Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Кругозор Сила мысли: кто обогащает ум светской Москвы
Кругозор
Сила мысли: кто обогащает ум светской Москвы
© Тимофей Колесников
О новых знаниях, серьезных лекциях для серьезных гостей, культуре и высоких целях рассказывает одна из основательниц интеллектуального клуба «418» — Надежда Оболенцева.

Светская жизнь — бесконечные открытия, закрытия, премьеры и вся суматоха вокруг, стремление обязательно оказаться в гуще событий, которое в фильме «Смерть ей к лицу» обозначалось точной фразой «она не пропустит даже открытие конверта» — традиционно ассоциируется с чем-то пустым и бессмысленным. И не зря. Для одних это тяжелая работа, для других — веселое времяпрепровождение с выгулом ярких нарядов, звоном бокалов шампанского и громкой музыкой, для остальных — непрекращающаяся ярмарка тщеславия. Светская хроника стала для многих печатных и интернет-ресурсов буквально хлебом, главной движущей, привлекающей читателей силой. Нет, мы не говорим про 1990-е, когда все только начиналось, или 2000-е, эпоху расцвета гламурной светской жизни. Все это есть и сейчас. Тем удивительнее среди чрезвычайно похожих друг на друга событий заметить выбивающиеся из общей повестки. Надежда Оболенцева и Ирина Кудрина основали свой интеллектуальный клуб «418» в 2013-м. И с тех пор то тихо, то громко о себе заявляют: тихо, когда зовут на лекции «для своих» светил науки и бизнеса, громко — когда поддерживают важные театральные и кинопремьеры, фестивали. На них приходит не только та самая светская Москва, замылившая взгляд, но и серьезные люди из большой политики, финансов, банковской сферы. Чем их вдруг смогли привлечь, кроме определенно красивых лиц, заседания созданного двумя подругами клуба? Интеллектом, который вдруг начали ценить не только самые продвинутые мужчины в еще более продвинутых девушках, но и сами девушки друг в друге. Потому что остались еще темы кроме нового гардероба и бессмысленных и беспощадных светских сплетен, которые стоит обсудить. Каждую неделю «Клуб 418» организовывает для своих членов лекции на темы, которые интересны в настоящий момент. Среди известных лекторов были замечены Андрей Кончаловский, Алексей Учитель, Павел Лунгин, Юрий Норштейн, Михаил Пиотровский, Алексей Кудрин, Сергей Ястржембский, Ирина Прохорова, Александр Сокуров, Диана Вишнёва, Леонид Парфенов и многие другие. Чего это стоило его создателям, а также как повестка интеллектуального клуба вдруг стала дополнять и расширять стандартный набор мероприятий двух столиц, «РБК Стиль» узнал у одной из основателей Надежды Оболенцевой.

Почему вы решили открыть интеллектуальный клуб, а не стать, к примеру, фотографом, дизайнером, или кем-то еще, как это принято в светских кругах?

Сначала не было цели сделать интеллектуальный клуб. Все началось с того, что я с подругой, сейчас уже учредителем клуба, Ириной Кудриной, постоянно ездили на различные выставки, посещали лекции, а потом все время сидели и обсуждали это. В один из вечеров она поделилась, что на занятиях по французскому ее преподаватель рассказывает еще и про литературу, но не помнила точно то название произведения, то фамилию автора. Поэтому мы решили пригласить где-нибудь 10-15 своих друзей, которым эта тема тоже интересна, и провести лекцию. На мой взгляд, идея была замечательная. И как-то так получилось, что я позвала своих друзей, она позвала своих — и вот уже нам дали список обязательной литературы, потом все начали говорить о том, что хотят его обсудить, спрашивали, что читать дальше, говорили о том, что понравилось, а что — не очень. И после этого мы подумали, что незачем ограничивать себя только французской литературой, а нужно сделать «сборища по интересам». И пошло. Кружка фотографии мы как-то не предполагали.

© Тимофей Колесников

Как отбираются темы для лекций?

Можно сказать, что все целиком зависит от вкуса нашей команды, ну и лекторы много советуют, а мы всегда прислушиваемся. У нас вообще концепция дружественной организации: если нам Павел Каплевич говорит, что Сергей Чобан отлично читает лекции, то мы тут же хотим встретиться с ним, чтобы он нас поводил по Москве. Ну, или по Берлину, как он иногда делает. У нас была мысль сделать выездную лекцию, чтобы Сергей показал Берлин своими глазами. Это все рождается во время различных посиделок.

Существует четкое понимание, что эту тему точно можно обсудить на лекциях, а другую — нет? Понятно, что театр, литература, искусство — это точно «да», а что не впишется в стандартное расписание?

— У нас может обсуждаться абсолютно все, только не политика. Мы изначально приняли такое решение, потому что, во-первых, для того чтобы обсуждать политику, нужно наличие у обеих сторон достаточного багажа знаний и опыта. Во-вторых, она настолько всем надоела, и люди настолько от нее устали, что находятся темы гораздо интереснее. Конечно, не затрагивать политику совсем не получается. К нам приходят историки, к примеру, Пивоваров. Понятно, что Ирина Прохорова в своих лекциях часто эту тему затрагивает. Что касается прочего, то если членам нашего клуба интересно мнение детского психолога — не вопрос, если есть желание обсудить какой-то экономический вопрос и встретиться с Алексеем Леонидовичем Кудриным — тоже. Если говорить в общем, то мы абсолютно открыты интересному и новому, поэтому интеллектуальная повестка формируется динамически исходя из текущего контекста.

По какому принципу отбираются члены клуба и какое их количество максимально планируется?

— Мы в первую очередь хотим комфорта для лектора и слушателей. У нас есть большие мероприятия, на которых может присутствовать около 200-300 человек, но наша флагманская история — лекции, которые проходят каждую неделю. На них присутствуют по 10-15-20 человек. Иногда бывают чрезвычайно востребованные лекторы. На них приходят практически без прогулов человек 40. Но 40 — это уже тяжело, создается другая атмосфера. Задумано все так, чтобы было комфортно задавать вопрос, чтобы все представляло собой своеобразный салон. У нас сначала лектор читает, потом ему задают вопросы — и возникает дискуссия. А это комфортно только с ограниченным количеством людей.

То есть четкой программы на несколько месяцев нет и планирование тем всегда происходит в реальном времени?

Ну не совсем, конечно. У нас сейчас все фактически расписано до декабря, даже есть большие и громкие события вроде премьеры Богомолова, которая будет только в мае, мы уже над ней работаем. Необходимость долгосрочного планирования также связана с тем, что у нас многие лекторы — занятые. Заранее не запишешься — не получишь.

Я не живу по принципу «нравится — не нравится»

А тяжело с ними договариваться?

Удивительно, но у нас только в самом начале были какие-то… не то что сомнения, а неуверенность со стороны лекторов. Может, в первую очередь перед аудиторией. Сейчас этого нет.

Если говорить про экономику проекта, то на что идет плата за членство? На организацию лекций, оплату помещения? В итоге получается, что вы занимаетесь скорее коммерческой или некоммерческой деятельностью?

Эта история некоммерческая, и все членские взносы идут на организационные расходы клуба. Кроме того, мы же занимаемся поддержкой большого количества мероприятий, которые считаем важными. Для многих из них привлекаем инвесторов. Был, к примеру, спектакль Константина Богомолова «Лир», мы им закрывали сезон 2016 года. Еще делали концерт Десятникова, Владимира Ивановича Мартынова с Татьяной Гринденко и Леонидом Федоровым. Это тоже прекрасное событие. Мы часто делаем различные премьеры, закрытые показы. Кино, которое можно увидеть только во время фестивалей, а потом почти невозможно поймать в кинотеатрах. Для обсуждения перед показом мы зовем людей, которые могут правильно расставить акценты: режиссер, критик — все те, кто даст правильный настрой на кино.

Мы делали концерт Каравайчука. Это вообще любовь всей моей жизни. Удивительная была подготовка, потому что он никого не отпускал эмоционально. Когда мне друзья присылали фотографии, что он уже в поезде едет, я не верила, что концерт состоится, думала, что он приедет и либо потеряется, либо еще что-то произойдет, и в итоге он откажется к нам приходить. Когда он все же пришел и сыграл — это было невероятно. То выступление стало его последним, к сожалению. При этом он первый раз в жизни сыграл «Похоронный марш». И очень много говорил о смерти. Хотя он был очень бодр и у него было много планов. 23 октября мы организовываем поездку в Ригу на концерт Курентзиса. У нас в том числе будут и экскурсии по городу.

На Надежде: платье из шелка и гипюра, босоножки, все Gucci
© Тимофей Колесников

Интеллектуальный клуб — это попытка каким-то образом заполнить свободное время, создать альтернативу московской светской жизни, которая не очень нравится?

Мне кажется, что я не живу по принципу «нравится — не нравится». В светской жизни есть масса приятных вещей: красивые девушки, веселая музыка, шампанское, все нарядные. Просто все зависит от количества этих самых мероприятий, а также с какими целями и в каком настроении люди туда приходят. Я думаю, что создание интеллектуального клуба связано с организацией правильного досуга. Есть масса людей, которым нравится получать новые знания, которые затем будут использовать их в своей жизни. Это стремление к развитию. У нас каждый может после лекции пересмотреть кино, перечитать книжки или важные статьи. У нас такого уровня лекторы, что… Это же удивительно, что рассказывать и делиться опытом и мыслями приходит человек, который всю жизнь посвятил себя одной конкретной теме. У нас абсолютные авторитеты в своей сфере. Часто наши лекции переходят границу однократного обмена информацией. Я знаю, что Татьяна Владимировна Черниговская подружилась со многими членами клуба. Она вообще очаровательная женщина, со многими находится в переписке, пересылает статьи новые. Кого-то интересуют детские темы, и у нее на всех хватает времени. Мы даже не ожидали, что можно достигнуть такого, даже не понимали, куда это приведет.

Мы сейчас даже похожи на культурную консьерж-службу. Зачастую мы первыми узнаем о важных событиях, и нас все время спрашивают, на какие спектакли ходить, какое кино смотреть, какие выставки открываются. Плюс у нас по понедельникам, когда музеи закрыты, бывают походы на самые громкие выставки с кураторами, с теми, кто может рассказать что-то интересное и важное о выставках. Еще у нас есть филиал в Питере, он открылся через год после московского. И я иногда им завидую, потому что у них много интересного происходит.

Московские члены клуба могут прийти на мероприятия, которые проходят в Санкт-Петербурге?

Конечно.

В клубе только женщины или есть мужчины?

Мужчины, безусловно, есть, они с удовольствием ходят на фильмы, театральные премьеры, лекции, когда обсуждаются мужские темы. Но в основном это девушки, которые могут посвятить свой вечер таким мероприятиям.

Какие отношения среди членов клуба? Все друг другу скорее друзья или малознакомые люди?

По-разному. Во-первых, все знакомятся. Во-вторых, мы пытаемся, чтобы все люди были неконфликтные, доброжелательные. Нам очень важно, как они будут друг с другом общаться. Даже если у кого-то есть другая точка зрения на какой-то вопрос, то нам очень важно, как этот человек будет ее выражать. Нам очень важно взаимоуважение.

— Есть такой лектор, которого бы очень хотелось пригласить, но пока не сложилось?

У нас это связано скорее с какими-то техническими и логистическими проблемами… Чтобы графики совпали. Я вот уже который год уговариваю Сергея Галицкого, пока графики не совпадают. Но надеюсь, что он придет к нам с интересной темой.

А в чем заключается ваше сотрудничество с Дианой Вишнёвой?

Мы поддерживаем созданный ею конкурс молодых хореографов Context и вручаем свой приз.