Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Стиль Концентрат истории: Jaeger-LeCoultre открыла свой музей часов
Стиль
Концентрат истории: Jaeger-LeCoultre открыла свой музей часов
© пресс-служба Jaeger-LeCoultre
Великие часовые дома умеют не просто хранить свое наследие, но и правильно преподносить его публике. «РБК Стиль» побывал на мануфактуре Jaeger-LeCoultre, где появилось новое музейное пространство часовой компании.

В самом старом здании мануфактуры Jaeger-LeCoultre 1866 года постройки — именно том, где когда-то находилась ферма семьи Лекультр, — открылось новое пространство: «​Галерея наследия». Светлое помещение площадью более 500 кв. м занимает два этажа. Архивы марки в Ле-Сантье всегда хранили бережно, тщательно скрывая от посторонних взглядов, а теперь там решили приподнять завесу. Впрочем, все равно не до конца.

© пресс-служба Jaeger-LeCoultre

В первом зале галереи — строй стеллажей. На застекленных полках размещены техническая документация, патентные бумаги, эскизы калибров и деревянные коробочки с шестеренками, заводными коронками, колесами зубчатой передачи и прочими деталями. Фолианты-манускрипты хранят информацию о заказах на мануфактуре, только вместо имен и фамилий конкретных людей значатся названия фирм-клиентов: Vacheron Constantin, Audemars Piguet, Patek Philippe. Часовая компания (свое официальное название Jaeger-LeCoultre она получила только в 1937 году, до этого часы подписывали «Jaeger» или «LeCoultre») долгое время носила гордое звание «horloger des horlogers», потому что производила калибры для других часовщиков. За всю историю мануфактуры (в следующем году она отметит 185-летие) было создано в общей сложности 1262 калибра, из которых 340 наиболее важных выставлены в круглой прозрачной стене, обрамляющей винтовую лестницу на второй этаж. «Исторически так сложилось, что мы больше знаем о внутреннем содержании часов, чем об их внешности», — говорит Стефан Бельмон, директор «Галереи наследия».

Фото: пресс-служба Jaeger-LeCoultre

Впрочем, и коллекция архивных часов тоже впечатляет. Экспозиция начинается на первом этаже, где в хронологическом порядке расположены основные изобретения и отмечены вехи истории: от миллионометра, созданного Антуаном Лекультром в 1844 году, и заводной коронки (вместо ключа) до ультратонких карманных часов с толщиной калибра 1,38 мм (1903), первых часов с будильником Memovox (1950) и суперсложной конструкции Gyrotourbillon (2004). На втором этаже исторические модели соседствуют с современными, чтобы показать преемственность традиций. Рядом с карманными часами Grande Complication 1928 года с минутным репетиром, возвратным хронографом, вечным календарем (добавим к этому великолепную эмалевую отделку) — золотой «карманник»-хронометр с турбийоном 1946 года. В архиве есть целая серия крошечных часов со знаменитым калибром 101 весом менее грамма — начиная от первых, 1929 года выпуска, до более поздних, таких как часы-кольцо из платины с багетными бриллиантами 1950-х. Есть один из первых прототипов настольных часов Atmos, в которых использовалась ртуть (позднее ее заменили хлорэтиленом). Стефан рассказывает, что совсем скоро в «Галерее наследия» появится стена из 45 самых интересных и необычных «атмосов», большинство из которых проходит последнюю проверку в соответствующем департаменте мануфактуры.

На черном циферблате первых Reverso (1931) значится короткое и емкое слово Reverso — вместо логотипа, которого у Jaeger-LeCoultre еще не существовало; его с успехом заменяла сама модель оригинальной конструкции. В конце 2015 года Jaeger-LeCoultre удалось приобрести на аукционе Antiquorum экземпляр Reverso, принадлежавший американскому военачальнику, генералу Дугласу Макартуру. Это одни из первых часов 1935 года с современной фирменной маркировкой, на задней крышке которых, на черном эмалевом фоне, выгравированы инициалы «D MAC A».

Еще один экспонат «с провенансом» — Geophysic из личной коллекции капитана подводной лодки Уильяма Андерсона, покорителя Северного полюса. Золотые часы 1958 года с памятной гравировкой попали в архивную коллекцию Jaeger-LeCoultre благодаря вдове военного моряка. А вот Memovox, принадлежавший Чарли Чаплину, после реставрации на мануфактуре вернулся в дом своего обладателя в город Корсье-сюр-Веве, где теперь открыт музей Chaplin’s World. Небольшая реставрационная мастерская на 7-8 человек расположена в мансарде «Галереи наследия». Корпус и механизм часов здесь восстанавливают в полном соответствии с оригиналом и традициями прошлого. И, согласитесь, окружение для этого кропотливого процесса выбрано самое правильное.