященной Хундертвассеру становится спираль — знаковый элемент всего его творчества, символ жизни и смерти, созидания и разрушения.

Для одной из посвященных Моне коллекций была выбрана тема Живерни — места, где он обосновался в 1883-м, где разбил сад с редкими растениями и знаменитым японским мостиком над прудом. Где Моне исследует быстротечность мгновения, повторяя один и тот же сюжет в новых и новых картинах. Эту же быстротечность мгновения выхватывают и художники-эмальеры FREYWILLE. Обращаясь к Мухе, художники австрийской ювелирной марки вспоминают о «Жисмонде» — афишу к этому спектаклю с Сарой Бернар по заказу театра «Ренессанс» Альфонс Муха написал в 1894-м, и на следующий день он, что называется, проснулся знаменитым. Афиша сделала его и главным художником театра, и любовником Бернар — на протяжении шести лет Муха создавал не только афиши, но и декорации, костюмы и украшения для «Ренессанса». И FREYWILLE удалось передать не только эстетику модерна, но и всю театральную атмосферу в своей коллекции ​«Посвящение Альфонсу Мухе» (дизайны «Сара Бернар Аквамарин» и «Сара Бернар Бургундия»).

Сложные техники горячей эмали

Произведение искусства можно получить парой росчерков карандаша, но в случае с искусством декоративно-прикладным оно должно быть технически безупречным и сложным в создании. Дополнительная сложность Hommage à… — попытка передать живописные техники в эмали. Импрессионизм с его размашистыми мазками и разложенными на спектр цветами, не смешиваемыми в палитре. Переданная при помощи этих цветов и мазков мимолетность, изменчивость окружающего мира. Или экспрессионизм, течение эпохи модернизма как раз более всего развивавшееся в Австрии и Германии, с его изломанностью быстрых линий и психологией цвета. Его идея эмоционального воздействия на публику. Мастерам FREYWILLE удалось в принципе невероятное — передать пастозность и нервность мазков Шиле в орнаментах украшений.

Шиле увлекался работами мастеров Венского сецессиона и прежде всего Климта. Последний, говорят, как-то ответил на вопрос Шиле, видит ли он в нем талант: «Даже слишком много!»

«Даже слишком много» — это фраза и о нем, о Климте. Сейчас он — австрийское все с его символикой портретов и пейзажей модерна, орнаментальностью, мозаичностью и пышностью работ, дробными узорами и яркими цветовыми пятнами.

Прекрасно передана в эмалевых миниатюрах и вегетативная живопись Хундертвассера, и плавность тонких линий, и богатая декоративность цветочных и растительных орнаментов Мухи.

С прицелом на будущее

Коллекции Hommage à… были изначально построены так, что их удобно развивать, пополняя новыми предметами и сериями. А кроме того — сделать из «Посвящения» историю коллекционную, так, чтобы купив один предмет, хотелось непременно вернуться за новым. Так, чтобы такой подарок отражал личный вкус и был очень персональным.

Самое свежее пополнение «Посвящения» «Совершенный поцелуй», на который ювелиров марки вдохновил знаменитый «Поцелуй» Климта. Техническое изготовление этих предметов было невероятно сложно: сам Климт в своем произведении работал с сусальным золотом, и в украшениях понадобилось использовать пять различных видов золота, чтобы достичь нужного результата. Передать цвета поцелуя тоже было непросто: выход был найден при помощи специальных акварельных эффектов.

Не только технически, но и стилистически — «Совершенный поцелуй» очень сложен. Гармоничная идиллическая работа была создана на изломе: в карьере Климта был непростой период, когда он работал над «Поцелуем», после росписей потолка для Венского университета художника обвиняли чуть ли не в порнографичности. И в этой творческой панике он создает одно из самых знаменитых своих произведений — и одно из самых знаменитых произведений в истории мировой живописи. «Поцелуй» был так хорош, что приобрели его до окончания работы — Музей Бельведера купил картину за 25 тыс. крон (порядка $240 тыс. в современном эквиваленте). Эта работа стала первой в знаменитом «золотом периоде» Климта. И замечательно, что FREYWILLE начали создавать оммажи австрийскому художнику не с него — к нему подошли уже «в зрелости». И это еще один очень умный ход самой знаменитой австрийской ювелирной марки.