Красота Как Техас стал новой Меккой красоты
Красота
Как Техас стал новой Меккой красоты
© коллаж: Валерия Сноз
Внимание индустрии красоты приковано к американскому штату Техас. Специальный корреспондент «РБК Стиль» в Хьюстоне Екатерина Данилова выясняет, как родине ковбоев и Джорджа Буша удается делать мир прекраснее.

Незаметно, но уверенно за последнюю пару лет Техас стал крупным хабом для создателей марок по уходу за кожей, волосами, брендов декоративной косметики — особенно для адептов органики. Как и почему этот американский штат вдруг оказался центром притяжения для предпринимателей в сфере красоты и какие местные бренды скоро займут свое место на мировом бьюти-олимпе — об этом в начале мая я расспросила владельцев косметических компаний на выставке Indie Beauty Expo в Далласе.

Основной козырь Техаса — его центральное расположение: между западным и восточным побережьем, в трех часах полета от Нью-Йорка, Сан-Франциско или Лос-Анджелеса. «Для многих действительно большим секретом окажется количество основанных и развивающихся здесь бьюти-брендов. Даллас запросто может посоревноваться за второе после Нью-Йорка место», — говорит Курран Дандуранд, сооснователь представленной в 21 стране местной марки Jack Black, которую обожает уроженец Техаса актер Мэттью Макконахи. В Далласе располагается офис бьюти-байеров сети торговых центров Dillards’ и штаб-квартира крупного ретейлера Neiman Marcus и J.C. Penney. Владельцам марок даже не надо покидать родной штат, чтобы заключить договор о представительстве своих средств в крупных сетях. Некоторые бренды, вроде испанской Natura Bissé, открывают свой головной американский офис поблизости, в техасском Ирвинге. После громкого успеха последних лет основанные в Техасе марки вроде Drunk Elephant, Sunday Riley или GloPro хотя и открывают свои представительства во многих крупных городах, не торопятся переезжать в другие штаты.

Другой важный фактор заключается в том, что практически все необходимые для создания косметики ресурсы — лабораторные, производственные, логистические, сырьевые — также находятся в Техасе. «В Штатах есть всего пара городов, где для создания бренда имеется все, причем на расстоянии вытянутой руки. Один из них — Даллас», — говорит в своем интервью для wwd.com Джейми О’Банион, соосновательница марки Beauty Bioscience и компании гаджетов для микронидлинга GloPrо. Так, в Техасе расположены многие крупные лаборатории и заводы: Beauty Manufacturing Solutions Corp., CBI Laboratories, Cosmetic Laboratories, Coast Southwest Inc., Swiss-American Products Inc. и United 1 International Laboratories. У каждого из них своя специализация, поэтому владельцам марок легко выбрать, с кем сотрудничать. И даже лавандовые поля, цветущие в мае, тоже есть в Техасе.

Третий секрет успеха бурного развития техасской бьюти-индустрии — экономический бум в штате в последние 10–20 лет вкупе с отсутствием одного из налогов (state income tax), благодаря чему запуск любого мелкого и среднего бизнеса становится весьма простым. Выжить и даже преуспеть в таких экономических условиях намного легче. Например, штаб-квартира косметического гиганта Mary Kay, основанного 55 лет назад, до сих пор находится в Далласе. По данным журнала BeautyInc., марка занимает 16-е место среди самых крупных бьюти-компаний во всем мире (с прибылью $4 млрд в год). Она представлена в 35 странах, в бизнесе трудятся более чем 3,5 млн продавцов. Кроме того, Mary Kay и другой местный бренд Sally Beauty Supply стали спонсорами 14-го сезона «Проекта Подиум», закрепив за Северным Техасом репутацию крупного игрока бьюти-рынка.

Sally Beauty Holdings Inc., которому принадлежит марка Sally Beauty Supply, крупный ретейлер и дистрибьютор (представлен более чем в 20 странах, имеет 3000 магазинов в Северной Америке), специализирующийся на средствах для ухода за волосами и окрашивания, в год своего 50-летия заработал $3,8 млрд (2014 год). Еще немного цифр: основанная в Техасе марка Cetaphil за год выручила более $250 млн, а TIGI до продажи Unilever в 2009 году — $350 млн.

По статистике основательницы выставки Indie Beauty Expo Джиллиан Райт, производители косметики для запуска брендов теперь чаще выбирают Даллас, чем Майами или Чикаго.

Еще один двигатель бьюти-прогресса Техаса — влияние креативного класса, активно переезжающего в штат: прирост числа жителей Далласа, Сан-Антонио, Хьюстона и Остина не прекращался за последние 10 лет. Например, в Остине находятся штаб-квартиры и головные офисы Amazon, eBay, IBM, Intel, Paypal, Whole Foods Market — город даже называют новой столицей Кремниевой долины. В Хьюстоне — офисы всех нефтяных компаний Америки и мира, а также самый большой медицинский центр в мире. Даллас отвечает за банковскую индустрию и современное искусство штата. Техас подарил миру немало звезд: здесь родились Сандра Буллок, Эмбер Хёрд, Итан Хоук, Рене Зеллвегер, Дакота Джонсон, Теренс Малик, Леонардо Ди Каприо, Оуэн Уилсон, Элайджа Вуд. Концентрация обеспеченных, образованных людей в крупных городах штата способствует бурному росту бизнеса, в том числе в сфере красоты.

«В отличие от своих предшественников, которые обычно либо уезжали на западное или восточное побережье, либо продавали свои идеи крупным компаниям, новое поколение бьюти-предпринимателей остается в Техасе и строит свои бренды независимо: например, Лиза Кохорн и ее марка Camille Coton, Алисса Байер и milk+honey или Мариска Николсон и Olive+M», — говорит Надер Наэми-Рад, сооснователь сайта Beauty Independent и выставки Indie Beauty Expo. Другая популярная марка Renée Rouleau, которую обожают Деми Ловато, Кьяра Ферраньи и другие звезды, ведет свою историю с 1992 года: ее создал даласский косметолог Рене. До того как в 2005 году гигант L’Oreal купил SkinCeuticals, бренд с 25-летней историей также держал штаб-квартиру и производство в родном Далласе.

Некоторые мои собеседники признались: будучи вдали от крупных бьюти-марок и косметических корпораций, они не испытывают морального давления конкурентов, что позволяет воплотить самые креативные идеи и сохранить ДНК бренда. Они ведут бизнес иначе, чем их коллеги из Нью-Йорка или Лос-Анджелеса. Холли Тхаггард, основательница марки солнцезащитных средств Supergoop, говорит, в чем заключается сила ее бренда из Сан-Антонио: «Нас отличает незашоренность, мы часто экспериментируем с формой привычных средств. Например, солнцезащитное средство с текстурой мусса побило все рекорды продаж. Только представьте, сколько жарких дней в Техасе, поэтому мы знаем толк в защите кожи».

Ее марка начала продаваться в Sephora в 2011 году. Тогда это стало новым этапом в расширении ассортимента ретейлера — на горизонте были средства против старения и космецевтика от известных врачей. Холли предложила два в одном — солнцезащитные средства, ухаживающие за кожей: крем для глаз, масло для тела, мисты, которые тут же стали бестселлерами. «Когда я запускала свою марку, я не знала, по каким правилам играет индустрия, как обычно создаются средства и продвигаются на рынке. Я не задумывалась о том, о чем обычно задумываются профессионалы индустрии, поэтому действовала не так осторожно, что и привело меня к успеху».

Средство из Плано

Крем для кудрявых волос Smoothing Curl Cream, Macadamia Professional

© пресс-служба

Клэр Мозес, соосновательница бренда по уходу за волосами Verb (он начинался как линия средств для салонов в Остине, а в 2016 году стал продаваться в сети Sephora), живет на два офиса — в Остине и Нью-Йорке, но ездит нанимать людей для своей компании в Техас. «Найти правильных людей там — просто, переманить жить в Нью-Йорк — вот сложная задача. Это помогает мне поддерживать ДНК бренда, который глубоко завязан на культуре и духе Остина».​

И последняя, очевидная причина — в Техасе банально много места. В прямом смысле. Найти нужного размера складские помещения легко, а оплата несравнимо меньше, чем в других штатах.

Представьте, что ваша лаборатория на Манхэттене, а складские помещения и производство в другом штате. «Вместо того чтобы бесконечно заниматься логистикой, мы собираем все в одном месте, что экономит нам время и деньги. Если покупатели недовольны какой-то характеристикой средства, мы сможем отреагировать быстрее, чем конкуренты, у которых производственные мощности разбросаны по всей стране», — объясняет О’Банион из GloPro. Тройной прирост прибыли ее марки Beauty Bioscience в 2016 году — отличная иллюстрация этих слов.