Стиль
Жизнь «Мама, я — англичанка, а ты — русская»: чему учат русских детей в Лондоне
Стиль
Жизнь «Мама, я — англичанка, а ты — русская»: чему учат русских детей в Лондоне
Жизнь
«Мама, я — англичанка, а ты — русская»: чему учат русских детей в Лондоне
© Luciano Lozano / getty
Уже 22 года каждое субботнее утро свои двери открывает Лондонская школа русского языка и литературы. Директор школы Ольга Брамли рассказала, почему она против английских школ-интернатов и как помочь ребенку освоиться в новой для него среде.

Первая школа русского языка в Лондоне открылась в садовом пригороде одного из наиболее престижных спальных районов Лондона — Хэмпстед. Он давно пользуется популярностью среди интеллигенции: здесь жили писатели, актеры и архитекторы, благодаря которым вечнозеленый уголок британской столицы еще в начале XX века превратился в рай для богемы. С Россией, кстати, Хэмпстед тоже связывало многое: например, именно здесь в поместье Кенвуд-хаус до революции жил Великий князь Михаил со своей семьей, а в одном из местных особняков — известная русская балерина Анна Павлова.

Идея открыть в Хэмпстеде языковой и культурный центр родилась у Ольги Брамли и Марии Железниковой. Ольга переехала в Великобританию 30 лет назад: она вышла замуж и первые несколько лет провела в небольшом городке Ноттингем, в окрестностях которого раскинулся тот самый Шервудский лес, связанный с именем Робина Гуда. До того, как познакомиться с будущим партнером по просветительской деятельности в местной школе, куда они водили своих маленьких детей, Ольга уже руководила успешным бизнесом в Лондоне и отнеслась к возможности открыть учебный центр как к хобби. Мария, в свою очередь, сразу поддержала идею дать детям образование на родном языке. Она отправилась в командировку вместе с мужем, да так и осталась жить в Лондоне. По ее словам, она действительно нуждалась в том, чтобы их ребенок знал и любил русскую культуру.

Тогда было решено основать некоммерческую организацию с благотворительными целями, арендовать кабинеты в ближайшей районной школе и пригласить русских учителей. Дети Ольги и Марии уже выросли, а школа так и продолжает знакомить новые поколения с особенностями русской литературы, истории, географии и культуры. Здесь ребят учат не только грамотно писать и разговаривать. Им преподают искусство, музыку, драму, готовят к государственным английским экзаменам GCSE и A Level (Advanced Level) или помогают разобраться в математике по отечественным методикам.

Как работают английские школы

Однажды, когда моей дочери было шесть лет, она вернулась из английской школы и сказала: «Мама, я — англичанка, а ты — русская». В школе ей быстро объяснили, кто есть кто. Все потому, что здесь очень много внимания уделяют интеграции ребенка в британскую культуру — и это похвально. Но тогда я поняла, что до сих пор не смогла правильно разъяснить ребенку ее происхождение. Мы долго разговаривали на тему того, что англичанка она на одну половину, а на другую — русская, и в этом у нее не должно возникать сомнений. Уже после того, как мы открыли школу, подобные разговоры начали исчезать не только в нашей семье. Дети поняли, что есть русские люди, которые переехали в другую страну — например, как их родители, в Великобританию. И этот факт совершенно не означает того, что их национальность тоже изменилась вслед за местом жительства.

Мне очень нравится в английских школах, что здесь преподают по современным интерактивным методикам. Постоянно вовлекают детей в действие и стараются их заинтересовать какими-то проектами. Английские учебники написаны очень жизненно: в них практически нет скучной теории, понять которую не каждому ребенку под силу. Детей учат коммуницировать в реальных ситуациях, которые происходят в современном мире. Наверное, поэтому я редко сталкивалась здесь с ребятами, которые не хотели бы утром идти в школу. Наоборот, они очень расстраиваются, даже если им приходится пропустить всего один день.

© Luciano Lozano / getty

В Англии большое значение придают творческому развитию. В школах обычно отлично развиты театральные, музыкальные и художественные отделения — это огромный плюс. Кроме того, многие из них работают на полупрофессиональном уровне: педагогами часто становятся действующие актеры, режиссеры, музыканты или художники. В России такое встречается, к сожалению, редко.

Про европейскую толерантность

Толерантность — это очень комфортное состояние, когда тебя всегда и везде принимают таким, какой ты есть. Здесь все очень вежливы и все равны. У ребят одинаковая форма, они читают одинаковые книги, слушают одинаковую музыку, занимаются одинаковым спортом. Но у толерантности есть и другая сторона. Она практически обязывает людей не вступать в близкие отношения.

Культура small talk учит англичан порхать по поверхности и ни в коем случае не задевать чьи-то чувства. В целом это правильно. Но в подобных условиях ребенок никогда не станет близок со своими родителями. А ведь в нашей русской культуре все совершенно иначе. Мы можем ехать в поезде и услышать от незнакомца животрепещущую историю его жизни, которая обязательно отзовется где-то внутри нас. Мы общество сочувствующих людей.

Я считаю, что отправлять ребенка в английскую школу-интернат — это неполезно. Пока дети растут, они должны быть в семье. А коллективом очень хорошо выезжать в лагерь, в путешествия или на мероприятия. Бывает, что у тех ребят, которые постоянно находятся среди чужих людей, особенно одного пола, позже возникают проблемы психологического и ментального характера. Они ведь в редких случаях рассказывают, что в действительности переживают. Я не могу утверждать, что этого делать нельзя — такое решение всегда родители принимают самостоятельно. Но в целом я против закрытого обучения в интернатах: все-таки ограничивать ребенка и помещать его в искусственную среду — неправильно.

О русских родителях за границей

Большинство русскоговорящих мигрантов отлично интегрируются в Великобритании. Причем у женщин это получается, как правило, лучше, чем у мужчин. Но родители часто не задумываются о том, что родные речь и культура для детей не менее важны, чем британские, даже если им выпала возможность провести в этой стране всю свою жизнь.

Родители витают в облаках чаще, чем их дети. Как только у них рождается ребенок, начинают грезить его будущим, выбирать престижную школу и университет. Среди наших соотечественников здесь это особенно распространено. В таком случае мы стараемся психологически помочь детям, которые приходят из русской семьи в английскую школу, где у всех вокруг другой менталитет. Например, мне встречались семьи, которые перевозили в Англию детей в возрасте семи-восьми лет и сразу же отправляли их в школы-интернаты. Там ребенок начинает выживать изо всех сил: меняет мышление и привычки, сдерживает себя. Этому сопутствует шлейф сложных психологических состояний, вследствие которых развитие родной речи фактически останавливается.

© Luciano Lozano / getty

Английские папы обычно поддерживают обучение своих детей в русской школе. Наверное, они чувствуют, что вместе с молоком матери ребенок впитывает культуру и родную речь. Мы часто встречаемся с ними на праздниках и каждый раз приятно удивляемся, когда узнаем, что учеба ребенка сподвигла родителя на то, чтобы тоже, хотя бы немного, овладеть новым иностранным языком. Особенно таким непростым, как русский.

Чему учат в школе

Примерно 50% детей, которые учатся в нашей школе, родились в смешанных семьях, где мама или папа — носитель иностранного языка. Остальные или приехали в Англию из русскоговорящих стран уже в осознанном возрасте, или родились здесь у русских родителей. Каким бы ни был случай, он совсем не гарантирует, что ребенок будет лучше или хуже владеть родной речью.

Сейчас в школе учатся около 120 детей. С недавнего времени мы берем малышей от 1,5 лет — они занимаются вместе с мамами в игровой форме. А с трех лет уже начинается интенсивное обучение. Как правило, через месяц-два после начала учебы ребята начинают разговаривать и петь по-русски — с этого начинается их знакомство с родной речью. Постепенно в расписание добавляется все больше предметов, а к концу обучения школьники выбирают русский язык в качестве одной из дополнительных дисциплин на государственном экзамене и почти всегда сдают его на высший балл.

Одна из самых сложных задач — определиться, чему мы хотим научить детей. Мы постоянно сталкиваемся с проблемой выбора, потому что у нас есть всего лишь один день в неделю — суббота — и несколько часов, чтобы рассказать ребятам об огромном мире русского языка и литературы. Тем не менее мы стараемся охватить максимальное количество материала — тогда дети, приезжая в Россию, всегда чувствуют себя уверенно среди сверстников, потому что не отстают от них в образовательной программе. В то же время благодаря тому, что мы сами составляем учебные планы, педагоги могут менять темы уроков или литературные произведения в зависимости от интересов детей. Бывает так, что одним очень нравится Пушкин, а другие мечтают почитать Достоевского, потому что много о нем здесь слышали.

Мы стараемся продвигать русскую культуру за рубежом. Весной, например, проводим международный фестиваль исполнителей русской арии, песни и романса в Великобритании под эгидой Мариинского театра. Наша школа уже в десятый раз станет соорганизатором конкурса. Сохранение и развитие традиций русского вокального, музыкального и поэтического искусства — очень важная задача. И мы, конечно, хотим, чтобы о творчестве русских композиторов и поэтов узнало как можно больше детей и взрослых: всегда ищем таланты, поддерживаем юных исполнителей и профессионалов.

О билингвах и родной речи

До того как ребенку исполнится 1,5 года, с ним очень важно говорить на родном языке. Только в этом случае у него сможет сформироваться естественное двуязычие, или билингвизм. Я не раз встречала детей, которые в три года уже спокойно говорили на нескольких языках и при этом умели с ходу переводить своим русским бабушкам то, что говорят их английские папы. Конечно, проще всего было бы, если бы мама общалась с ребенком, например, на русском, а папа — на втором иностранном языке. Но в реальном мире так не всегда получается: в смешанных семьях чаще всего используется тот язык, который понимают оба родителя.

Чтобы обучить ребенка языку, необходимо создавать речевые ситуации. Иногда они возникают естественно, а порой мы придумываем их специально, чтобы дети могли больше общаться на нашем языке. Для этого обязательно нужно заводить русских друзей, ездить в русский летний лагерь или в русскоговорящие страны, читать книги и смотреть кино на родном языке — так двуязычный ребенок оказывается в среде, которая позволяет ему более полноценно развиваться.

О чем думают дети

Если ребенок чувствует, что чем-то отличается от своего окружения, он обязательно должен этим гордиться. В Англии ребята могут услышать негатив по отношению к России. Чаще всего он нарочитый и исходит, конечно, не от детей. Когда у стран возникают разногласия, задача нашей школы — сохранить у учеников понимание, что у них за спиной сразу две великие культуры, и помочь им в определении себя русскими, несмотря на чужое мнение.

© Luciano Lozano / getty

В английских школах не самая простая система обучения. Учителя часто перескакивают с одной темы на другую и не всегда тщательно разбирают материал. А еще ученики практически не уделяют внимания литературе и не учат стихи, потому что считают это пустой тратой времени. Когда я слышу о таком, то очень огорчаюсь. Дело не только в культурном обогащении, но также в развитии речи, ритмики и тренировке памяти. Поэтому мы этим занимаемся.

Дети иногда шутят: «Можно мы будем приходить к вам каждый день?» Они часто говорят, что за один день в русской школе узнают больше нового, чем за всю неделю в английской. Нам не приходится заставлять их вставать утром в субботу и приезжать учиться — все ребята делают это с удовольствием. Секрет кроется, наверное, в любви к своему делу: я верю, что образование должно быть некоммерческим. Его задача, в первую очередь, приносить реальную пользу. И мне очень приятно, что многие наши выпускники уже связали свою взрослую жизнь с русской культурой. Кто-то изучал язык более серьезно в университете, кто-то уехал на стажировку или работу. Но главное, что в родной стране ребята никогда не почувствуют себя чужими. Россия, как и Великобритания — это их дом.