Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Музыка Мальчишник в школе: что общего у Pharaoh и Бориса Гребенщикова
Музыка
Мальчишник в школе: что общего у Pharaoh и Бориса Гребенщикова
© facebook.com / Глеб Голубин
Денис Бояринов о песнях с нового микстейпа Pharaoh — главного и самого противоречивого молодого рэп-героя страны.

Самый пылкий текст про песни Pharaoh оставил Сергей Шнуров в своем инстаграме, у которого 2,5 млн подписчиков. Лидер «Ленинграда» рекламирует новый микстейп рэпера «Pink Phloyd», вспоминая Федора Чистякова и Бориса Гребенщикова, а заканчивает поэтически (орфография сохранена): «Здесь поменялось всё кроме ритуалов инициации — кровь и сперма, клубы дыма и огненная вода. Полный Пинк Флойд. Вечное возвращение». Если вспомнить, что Шнур до этого постил совместное фото, где они вдвоем с Pharaoh топчут крышу дорогого автомобиля, можно предположить, что успешный русский рокер, чутко реагирующий на запросы современности, рассмотрел в рэп-герое тинейджеров, годящемся ему в сыновья, единомышленника или даже преемника. Недаром рэп-сайты уже называют Pharaoh «рок-звездой нового поколения».

A post shared by Shnurov Sergey (@shnurovs) on

Сам же Pharaoh, или Фара, или 21-летний студент журфака Глеб Голубин, в своих новых песнях тоже особенно не стесняется проводить параллели с музыкальными героями других времен: «Я не меньше легендарен, чем Кристина Орбакайте или Эдита Пьеха». Без иронии здесь не обошлось: для подростков, которые слушают Pharaoh в «Вконтакте» или на YouTube, все эти имена принадлежат скучному миру назойливых предков, против которого, как им кажется, бунтует их музыкальный герой, прихвастывая деталями своей якобы повседневной жизни. Родители поклонников Pharaoh могли бы прийти в ужас, вникнув в эти детали. Кажется, что он только и занят тем, что трахает с**** (девушек), пьет из горла и курит бланты, изо всех сил торопясь попасть в «клуб 27». Молодецкая дерзость, которая прет из текстов экс-футболиста московского «Динамо» Глеба Голубина, сшибает с ног даже бывалых. И вот уже Тимати и Гуф, интуитивно чувствуя, что в глазах нынешних подростков они выглядят Кристиной Орбакайте, вставляют в свой совместный трек «Поколение» шпильку для Pharaoh и немедленно появившихся у него клонов: « — Весь молодой русский рэп из штанов выпрыгивает, чтобы казаться модней. — Да, старик, в наше время новички вели себя поскромней. — Мы хотя бы следили за базаром и не одевались как геи». Но Фара не обращает внимания на едкие комментарии критиков и хейтеров. Упиваясь превосходством молодости, он заявляет себя создателем новой школы, сообщает что е**** (взорвал) шоу-бизнес и нахально делает прогноз на будущее: «Я надеюсь после смерти в мою честь будет музей».

Родителям не стоит подглядывать за жизнью, которую их взрослеющие дети ведут в социальных сетях — вы даже не поймете на каком языке они говорят. К тому же, это виртуальная жизнь, компенсирующая вечные психологические проблемы, через которые все когда-то проходили. Разговаривающий под хлесткий бит языком статусов и мемасиков, Pharaoh проводит тинейджеров через виртуальные ритуалы инициации, заменяя им пока не Pink Floyd или Бориса Гребенщикова, но группу «Мальчишник». Если помните, был такой рэп-коллектив, появившийся в 1991-м, из их казавшихся неприличными историй поколение, рожденное в 1980-х, впервые узнало слово «секс», экстерном пройдя курсы межполовых отношений. В «Мальчишнике» начал свою карьеру Дельфин, которого потом страна узнала как оригинального, сложного и тонкого мастера слова, ушедшего от пацанской бравады в совсем другую сторону. Возможно, с Pharaoh эта история повторится. «Pink Phloyd» дает на это надежду.