Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Театр «Черт, солдат и скрипка»: новый спектакль с Познером и Макаревичем
Театр
«Черт, солдат и скрипка»: новый спектакль с Познером и Макаревичем
Экспериментальные постановки стали традицией фестиваля «Черешневый лес». Очередную — «Черта, солдата и скрипку» (премьера 19 мая) — создатели определяют как «мультимедийный спектакль». Главные роли исполнят «неактеры» Владимир Познер и Андрей Макаревич.

«Черт, солдат и скрипка» — новая интерпретация «Истории солдата» Игоря Стравинского, приуроченная к 135-летию композитора. Притчу о продаже души по мотивам русских сказок из сборника Александра Афанасьева и легенды о Фаусте Стравинский создал в 1917 году в эмиграции, испытывая острую нужду в деньгах. А его друг, драматург Шарль Рамю, написал по-французски текст, который идеально подходил для камерной оперы из нескольких картин. Так родилось одно из наиболее оригинальных и наименее известных в России сочинений композитора, которого у нас больше знают как автора «Жар-птицы», «Петрушки» и «Весны священной».

За прошедшие 100 лет режиссеры не раз обращались к «Истории солдата» Стравинского. А идея нынешней постановки родилась у скрипача и дирижера Дмитрия Ситковецкого много лет назад. Будучи студентом Джульярдской школы в Нью-Йорке, он не раз исполнял «Историю солдата» Игоря Стравинского. Текст для новой версии постановки написал Михаил Успенский. А режиссером выступил Михаил Кисляров, который решил превратить «Черта, солдата и скрипку» в «мультимедийный спектакль», где нашлось место и музыке, и театральной игре, и чтецкой традиции. Он сохранил сюжет и структуру произведения Стравинского, но добавил в новую постановку детали, которые придают истории злободневное звучание. Так, солдат становится «нефтяным олигархом», а его невеста бежит с «Абдуллой» в Арабские Эмираты. Но главной интригой все же стало то, что на главные роли в «Черте, солдате и скрипке» Михаил Кисляков позвал «неактеров» Владимира Познера, Андрея Макаревича и Дмитрия Ситковецкого.

В разные годы в представлении этой «читаемой, играемой и танцуемой» притчи принимали участие Жан Кокто, Жан Маре, Ванесса Редгрейв, Иэн Маккеллен, Питер Устинов и даже Стинг. «РБК Стиль» расспросил исполнителя роли Рассказчика — журналиста Владимира Познера — о репетициях и страхе перед сценой.

Владимир Познер
© Александр Николаев/ТАСС

Владимир Владимирович, «Черт, солдат и скрипка» — ваш первый опыт участия в музыкальной постановке?

Да, это мой первый и, вполне возможно, последний опыт в музыкальной постановке. Совершенно не представляю, что получится и, признаться, очень боюсь.

Какой была ваша первая реакция, когда вам поступило предложение принять участие в спектакле?

Мне это предложение сделал замечательный скрипач и чудный человек Дмитрий Ситковецкий, и я сказал ему, что он сошел с ума.

Что привлекло вас в постановке и убедило принять предложение?

Дима очень уговаривал меня, и я про себя решил, что пойду на первую репетицию, а там решу. Меня совершенно восхитила музыка Стравинского. Кроме того, я проповедую такую истину: «Обязательно надо попробовать». Вот я и решил принять предложение.

У вас есть любимое произведение у Игоря Стравинского?

Пожалуй, «Петрушка» и «Весна священная».

«История солдата» Стравинского — уникальное по своей жанровой принадлежности произведение. В нем есть и инструментальная сюита, и пантомима, и танец. А какую форму для «Черта, солдата и скрипки» придумал режиссер Михаил Кисляров?

Не знаю, что ответить вам. Есть музыка — версия Дмитрия Ситковецкого, конечно, есть новый текст Михаила Успенского, есть пантомима, никакого танца нет. И все это соединено в единый спектакль. Что за форма? Не знаю. Спросите у Михаила Степановича.

В разные годы вашу роль в постановке исполняли Жан Кокто и Питер Устинов. Во время своей подготовки вы слушали записи их выступлений?

Конечно же нет! Я бы сразу подпал под их влияние. Послушаю после спектакля.

Как вы готовитесь к роли? И есть ли какой-то страх перед театральной сценой у вас — человека, для которого выступать на публике его работа?

Страха перед сценой нет, но всегда есть волнение перед началом. Когда пропадет волнение, это будет сигналом того, что пора повесить на гвоздь перчатки, как говорят боксеры. Готовлюсь, думаю, как все: репетирую вместе с остальными — и в одиночку, но без фанатизма, а то пропадает свежесть восприятия текста.

Впечатление от какой театральной постановки последнего времени было у вас самым сильным?

Постановка «Ричарда III» в Лондоне с Ральфом Файнсом в главной роли.