Стиль
Вещи Met Gala: когда высокие технологии не спасают
Вещи

Met Gala: когда высокие технологии не спасают

София Санчес де Бетак в Dolce&Gabbana Alta Moda

София Санчес де Бетак в Dolce&Gabbana Alta Moda

Нью-йоркский бал, посвященный моде и технологиям, в минувший понедельник наглядно продемонстрировал: здесь есть над чем работать.

Бал Met Gala, ежегодно устраиваемый Институтом костюма музея Метрополитен в Нью-Йорке, можно сравнить по ожидаемости, труднодоступности и шумихе в прессе с церемонией вручения премии «Оскар». И если бы на главном модном событии года вручали своих «оскаров» за лучшие наряды вечера (собственно, только ради них все и замышляется), то в этом году все награды уж точно просвистели бы мимо. Новый Met Gala стал, пожалуй, самым разочаровывающим мероприятием за последние 10 лет.

Возможно, тема бала, повторяющая название выставки, в честь которой он проходит, «Manus x Machina: мода в эпоху технологий» оказалась слишком сложна для приглашенных гостей. Или, наоборот, — настолько общей, что каждый интерпретировал ее, как ему заблагорассудится. Так или иначе, красная дорожка Met Gala в понедельник вечером напоминала что угодно: премьеру фантастического блокбастера, уличный карнавал, но едва ли главное модное событие года. По иронии никто — ни звезды, ни дизайнеры, придумавшие их наряды, не обратили внимания на саму выставку.

Ни платье авторства Хуссейна Чалаяна из стекловолокна, напоминающего золотой атлас (оно закручивается вокруг тела наподобие металлического листа), ни фантастические силиконовые платья-скульптуры Ирис Ван Херпен, ни знаменитые плиссировки Иссея Мияке не нашли отклик у большинства приглашенных. Главным камнем преткновения стало слово «технологии», понятое одними буквально, а другими в контексте научной фантастики.

По словам дизайнера Зака Позена на голубое платье из органзы для актрисы Клэр Дэйнс его вдохновил мультфильм Золушка. По прихоти хозяйки, благодаря вплетенному в ткань оптоволокну, оно в любой момент может зажечься тысячами огоньков, совсем как в мультфильме. Куда сложнее оказался наряд Каролины Курковой, который разрабатывали дизайнеры марки Marchesa и инженеры IBM.

Каролина Куркова в Marchesa

Каролина Куркова в Marchesa

Клэр Дэйнс в Zac Posen

Клэр Дэйнс в Zac Posen

Цветы со встроенными светодиодами на «когнитивном платье» способны менять цвета в зависимости от эмоционального окраса комментариев пользователей социальных сетей, к которым подключен владелец. Платье весь вечер бесперебойно меняло цвета в ритме активности Каролины в социальных сетях. Смело и творчески к выбору образа подошла нью-йоркский продюсер Лиза Мария Фальконе, хотя результат оказался неожиданным.

Лиза Мария Фальконе в Zaldy

Лиза Мария Фальконе в Zaldy

Начнем с того, что она обратилась не к дизайнеру, а к компьютеру. Следуя заданному алгоритму, программа должна была предложить схему того, как соединить несколько тысяч плоских зеркальных страз четырех разных цветов и 24 размеров. Несмотря на то, что компьютер не смог в точности смоделировать платье по фигуре и не успел к поставленному дедлайну, Лиза Мария ни на секунду не усомнилась в правильности выбора, выходя к фотографам.

Для некоторых понятие «технологий» связано с созданием новых материалов, которые, в первую очередь, безвредны для окружающей среды, а во вторую, могут быть переработаны для дальнейшего использования в производстве — одежды, в частности. Платье с бюстье Calvin Klein Collection, надетое Эммой Уотсон, сделано из хлопка, атласа и тафты, которые, в свою очередь изготовлены из переработанных пластиковых бутылок.

Эмма Уотсон в Calvin Klein Collection

Эмма Уотсон в Calvin Klein Collection

На модели Амбер Валетте было платье из шелковой тафты, произведенной на экологически безвредном предприятии. Кроме того, его украсили более чем 1000 лепестков из органического шелка, вырезанных и пришитых вручную, а также блестками из переработанных отходов.

Амбер Валетта в H&M

Амбер Валетта в H&M

Как оказалось, для большинства смысл заявленной темы бала оказался затерянным в далеком космосе. Чтобы выглядеть не хуже героев «Стартрека» или самой Барбареллы, самое верное решение — нарядиться в металл. В этот вечер костюм робота-космонавта промелькнул на красной дорожке во всех возможных интерпретациях: от бионических платьев Balmain до всевозможной классики, главное: больше металла. Кстати, Balmain стала маркой №1 на красной дорожке: специально для Met Gala сотрудниками парижского дома было выполнено 12 платьев.

Те, кому оказались тяжелы металлические доспехи, решили пойти по пути максимального освобождения. Благодаря виртуозной технике кроя (абсолютным лидером здесь стал Versace), платья сидят как вторая кожа, максимально открывая тело — где возможно и уже почти невозможно. Тут бы и Барбарелла позавидовала. Остроумней всех оказалась Бейонсе. В обтягивающем латексном платье Givenchy телесного цвета, расшитом стразами, она была похожа на пластикового робота-андроида, внеся в серьезную тему «высоких технологий» долю юмора.

Высокие технологии часто бывают далеки от народа, а вот традиционные всегда рядом. Каждый верит в ручной руд. Не без помощи техники, конечно. Парижская Ассоциация Haute Couture и миланская Altа Moda держатся наплаву вопреки всем прогнозам — не только ради собственного тщеславия, но также с целью передать опыт и умения старых мастеров, чтобы не утратить их навсегда. Эти техники без изменений существуют веками: в 2016 году все так же, как сотни лет назад, плетут кружева, вышивают, изготавливают пуговицы.

Зои Салдана в Dolce&Gabbana Alta Moda

Зои Салдана в Dolce&Gabbana Alta Moda

Вот яркий пример: трехметровый шлейф платья Dolce & Gabbana Alta Moda, надетого Зои Салданой, украшают около 20 тыс. перьев 27 цветов, каждое из которых наклеено вручную. На эту скрупулезную операцию было потрачено 970 часов.