Стиль
Впечатления «Мы выпускаем крутые часы для крутых мужчин»
Впечатления

«Мы выпускаем крутые часы для крутых мужчин»

Фото: Пресс-материалы
Жорж Керн, CEO IWC Schaffhausen, советует, в какие часы лучше инвестировать, и рассказывает о связи часов IWC и «Формулы-1»

В покупке часов с вечным календарем, запрограммированным до 2499 года, нет ничего рационального: к тому времени мы все уже умрем. Что заставляет людей покупать их?

Это абсолютно нерационально, но человек таков по натуре — любит совершать безумные поступки. А сегмент luxury как раз производит эти самые безумные вещи, которые не являются предметом первой необходимости. Покупаете такие вещи и получаете удовольствие от жизни. В противном случае мы бы жили в очень скучном мире.

В какие модели лучше инвестировать?

В лимитированные коллекции. На недавнем аукционе часы коллекции Big Pilot’s Watch Perpetual Calendar Edition Le Petit Prince («Маленький принц») были проданы за 173 000 швейцарских франков.

Какой процент приходится на реальную стоимость часов класса люкс, какой — плата за бренд, за имя, за имидж?

Это большой секрет. Имя, имидж, стоимость бренда — серьезный фактор, влияющий на ценообразование. Люкс — это высокорентабельный бизнес. Почему девушки сходят с ума и стоят в огромной очереди за парой кусков кожи известной марки? Мы так устроены, и это здорово.

Есть ли какой-то предел наращивания этой брендовой части стоимости?

С тех пор как я работаю в сегменте люкс, я не замечаю этого предела. Раритетные автомобили, современное искусство и часы взлетают в цене.

При каком уровне доходов человек начинает подумывать о покупке часов класса люкс?

Неплохие качественные швейцарские часы хорошей марки можно купить за сумму от $5000–$6000. Для мужчин, у которых часы — единственное ювелирное украшение, правильный их подбор очень важен, как и правильная обувь. Каждый должен их иметь.

А есть ли какие-то особенности покупки часов в разных странах?

На эту тему есть ряд заблуждений. Во-первых, цены. Сейчас у ведущих брендов они одинаковы по всему миру. Есть, конечно, аспект валюты и курсов, но мы адаптируемся. Живущим в Москве лучше покупать часы в Москве. Второе заблуждение — что в разных странах представлены не все марки часов. Продукция всех люксовых марок во всех странах всегда в наличии, особенно в фирменных магазинах. И третье заблуждение — люди полагают, что есть какие-то страновые различия. Мы глобальный бренд. Люди покупают у нас, чтобы быть частью некоего клуба лиц с определенным уровнем образования и доходов, сходными вкусами, которые много путешествуют. У нас нет сегментирования по странам — только по уровню доходов.

Вы производите часы только для мужчин. Есть ли планы выпускать женские модели?

Более 60% часового рынка — женские часы, и 10% часового рынка — мужские часы с бриллиантами. Многие женщины покупают мужские модели — 30% наших часов приобретают именно они. Мы выпускаем крутые часы для крутых мужчин и, может быть, когда-нибудь начнем выпускать крутые часы для крутых женщин.

В XXI веке появляются новые материалы и технологии. Где баланс между высокими технологиями и вечной классикой?

У нас есть айфоны, потом у нас могут появиться iWatch и тому подобные вещи, и эти вещи меняются стремительно, каждый год, каждые шесть месяцев у нас новый телефон и т. д. Но это разительно, на 180 градусов, отличается от того, что мы делаем. Мы делаем вневременные вещи. Есть инновации в материалах — карбон, бронза. Есть инновации в часовых механизмах — они все надежнее и требуют меньше сервисного обслуживания. Но фундаментальная база, которая уходит своими корнями на 250 лет назад, остается неизменной.

Некоторые модели часов IWC созданы в сотрудничестве с командой Mercedes AMG Petronas «Формулы-1». Это только маркетинговый ход?

Наша цель — объединить технологии производства часов с высокими технологиями автомобилестроения и гипертехнологиями «Формулы-1». Вот почему мы производим часы с использованием карбона и алюминия — материалов, которые используются в «Формуле-1».


РБК ТВ