Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Стиль Глава Jaquet Droz о часах за 47 млн руб. и возвращении в детство
Стиль
Глава Jaquet Droz о часах за 47 млн руб. и возвращении в детство
Tropical Bird Repeater
© пресс-служба Jaquet Droz
Генеральный директор Jaquet Droz Кристиан Латтман о новых часах за 47,4 млн руб. (автоматон Tropical Bird Repeater привезли в Москву всего на пару дней) и о тех, кто такие модели покупает.

В следующем году у Jaquet Droz большой юбилей — 280 лет (пусть и не непрерывной истории). Уже подготовились?

Конечно, отметим с размахом, будет много новых часов. Но вообще мы каждый год стремимся удивить. Сейчас, например, устроили мировое турне нашему новому автоматону (часы с движущимися механическими фигурами на циферблате — прим. ред.) Tropical Bird Repeater. Решили показать его, не дожидаясь выставки в Базеле в следующем году. Начали тур с Пекина, потом побывали в Гонконге, Сингапуре, Сиднее, теперь привезли часы в Москву, дальше отправимся в Женеву. Но и на этом турне не закончится, будет еще вторая часть.

Кристиан Латтман
© пресс-служба Jaquet Droz

Какой процент бизнеса Jaquet Droz — не в количестве, а в стоимости — составляют автоматоны?

Сложно сказать, он меняется. Спрос на редкие необычные часы растет. Но цена на них может быть совершенно разной. Например, прошлогодний Loving Butterfly был в одном ценовом сегменте с нашими турбийонами (то есть, относительно доступном), новый Tropical Bird Repeater — очень сложный и очень дорогой (цена в российском ритейле — 47,4 млн руб. — прим. ред.). Но в любом случае — это большой и важный процент нашего бизнеса. Это произведение искусства, а не просто часы с огромным количеством бриллиантов. И наши клиенты понимают, что это инвестиция. Есть те, кто коллекционируют такие часы.

Tropical Bird Repeater
© пресс-служба Jaquet Droz

 Есть ли какие-то страны, где подобные часы более востребованы?

Сложно сказать, потому что даже конечная продажа ни о чем не говорит. Часы в Женеве, например, может купить русский клиент, а в США — китайский. Мы стараемся создавать модели, сюжет которых понятен каждому. В новом Tropical Bird Repeater, когда включаешь репетир, начинает течь водопад, павлин раскрывает хвост, колибри взлетает, машет крылышками на невероятной скорости 40 взмахов в секунду (всего семь разных видов анимации)… Каждый, кто видит это впервые, испытывает детский восторг. Я так люблю наблюдать эту реакцию! В детстве реакции естественны и непосредственны, дети не скрывают эмоции. Потом в нашей жизни появляется столько наносного, но ты показываешь человеку такую «механическую игрушку» — и она возвращает в детство, а это бесценно.

 Сколько занимает разработка и создание таких часов?

Эти мы разрабатывали три года. Тут труд многих — часовщиков, инженеров, дизайнеров, эмальеров, граверов (одних ремесленников — восемь человек)… Мы сотрудничаем с независимыми создателями автоматонов, все остальное делаем на нашей мануфактуре. Над автоматоном «Маг» мы работали с Франсуа Жино, на сей раз обратились к другому независимому мастеру. Как Пьер Жаке-Дро работал с независимыми мастерами, так и мы. Мы не стремимся решительно все делать своими силами, а тем более — скрывать, что сотрудничаем с независимыми мастерами, мы ателье высокого часового искусства.

Изготовить такие часы, даже когда все посчитано и проверено, сложно: только гравировка корпуса занимает месяц, столько же над циферблатом трудятся три эмальера. Даже притом что разные мастера работают над разными элементами параллельно, на одни часы уйдет несколько месяцев.

Le Magicien, 2012
© пресс-служба Jaquet Droz

 Искусство создания автоматонов — редкое, но можно ли сказать, что оно исчезающее?

 Можно было сказать так несколько лет назад, но мы стараемся сделать все, чтобы его сохранить, как минимум — обеспечиваем мастеров заказами, возрождаем традиции, рассказываем об этом сложном и редком ремесле. Главное — что среди мастеров и их учеников есть совсем молодые люди, а значит, искусство создания автоматонов не будет утрачено.