Стиль
Впечатления На три буквы: что такое EDM и почему он так популярен?
Впечатления

На три буквы: что такое EDM и почему он так популярен?

Армин Ван Бюрен на фестивале Tomorrowland, 2016 г.
Армин Ван Бюрен на фестивале Tomorrowland, 2016 г.
Фестивальное лето продолжается. Самыми громкими музыкальными событиями минувших выходных стали два крупных фестиваля, похожие на Диснейленды для тех, кому уже исполнилось семнадцать.

Один из них — проходящий уже больше 10 лет Tomorrowland в Бельгии, другой — его идейный побратим из нижегородского поселка Большого Козино Alfa Future Festival. Оба собрали десятки тысяч посетителей (точнее, Tomorrowland собрал сотни тысяч). Оба были посвящены загадочному музыкальному направлению EDM — то есть electronic dance music. На обоих выступал голландский диджей Армин Ван Бюрен. И вот как это выглядело:

 

 

В чем загадка EDM? В первую очередь, в магической популярности этой музыки, которая, положа руку на сердце, не удивляет разнообразием и изобретательностью. Смысл EDM как раз в абсолютной предсказуемости звукового ряда, которая гарантирует ее функциональность — десятки тысяч человек, повинуясь воле одного или двух диджеев, вознесенных на мигающий всеми огнями пьедестал, замирают во время незамысловатого проигрыша в ожидании «дропа» — якобы внезапного момента, когда диджей включит оглушающий удар бас-барабана, и толпа снова начнет колыхаться в едином ритме.

Любимое развлечение EDM-диджеев — попросить публику присесть во время проигрыша, чтобы с первым дропом синхронно прыгнуть вверх. Выглядит как развлечение для детсадовцев, однако, это работает — в прошлом году американский рынок EDM-музыки оценили в $6,2 млрд. Главный двигатель EDM-индустрии, которая приносит ее звездам вроде Келвина Харриса, Дэвида Гетты и того же Армина ван Бюрена баснословные барыши — масштабные фестивали вроде Tomorrowland и AFP, основным развлечением на которых, несмотря на гарнир из спорта, технологических новшеств и фуд-кортов, остается синхронное подпрыгивание под дроп. В EDM-диджеи теперь стремятся люди, от которых этого не ожидаешь — например, знаменитый американский баскетболист Шакил О`Нил, который теперь выступает под псевдонимом DJ Diesel.

 

 

У бренда EDM, раскручиваемого американской шоу-индустрией где-то с середины двухтысячных, есть немало критиков и даже ненавистников. Давним поклонникам электронной музыки не нравится, что эта всеобъемлющая и ничего не означающая аббревиатура заместила собой в умах молодого поколения долгую и славную историю танцевальной культуры, начавшейся с Kraftwerk и продолжившейся дивным соцветием направлений, возникших в конце 80-х – начале 90-х — от хауса и техно до электро и драм-н-бейс. Другим не нравится чрезмерная коммерциализация EDM, приводящая к тому, что максимальные денежные суммы оседают на счетах людей, которые, мягко говоря, не заслужили этого своим талантом. Не секрет, что музыка, исполняемая суперзвездами EDM, как правило, является продуктом коллективного творчества вместе с продюсерами. Да и выступления супердиджеев носят, скорее, символический характер — того же Дэвида Гетту неоднократно ловили за выключенным пультом, в том числе во время выступления на Tomorrowland.

Впрочем, критики злятся, а караван EDM торжественно марширует по планете. В недавнем интервью газете Chicago Tribune лидер гранж-группы Jane`s Addiction и создатель одного из самых больших фестивалей мира Lollapalooza Перри Фаррелл признался, что ненавидит эту незамысловатую музыку. Однако на Lollapallooza, которая была основана 25 лет назад как праздник альтернативного рока, выступают все те же звезды трехбуквенного бренда, и, оцените иронию судьбы, именно на сцене, названной в честь Перри Фаррелла.

 

Не зря Дэвид Гетта записал композицию «The World Is Mine» — напророчил.