Стиль
Впечатления «Прогулка»: над пропастью собственных недостатков
Впечатления

«Прогулка»: над пропастью собственных недостатков

Фото: kinopoisk.ru
Новый фильм Роберта Земекиса местами реалистичен настолько, что при просмотре в 3D у зрителей от ощущения реальности происходящего кружится голова. Но пока настанут те самые исторические 17 минут прогулки над пропастью, нас держат немного за детей.

За какой бы проект ни брался Роберт Земекис, можно быть уверенным в том, что в смысле зрелищности он предложит что-то новое. В конце концов, именно он снял главную и до сих пор непревзойденную трилогию о путешествиях во времени «Назад в будущее». Именно он объединил мультипликацию с живыми актерами в далеком 1988-м году в «Кто подставил кролика Роджера?», а в 1992-м использовал новые тогда компьютерные спецэффекты в «Смерть ей к лицу» настолько хорошо, что у многих получается хуже и в 2015-м.

Поэтому не удивительно, что «Прогулку» имеет смысл смотреть именно в 3D-очках, в отличие от большинства фильмов, в которых трехмерный эффект служит просто попыткой заработать денег. Когда главный герой, реально живущий и здравствующий французский эквилибрист Филипп Пети (Джозеф Гордон-Левитт) сделает первый шаг по тросу, натянутому между свежепостроенными в 1974-м башнями Всемирного торгового центра, для людей, боящихся высоты, начнется самый страшный фильм ужасов в жизни.

И все же это кинематографическое переживание, доставленное чисто техническим способом, стоит того, чтобы его испытать. Эта длящаяся на экране 17 минут прогулка (сам Пети провел над нью-йоркской улицей более 40 минут) и есть, конечно, то самое, ради чего стоит смотреть этот типичный во всем остальном байопик, рассказанный Земекисом так, будто в зале сидят дети — весело, с огоньком, доступно. Даже слишком доступно.

В пересказе жизни, вернее жизненного отрезка, когда француз Пети заболел идеей «покорить» нью-йоркские башни и сделал это, Земекис использует прием, за который другого режиссера закидали бы помидорами: фильм наговорен от первого лица, причем иногда настолько подробно и не к месту, что голос главного героя не дает играть Джозефу Гордону-Левитту. Только актер начнет изображать ту или иную эмоцию, как закадровый голос жизнерадостно принимается объяснять все, что происходит на экране. Жизнь Пети до поездки в Америку показана пунктирно — как цепь репетиций перед финальным выступлением. Что не показано, так это факт, только подтверждающий маниакальную страсть и работоспособность Пети: в детстве его выгнали из полутора десятков школ, потому что он не хотел учить ни одного предмета, а хотел только ходить по натянутому между деревьями канату.

Конечно, без этой одержимости высотой длиной в жизнь Пети ничего бы не добился. По сути, если не считать советов эксцентрично сыгранного Беном Кингсли циркача, папы Руди, Пети был самоучкой, что не может не вызывать еще большего уважения. Но Земекис показывает все препятствия, встававшие на пути к мечте, как досадные мелкие неприятности из комедии. Пети перед своей знаменитой прогулкой не спал, всю ночь натягивая трос? Ничего страшного, тут не до сна. Рана на ноге кровоточила? Пустяки. Боевая подруга Анни (Шарлотта Ле Бон), приехавшая за любимым в Нью-Йорк, сбегает от него сразу после «прогулки», поняв, что этого монстра интересует только трос и высота? Ну, бывает.

Земекис показывает мечту Пети как стремление безумца к Нью-Йорку, как тягу Кинг-Конга к Эмпайр-стейт-билдинг. К счастью, у него получается вызвать у зрителей, причем знающих, что все в итоге будет хорошо, эмоции — и иногда, в случаях, когда выражения восторга и ужаса в зале добиваются так талантливо, этого бывает, как в «Прогулке», достаточно.