Стиль
Впечатления «Без продавца в магазине luxury-бизнес не работает»
Впечатления

«Без продавца в магазине luxury-бизнес не работает»

Фото: Пресс-материалы
Лаура Манелли, не так давно занявшая пост CEO итальянской марки Billionare, рассказала «РБК Lifestyle» о том, почему продавец в бутике не менее важен, чем финансовый директор компании, и о том, почему женщины редко становятся гендиректорами.

С чего вы начали свою деятельность в Billionaire?

С планирования и постановки основных задач. Хотя правильнее было бы сказать — не я, а мы, то есть совет директоров: управление такими компаниями в одиночку невозможно. У Billionaire огромный потенциал, и мне предоставили возможность его использовать. Это luxury-бренд, мы производим вещи высокого качества, и их ценовой уровень также очень высок. Мы не собираемся спускаться на более низкий уровень и превращаться в fashion-бренд. Billionaire — нишевая марка, и я собираюсь сделать наш продукт еще более узнаваемым, знаковым. Сейчас разрабатывается идея нового концептуального магазина. Первый такой магазин-прототип открывается этой весной. Его интерьер разработал архитектор Роберто Бачокки. Бутик оформлен в современном стиле, поскольку мы рассчитываем привлечь молодых покупателей — так, чтобы охватить клиентуру в возрасте от 20 до 70 лет.

 

Приходилось слышать предположения, что с вами Billionaire станет более строгим и классическим.

Я бы так не сказала. Возможно, некоторое «смещение фокуса» и произойдет, но мы не станем строгой классикой. Скорее более современным брендом, трендсеттером. И, повторюсь, главное — узнаваемость. Мы будем делать кроссовки, но при взгляде на них сразу будет ясно, что это кроссовки от Billionaire.

 

Вы работали в нескольких компаниях, известных на fashion- и luxury-рынке: Armani, Brioni. Почему вы предпочли именно это направление?

Когда я была молода и начинала свою карьеру, в 80-е годы, для моего поколения мода была буквально окружающей средой, самой интересной работой из всего, что можно было себе представить. Модная индустрия тогда стартовала, и этот старт сразу превратился в бум. После университета я начала работать финансовым контролером и в 1992 году пришла в Armani в этом качестве. И друзья сказали мне: «Лаура, почему бы тебе не переквалифицироваться на модный ретейл?» Я так и сделала и через несколько лет была уже директором по ретейлу трех линий Armani. Этот дом стал для меня важной школой, это был впечатляющий опыт. Переходя в ретейл, я должна была многому научиться, узнать все о товаре, о магазине, о fashion-рынке, что для специалиста по финансам было непросто. Понять эту сферу, изучить ее правила и одновременно сделать так, чтобы люди, работающие в ней, приняли меня. Сформировать из них команду и двигаться с ней вперед, развиваться. Я начинала с 15 магазинов, а в 2002-м, когда я ушла из компании, их было уже 40. Таково было мое начало в модной индустрии. Luxury сложнее, чем просто мода, это верхний сегмент рынка, он ассоциируется с высочайшим качеством, ручной работой. В него входят производители одежды и аксессуаров, автомашин, часов, семизвездочные отели и рестораны — обладатели трех звезд Мишлен. Luxury — особое сообщество, и, чтобы оставаться в нем, нужно уважать его правила — простые для понимания, но сложные для исполнения. Эксклюзивный продукт, идеальное обслуживание, правильное построение коммуникаций и магазин как проводник этих коммуникаций и идеи бренда. Нарушишь правила — прогоришь.

 

Какими качествами должен обладать топ-менеджер в luxury-индустрии?

Надо верить в свой продукт, нужно двигаться вперед и вперед, не отвлекаясь, не оглядываясь, пока достигнешь поставленную себе цель. Одному работать невозможно, так что нужно создать надежную команду. Людьми управлять сложнее всего. И, как я поняла еще в 30 лет, работая в Armani, к каждому нужен свой подход, правильные слова. Невозможно управлять разными людьми, используя одни и те же приемы. Необходимы уважение к подчиненным, верная мотивация. Надо сделать так, чтобы все сотрудники, снизу доверху, от продавца до коммерческого директора, знали свои задачи и общую цель, чувствовали свою значимость. Ведь, в конце концов, без продавца в магазине luxury-бизнес не работает, как и без топ-менеджера или бухгалтера.

 

Вы сами покупаете luxury?

Иногда. Стараюсь покупать «вечные», вневременные вещи — это как раз характеристика luxury.

 

Billionaire будет выпускать женские коллекции?

Мы начали с небольшой капсульной линии, пока ею ограничимся. Я не считаю Billionaire женским брендом, он изначально мужской, мы концентрируемся на клиентах-мужчинах. Сейчас, по крайней мере.

 

Трудно ли женщине в Европе быть крупным руководителем?

Мне несложно работать с мужчинами. Я не считаю, что есть какая-то разница в бизнесе между мужчиной и женщиной. Да, действительно, большинство топ-менеджеров — мужчины. Прежде всего потому, что женщины предпочитают роль жены и матери, не могут всецело отдаваться работе. Но, на мой взгляд, в этом и прелесть женского предназначения. У меня нет детей, и я сожалею об этом. Может, это несколько некорректно с моей стороны — считать, что мать для детей важнее отца, но я все-таки так считаю. Мать — ключевая фигура в семье. Если мама — деловая женщина и все время в разъездах, ребенок по ней очень скучает. Природа есть природа, ее надо уважать.

 

Вы экономист высокого уровня и понимаете, что экономическая ситуация в России далека от идеальной. Как вы оцениваете перспективы марки в России в нынешних условиях?

Я не буду говорить о политике, я не политик. Billionaire — нишевый продукт для избранных, и до тех пор, пока мы удовлетворяем наших покупателей и уважаем их вкусы, доставляем им радость, кризис нам не страшен. Конечно, никто не знает, что ждет нас в будущем, но свою задачу я вижу в том, чтобы радовать клиентов. Так, чтобы они не думали: «Ой, я купил этот пиджак за совершенно разорительную сумму», а говорили: «Я купил вещь вне времени, неизменно актуальную и качественную».

 

Как вы считаете, в этих условиях у вас будет достаточно состоятельных покупателей?

Конечно, в сложные времена у людей есть дела поважнее, чем покупать очень дорогие вещи. Но мы приглашаем клиентов в бутик не столько за покупками, сколько за впечатлениями. Пусть человек придет и купит пару носков, а заодно унесет ворох эмоций и приятных воспоминаний. Это как с рестораном: мы каждый день что-то едим и в ресторан приходим не утолить голод, а испытать новые ощущения. Россия — 60% нашего рынка, это очень важное направление. К счастью, у нас в вашей стране есть надежный партнер, Mercury, который поддерживает наши начинания. Кроме того, у нас сильные позиции в Великобритании, во Франции, мы развиваем бизнес в США — в Майами и Лас-Вегасе, следующий этап — продвижение на китайском и вообще южноазиатском рынке: в Сингапуре, Индонезии.

 

Как вы отдыхаете?

Я очень привязана к своим друзьям и семье, к родителям, так что все свободное время посвящаю им. Приезжаю в свой родной город, в Милан, провожу время с друзьями, которых знаю 30 лет. В командировках, если выдается свободный час, гуляю по Парижу и Лондону, но отпуск — это святое, я приезжаю домой. Милан, к сожалению, был сильно разрушен американскими бомбардировками во время Второй мировой и застраивался заново после войны, когда было мало денег и еще меньше стиля. Так что это не Рим и не Флоренция, сохранившие свой оригинальный, специфически итальянский облик. Но Милан — это энергия, это квинтэссенция модного мира, и тем он прекрасен.