Музыка Точка кипения: мадридский Boiler Room
Музыка
Точка кипения: мадридский Boiler Room
© facebook.com/BallantinesRussia
Денис Бояринов побывал на мадридском форуме, посвященном европейской клубной культуре, и задался вопросом, когда в Москве появится «ночной мэр».

Если вы не были на придуманных в Лондоне подпольных вечеринках Boiler Room, в этом нет ничего странного. Гораздо странней — если вы их не видели. Каждую вечеринку Boiler Room, которые проходят в крупнейших городах мира, посещают несколько сотен человек. Тысячи людей участвуют в онлайн-розыгрышах, чтобы им достались бесплатные билеты, и уже сотни тысяч — глаз — смотрят на ноутбуках и смартфонах прямые трансляции этих вечеринок, где выступают андеграундные электронные музыканты. Начавшись в 2010-м с самодеятельной видеотрансляции из котельной в лондонском Ист-Энде, за шесть лет гиперзвукового развития интернет-технологий Boiler Room превратился в международный бренд и глобальную платформу продвижения передовой электронной музыки. Совокупная аудитория трансляций и записей под лого Boiler Room составляет 170 млн человек в месяц. Так что создатели этого международного проекта вполне обоснованно считают его «Uber`ом в мире электронной музыки».

Идеологи Boiler Room настаивают на том, что их проект — это не бизнес, а новая веб-платформа, занимающаяся пропагандой андеграундной культуры. Однако, и в этом одна из сильных черт компании, обзаведшейся офисами в Берлине и Нью-Йорке, она умеет выстраивать отношения с международными коммерческими брендами. Инициативы Boiler Room, проходящие в разных странах, от США до Китая, поддерживают такие гранды, как Ray-Ban, adidas, Pernod Ricard и другие. Их финансовое и организационное содействие помогает развиваться проекту и его главным бенефициарам — музыкантам и диджеям, основной проблемой которых в цифровую эпоху является монетизация талантов.

 

 

С недавних пор Boiler Room, который устраивает по 300 мероприятий в год, транслирует не только техно-вечеринки, на которых за спинами диджеев в экстазе пляшут молодые люди. На прошлой неделе в Мадриде в рамках проекта Boiler Room & Ballantine's True Music состоялись не только гала-вечеринка на 1200 человек (самая крупная в Испании), но и международный форум, посвященный обсуждению туманного будущего мировой музыкальной и клубной индустрии. Дискуссии и мастер-классы форума, который проводился Boiler Room впервые, были доступны для наблюдения онлайн, в прямом эфире. Во время мини-конференции, на которую съехались представители разных стран, можно было узнать, как в наши дни устроены и выживают инди-лейблы, в чем состоит искусство ремикса, как делать актуальный музыкальный фэнзин и организовать онлайн-радиостанцию. Главная дискуссионная панель форума была посвящена настоящему и будущему европейской клубной индустрии — представители Испании, Португалии, Нидерландов и России (эти страны были выбраны организаторами за яркие андеграундные клубные проекты) обсуждали собственный опыт и общее положение дел.

Boiler Room & Ballantine's True Music в Москве

© facebook.com/BallantinesRussia

Как несложно догадаться, у России, которую на форуме представляла букер проектов Arma17 и отмененного в прошлом году фестиваля Outline Женя Соболь, опыт самый печальный. В Барселоне, где есть знаменитые на весь мир Primavera и Sonar, фестивальная индустрия наступает на пятки клубной, оттягивая аудиторию и повышая гонорары диджеям, но тем не менее развиваются обе. В Лиссабоне благодаря буму интернет-стартапов в стране и поддержке городских властей, доходящей до налоговых послаблений, клубная жизнь переживает расцвет. А в мекке развлекательного туризма Амстердаме вообще обзавелись «ночным мэром» — этаким омбудсменом для клубной индустрии, который на общественных началах следит за тем, чтобы заведения держали марку, и устраняет проблемы в коммуникации между бизнесом и властями. Такой «ночной мэр» просто-таки необходим в Москве, где представители Arma17, у которых вслед за Outline было еще несколько необъяснимых отмен крупных вечеринок, ведут за свое дело бой с тенью. Перед видеокамерами мадридского форума, ведущими трансляцию на весь мир, Женя Соболь объявила, что судьба Outline 2017 все еще под вопросом. Неизвестен даже город, где состоится фестиваль — возможно, что он переедет в Киев.

Самое обидное, что у России очень высокий потенциал в области клубной культуры и «ночного туризма», который мог бы при планомерном развитии и государственной поддержке дать значительный экономический эффект. Музыкальный директор Boiler Room Михаил Штангель свидетельствует, что талантов в стране много. «За последний год я объехал 35 стран, но такого, что происходит с андеграудной музыкой у вас, не видел нигде». Поэтому Boiler Room так активно проводит мероприятия в России, причем не только в Москве и Санкт-Петербурге.

Михаил Штангель
© facebook.com/BallantinesRussia

Опыт Берлина и клуба Berghain показывает, что яркая андеграундная музыкальная сцена и насыщенная событиями ночная жизнь могут генерировать мощный поток туристов, на котором основывается экономика целого города. Но у людей, которые в России управляют городами, скорее всего, весьма примитивные представления о том, что такое мировая клубная культура и чем вообще занимаются диджеи. Как вспоминала международная звезда русского техно Нина Кравиц, когда ей доводилось в кругах российского истеблишмента представляться диджеем, ей задавали вопрос: «Диджей — это тот, кто делает вжик-вжик?» Для них культура, которая интересует сотни миллионов человек и зарабатывает сотни миллионов долларов, просто не существует. Возможно, ситуация изменится, когда их дети однажды покажут им Boiler Room