Стиль
Впечатления «Нет ничего невозможного. Только с мистером Путиным договорюсь»
Стиль
Впечатления «Нет ничего невозможного. Только с мистером Путиным договорюсь»
Впечатления

«Нет ничего невозможного. Только с мистером Путиным договорюсь»

Фото: Corum
Глава Corum Антонио Кальче уверенно ведет элитный нишевой бренд к вершинам часового искусства и рыночного успеха.

Вас опять можно поздравить! Вы нанесли по рынку точечные и очень точные удары, представив модели в самых актуальных трендах. Это касается и Admiral’s Cup — скелетона и версии с абсолютно новым индикатором приливов, возрожденных часов-монет, и Golden Bridge в темно-титановом корпусе, и Feather Watch с циферблатом, декорированным перьями…

Спасибо. Я всегда уверен в том, что делаю, но слышать добрые слова из уст специалистов тоже всегда приятно. Компания Corum успешно перевооружилась, наладила мощное производство и вернулась в число трендсеттеров.

А почему решили вып

устить ваши знаменитые часы-монету Coin Watch не с традиционным орланом, а с индейцем?

Это очень интересная история. Выпустить ее распорядился в 1907 году лично американский президент Теодор Рузвельт. В то время США нуждались в эмигрантах, росла экономика, а рабочих рук не хватало. Тогда Рузвельт и приказал отчеканить огромное количество золотых 10-долларовых монет с изображением женщины в традиционном индейском головном уборе. И даже решился убрать с нее непременную для американских денег фразу In God We Trust. Монету чеканили все пять монетных дворов США, всего было выпущено около 13 млн Indian Head Eagle, а большая часть тиража намеренно распространялась за рубежом. И задумка сработала блестяще! Люди в разных странах рассматривали ее и думали примерно так: «Раз у них выпускают золотые монеты с индейцами, это значит, что в этой стране с уважением относятся ко всем национальностям. Надо ехать!» В итоге в начале ХХ века в Америку эмигрировали десятки миллионов инициативных смелых предприимчивых людей, что дало огромный импульс экономическому развитию.

В свое время основатель Corum Рене Баннварт наладил выпуск часов в виде 20-долларовых монет Double Eagle с тем, чтобы покорить американский рынок, что ему удалось практически мгновенно. А вы с 10-долларовым индейцем какой рынок покорять собрались?

Никакой. В этом нет нужды. Corum прекрасно знают во всех странах мира, и на всех рынках мы чувствуем себя вполне успешно. Я выпустил эти часы, поскольку Coin Watch — отличная демонстрация дизайнерской креативности нашей компании и доказательство нашей технической и технологической виртуозности. Грех об этом лишний раз не напомнить.

У Corum очень много интереснейших знаковых моделей, которые можно перевыпускать хоть каждый год.

Вы абсолютно правы! И я как раз планирую серию часов в виде этакой исторической ретроспективы. С одними из них вы сможете познакомиться уже этой осенью.

Что же это будет? Rolls-Royce? Buckingham? Golden Tube? Китайская бабочка? Или вернется одна из коллекций ваших часов разнообразных геометрических форм?

Наберитесь терпения! Уверяю вас, вы будете приятно удивлены. А вот новых коллекций не ждите. Наши основы останутся прежними. Это Admiral’s Cup, Golden Bridge, Ti-Bridge и Artisan Pieces. Нам  еще много предстоит поработать над развитием этих основ. Чем мы и занимаемся, представив в этом году Admiral’s Cup с двойным турбийоном и «Адмирал»-скелетон. Кстати, этот скелетон очень непрост! Ведь он оснащен автоподзаводом, что крайне нехарактерно для таких часов. Продолжаем мы развивать наши часы и функционально, это опять же можно увидеть на примере модели Admiral's Cup AC-One 45 Tides с новейшим индикатором приливов. Теперь он показывает одновременно силу, фазы и продолжительность приливов, а также дополнен лунным календарем.

  

Admiral’s Cup / Heritage Artisans Feather Watch

 

Но вот представьте себе, что вы соберете много-много заказов на Coin Watch. Что тогда? Может, выделите тогда эту модель в полноценную коллекцию и сделаете ее одной из ваших основ?

Заказов на монету более чем достаточно уже сейчас — из самых разных стран, даже таких экзотических, как Перу. Но я никогда не гнался за количеством. Если мы начнем выпускать часы-монеты десятками тысяч, мы, во-первых, довольно быстро перекормим рынок, а, во-вторых, утратим собственную эксклюзивность. Не более нескольких сотен Coin Watch в год — вот наша планка. Но, согласен, потенциал у модели всегда был огромен, и мне придется, наверное, открыть специальный отдел, который бы занимался развитием коллекции, а главное — собирал и координировал ход выполнения заказов.

Российский вариант Coin Watch не рассматриваете?

Нет ничего невозможного. Вот только с мистером Путиным договорюсь. (Смеется.)

Необязательно именно с ним. В России самая известная золотая монета — это червонец с Николаем II. 10-рублевая монета была выпущена во время экономической реформы перед Первой мировой войной, когда Банк России объявил, что российский рубль имеет строгий золотой эквивалент. Этот маневр был очень успешен и помог привлечь в российскую экономику огромные зарубежные инвестиции. До сих пор червонец — самая популярная монета, как среди нумизматов, так и среди тех, кто предпочитает хранить деньги в золоте.

Надо же, как интересно! А я даже и не знал о существовании такой монеты. Вот часы-червонец я бы с удовольствием выпустил в качестве знака особого уважения и благодарности российскому рынку.

Вы довольны результатами прошлого года?

В общем и целом доволен. Сейчас невозможно демонстрировать рост, измеряемый двузначными цифрами. Так что основная задача заключалась в сохранении уже завоеванных позиций на разных рынках и их укреплении. Ваш российский рынок — лучший тому пример. Два года тому назад мы открыли собственное представительство. С тех пор постепенно, месяц за месяцем, развиваем бренд, работаем над его узнаваемостью, увеличиваем пиар и маркетинг. В общем, делаем все, чтобы, если случится, скажем, лет через пять стремительный рост, не упустить этот момент. Три года тому назад у нас было всего два зарубежных представительства, теперь — десять. Не забывайте при этом, что мы независимый бренд, и у нас нет тех возможностей и огромных средств, которыми обладают марки, принадлежащие могучим концернам роскоши. Скажем так, 2013-й был чуть лучше 2012-го, но при этом я не ожидаю особенного прорыва от 2014-го.

Всемирную сеть монобрендовых бутиков не планируете развить?

Конечно же, такие планы есть. И мы их уже начали выполнять. Пока открыли 15 бутиков. Думаем об открытии бутика в Москве. Работать в этом направлении более быстро нам мешает то обстоятельство, что всюду мы должны сначала найти хорошего партнера. В одиночку развивать сеть монобрендовых бутиков нам пока не по силам. Мы производим хорошие часы, но ретейл — совершенно иной бизнес.


Записал Тимур Бараев