Вещи Пачули, муссоны, слоны: чем пахнет парфюмерная Индия
Вещи Пачули, муссоны, слоны: чем пахнет парфюмерная Индия
Вещи
Пачули, муссоны, слоны: чем пахнет парфюмерная Индия
Мода на Индию возвращается: марка Etro выпустила белоцветочный Upaipur, посвященный одноименному городу, а у Armani Privé вышла пара «индийских» ароматов — соленая ваниль Bleu Turquoise и Bleu Lazuli, пряный фруктовый табак.

Все три парфюмерные новинки элегантные, ладно скроенные и простые, как классическая шелковая курта. И совершенно деидеологизированные: в их историях нет дополнительных смыслов и оценок, которые практически всегда сопутствуют индийским сюжетам в других видах искусства.

Но парфюмерному «люксу» вообще свойственно избирательное зрение. Возьмем Escale à Pondichéry, Dior — прохладный чайный колонь, названный в честь индийского города на западном берегу Бенгальского залива. Во времена французского губернаторства Пондишери был разделен на две части: Белый город, с правильными улицами и красивыми домами, и Черный — «квартал туземцев с глиняными хижинами», как нам подсказывает словарь Брокгауза и Эфрона. В белом Пондишери, том самом, где нам предлагают сделать escale, «заход в порт», туземцам бывать запрещалось. И вообще, о них парфюмерная история умалчивает.

Escale à Pondichéry, Dior

Или вот эрмесовский Un Jardin Après la Mousson, «Сад после муссонных дождей», — очень хорош, но сделан для идеального мира: каждый год муссоны и вызванные ими оползни уносят тысячи жизней, зато имбирь после дождей родится действительно отличный.

Стоит ли упрекать марки за пределы видения, которыми они осознанно очерчивают свою творческую мысль? Да, если вы готовы упрекать музеи за то, что выставляют Гогена, обличавшего цивилизацию художника, жившего на Таити с несовершеннолетней и оставившего ее беременной, уехав во Францию. Художник вернулся только через два года, к тому времени она стала женой местного мужчины. Нет — если считаете, что искусство вне морали.

Нишевая парфюмерия, впрочем, морали не чужда — отрастила наконец маленькую, но уже заметную социальную ответственность, и потому показывает сложные, неоднородные текстуры Индии без смягчающих фильтров. Вот, к примеру, краткий конспект аромата Elephant and Roses итальянцев Maria Candida Gentile: слон давит нежные розы в саду колониального чиновника — проще говоря, Индия топчет метрополию.

Elephant and Roses, Maria Candida Gentile

Vi et Armis английской марки BeauFort рассказывает об Ост-Индской компании (прежде композиция так и называлась — East India) и ее экономических злоупотреблениях в Индии, которые не раз приводили к страшному голоду.

Нила Вермеер, основательница Neela Vermeire Créations и уроженка Калькутты, описывает один из своих ароматов как «портрет современной Индии, богатой и бедной, прекрасной и уродливой одновременно». Ее Bombay Bling — Индия больших городов, в которых золотым цветом осело все богатство страны: фондовые биржи, алмазоперерабатывающие компании, игорные дома и фабрики грез. Эта парфюмерная история о том, как в пятницу вечером все надели самое красивое и поехали на дискотеку плясать под саундтрек из «Горячей Кералы-8». «Для одних так пахнет новое богатство, для других — надежда на светлое будущее», — говорит Вермеер, но вместе с манго, жасмином и смородиной в Bombay Bling живет узнаваемый запах разложения — городской канализации и многокилометровых трущоб.

 

Лучшие «индийские» ароматы

Hindu Grass, Nasomatto

Травянистые, медитативные пачули, прибитые к земле весенним дождем: с такими — или в таких — можно пойти на йогу в маленькой студии на Патриарших и не «задушить» соседа по сарвангасане.

Udaipur, Etro

Новый аромат Etro — очередное индийское посвящение марки, которая популяризовала парфюмерную Индию за много лет до Neela Vermeire: вспомним смолисто-травяной Shaal Nur и прекрасные Patchouly 1989 года. Udaipur сделан по сегодняшней моде — прозрачные белые цветы в облаке водяной пыли, клумба в летнем дворце махараджи.

Series 3 Incense: Jaisalmer, Comme des Garçons

Jaisalmer посвящен не самому известному городу посреди индийской пустыни Тар, через который проходит множество караванов, но ни одного туристического маршрута — слишком далеко от условного «всего». Тем не менее, город невероятно красив, как и одноименный аромат: горячий, сухой, шершавый ладан с кедровой щепой.

Sikkim Girls, Lush

Из-за труднодоступности индийский штат Сикким, расположенный в Гималаях, называют последней Шангри-Ла: здесь находится третья вершина мира — Канченджанга, растут редкие орхидеи, а реки питаются талыми водами ледников. В переводе с языка лепча, на котором говорит коренное население штата, его название значит «рай», и Sikkim Girls пахнет соответствующе: белыми тропическими цветами, составляющими рацион местных божеств.