Стиль
Жизнь Миллионы за поэму: как устроен рынок книжного антиквариата
Стиль
Жизнь Миллионы за поэму: как устроен рынок книжного антиквариата
Жизнь
Миллионы за поэму: как устроен рынок книжного антиквариата
© aeduard / gettyimages.com
С приходом цифровой эпохи коллекционирование редких бумажных книг кажется занятием еще более увлекательным и прибыльным. Вместе с экспертом разбираемся, что нужно знать о рынке книжного антиквариата и как правильно в него инвестировать.

Собиратели раритетных книг существовали в нашей стране с давних времен: многие наверняка хотя бы раз слышали о легендарной библиотеке Ивана Грозного. Книжные аукционы возникли в России в XVIII веке, а на рубеже XIX и XX веков эта отрасль получила бурное развитие — увы, для того лишь, чтобы после революции впасть в кризис и впоследствии оказаться под контролем советского правительства.

Строго говоря, открытых аукционов в СССР не было в принципе: их заменила государственная система букинистических магазинов. Библиофилы и обладатели обширных библиотек по-прежнему существовали: выпускались даже справочники с указанием их имен. Однако купить по-настоящему редкую книгу можно было зачастую лишь благодаря связям: самые интересные экземпляры, попадавшие в отделы с букинистикой, откладывались и продавались из-под полы.

«Существовал, конечно, и черный рынок, на котором особенно ценились, в частности, поэтические сборники: Цветаева, Ахматова, Пастернак, — рассказывает Сергей Бурмистров, генеральный директор аукционного дома "Литфонд", вице-президент Гильдии антикваров-книжников, эксперт Министерства культуры РФ. — По номиналу книга могла стоит 10 руб., а на черном рынке ее продавали за 100–150».

Экземпляр с автографом и авторской правкой. Первая книга. А. Ахматова, «Вечер». Стихи / пред. М. Кузмина. СПб.: Цех поэтов, 1912

© аукционный дом «Литфонд»

По словам Сергея, книжные аукционы в более или менее современном виде в России заработали в конце 80-х годов. На рынок выплыло огромное количество библиотек, и именно тогда начали формироваться реальные цены. Это сейчас мы можем найти в интернете информацию практически о любом лоте. В советские времена, чтобы понять, редкая перед тобой книга или нет, нужно было перелопатить массу специализированной литературы.

Более того, в СССР справочники с ценами в букинистические магазины, что называется, «спускались»: стоимость книг уравнивали приказом сверху. В наши дни рынок тонко чувствует разницу между старым изданием «Евгения Онегина» — зачитанным до дыр, лишенным страниц или обложки — и экземпляром в роскошном переплете из добротной, с любовью собиравшейся библиотеки. Коллекционеры хотят самостоятельно судить о ценности того или иного издания, а продавцы — получать выгоду. В результате полки в отделах букинистики все реже пополняются раритетами, а вот аукционы, наоборот, расцветают.

 

 

Почему одна книга стоит тысячи, а другая — миллионы

Как правило, книги поступают на аукционы из трех источников: от профессиональных дилеров, которые разбираются в антиквариате и выкупают предметы у населения для перепродажи; от владельцев или наследников библиотек; и, наконец, от обычных людей, в руки которым порой по чистой случайности попадают подлинные реликвии.

Разброс цен на антикварные и просто редкие книги, а также на автографы и рукописи очень велик. Например, на торгах, проводившихся аукционным домом «Литфонд» 18 апреля, научно-популярный труд «О влиянии одежды, пищи и напитков на здоровье человека» ушел за скромные 6 тыс. руб., а первая отдельная публикация романа Ивана Тургенева «Дым» — за куда более солидную сумму: 110 тыс. руб. Абсолютный же рекорд на территории России пока принадлежит прижизненному изданию поэмы Велимира Хлебникова «Ладомир» с автографом автора: на аукционе в 2016 году при эстимейте в 1,5–1,6 млн руб. она была продана за 18 млн руб.

В. Хлебников, «Ладомир», 1920

© аукционный дом «Литфонд»

По мнению Сергея Бурмистрова, есть несколько категорий книг, которые пользуются особенной популярностью у российских собирателей. Прежде всего, это прижизненные издания классиков: Пушкина, Лермонтова, Гоголя. Например, стоимость опубликованного в 1828 году экземпляра поэмы «Руслан и Людмила» может доходить до 4 млн руб. Чуть выше в ценовом отношении стоят Достоевский и Чехов.

Вторая группа — первопечатные книги, изданные в XVI веке при участии Ивана Федорова и в других типографиях (3,5 млн руб. за «Маргарит» Иоанна Златоуста 1595 года издания). Наконец, третий большой корпус текстов относится к Серебряному веку. Своеобразным лидером этой категории можно назвать Марину Цветаеву: ее автографы и рукописи стихотворений порой уходят с молотка за 5–7 млн руб.

По данным «Литфонда», оборот частных библиотек и отдельных раритетных изданий на их аукционах показывает доходность в 15–20% в год, а порой 50% и выше. Похожие выводы делают и западные эксперты. К примеру, журналисты британского издания This Is Money подсчитали, что, купив в 90-е годы редкий экземпляр повести «Скотный двор» Джорджа Оруэлла за £190, в наши дни за него можно выручить уже £5100, а «Хоббит» Джона Р.Р. Толкина, купленный 25 лет назад за £5 тыс., может принести £65 тыс.

© РБК Стиль

«Необходимо при этом понимать, что без серьезных знаний или квалифицированного консультанта собрать инвестиционно привлекательную и ценную во всех смыслах библиотеку невозможно, — считает Сергей Бурмистров. — Конъюнктура этого рынка очень сложна, а инвестиционный потенциал книги складывается из множества критериев».

Экземпляр, который покупается для дальнейшей перепродажи, должен быть в отличном состоянии, желательно — в издательской обложке или в хорошо сохранившемся переплете, сделанном в эпоху, когда книга была изначально опубликована. Издание должно быть «комплектным», без восстановленных страниц: важно пересчитать все листы и иллюстрации и свериться с библиографическими данными. Стоимость также может увеличить происхождение из известных библиотек или наличие пометок, сделанных рукой культового владельца.

 

 

Кто и как покупает редкие книги на Западе

Когда мы пробуем сравнить сферу продажи антиквариата в России и в других странах, на ум первым делом приходит разница в уровне цен. И действительно, первый печатный вариант «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера в 1998 году на торгах Christie’s в Лондоне был куплен за £4,6 млн; нью-йоркское подразделение того же аукционного дома в 2009 году продало сборник «"Тамерлан" и другие стихотворения» Эдгара Аллана По за $662,500. Подписанный рукой Джоан Роулинг первый роман поттерианы купили за $140 тыс. — цена оказалась выше, чем за иное прижизненное издание Пушкина.

«Количество собирателей в России на порядок меньше — в том числе потому, что люди ограничены в средствах, — говорит Сергей Бурмистров. — Допустим, если какой-то книжный аукцион проходит в Лондоне, то в нем может принимать участие от 500 до 1 тыс. человек. У нас цифры другие: от 100 до 200 участников. Но ситуация постепенно выравнивается, и новых имен среди покупателей появляется все больше».

Другая сложность заключается в том, что российский рынок в целом довольно изолированный, и продажи антиквариата это тоже касается. Процедуры ввоза и вывоза разного рода редкостей сложны, и хотя за рубежом очень много ценителей русской культуры и литературы, они зачастую вынуждены обращать свое внимание куда-то еще.

Вместе с тем западная система собирательства гораздо более гибкая и многогранная, и этим она, безусловно, сильна. Одни коллекционируют книги только любимого автора, другие — первые издания, относящиеся к определенному литературному течению, третьи — поэтические сборники в суперобложках или малотиражные альбомы конкретного художника и т.д. В России же со времен Петра I и Екатерины Великой стремились заполучить главным образом раритеты, и сегодня серьезные коллекционеры нередко придерживаются той же философии. Увы, бездумная охота на редкости скорее тормозит, нежели развивает отрасль.

А. Олеарий, «Описание путешествий в Московию, Тартарию и Персию». В 2 ч. Ч. 1–2. Амстердам: Chez Michel Charles le Ce’ne, 1727

© аукционный дом «Литфонд»

 

 

С чего начать

По мнению Сергея Бурмистрова, тому, кто только приглядывается к рынку книжного антиквариата, нужно, во-первых, постараться найти свое уникальное направление. Необязательно скупать прижизненные издания Пушкина за $50 тыс. или $100 тыс. Куда эффективнее выбрать нишу и приобретать книги, которые ей соответствуют, за весьма скромные суммы — банально из-за отсутствия высокой конкуренции. Это может быть что угодно: от малоизвестных изданий романа «Москва — Петушки» на разных языках до выпущенных в XX веке книг, посвященных энтомологии.

Во-вторых, важно подойти к созданию коллекции творчески: время от времени перерабатывать ее, издавать каталоги, сотрудничать с музеями, одалживая им какие-то книги для выставок. Так можно постепенно привлечь внимание к своей сфере собирательства, сделать ее популярной. И в процессе получить не только удовольствие, но и возможность капитализировать инвестиции за счет перепродажи некоторых экземпляров.

В-третьих, необходимо помнить, что рынок книжного антиквариата развивается вместе с экономикой страны в целом. На нем бывают как спады, так и подъемы: если в какой-то период он становится менее динамичным, это вовсе не означает, что так будет всегда. Тому, кто хочет заработать на покупке и продаже ценных книг, совершенно точно стоит научиться терпению.

«Передо мной проходило довольно много коллекционеров-неофитов, — говорит Сергей Бурмистров. — К сожалению, некоторые из них уже через год охладевали к собирательству. Так бывает, когда человек начинает хаотично, без подготовки приобретать вещи на аукционах. А потом садится в кресло среди коробок с книгами и задается вопросом: "Зачем я все это купил?" Многие переживают такой переломный момент, и это совершенно естественно. Таким образом, происходит наработка понимания, какие книги собирателя действительно интересуют. Пока ты сам не ошибешься и не поймешь, что ошибся, никакой консультант тебе не поможет».

Наконец, в-четвертых, перспективного покупателя, обладающего большими финансовыми ресурсами, как правило, начинают атаковать частные дилеры, предлагая приобрести какой-нибудь шедевр. У такого человека тут же появляется множество советчиков. Но, какими бы заманчивыми ни казались их предложения, самая правильная стратегия — покупать книги публично, через официальные, проверенные аукционные дома. Они гарантируют не только конфиденциальное проведение оплаты и получение всех необходимых бумаг: если собиратель покажет приобретенный автограф независимому эксперту и тот усомнится в его подлинности, аукционный дом сможет поспособствовать возвращению средств и поможет разобраться в ситуации. В случае покупки книги с рук шансы вернуть подделку и компенсировать затраты минимальны, поскольку доказать что-либо значительно сложнее.