Стиль
Вещи Директор студии Chanel Watches — о том, как поменять в часах все и ничего
Стиль
Вещи Директор студии Chanel Watches — о том, как поменять в часах все и ничего
Вещи
Директор студии Chanel Watches — о том, как поменять в часах все и ничего
© пресс-служба
Директор креативной студии Chanel Watches Арно Шастен и международный директор по развитию ювелирно-часового бизнеса Chanel Николя Бо — о том, как преобразить икону стиля, сохранив неприкосновенной ее суть. Речь о керамических часах Chanel J12.

В 2020 году исполняется 20 лет с тех пор, как под логотипом Chanel вышли первые часы из высокотехнологичной керамики. С момента своего появления они на долгие годы стали одним из главных объектов желания, причем как для женщин, так и для мужчин. Их создал с чистого листа Жак Элле, тогда креативный директор дома. Почти два десятилетия спустя культовая модель J12 выходит в обновленном дизайне и с абсолютно новым механизмом. А Chanel в очередной раз демонстрирует силу своего логотипа, стоящего в ряду серьезных производителей швейцарских часов.

Николя Бо, Арно Шастен
© пресс-служба

Стоит ли за новыми часами конкретный дизайнер, как тогда, 20 лет назад?

Николя Бо: Да. Это Арно Шастен, директор креативной студии Chanel Watches. Человек, который пять лет оставался за кулисами, но именно благодаря ему мы выиграли три последних часовых «Оскара» — Grand prix d’Horlogerie de Genève.

Арно, что вы помните об эпохе 2000-х?

Арно Шастен: В 2000 году мне исполнилось 20 лет, я изучал дизайн в Париже. Мне всегда нравился бренд Chanel. Запуск часов J12 из черной керамики (о них я услышал от друзей) стал для меня открытием. Я помню, как впервые увидел рекламную кампанию, созданную Жаком Элле, который отвечал не только за дизайн предметов, но и за коммуникативный образ марки. Потом свершилась еще одна революция — часы J12 из белой керамики. Мое восхищение Chanel стало чем-то вроде навязчивой идеи. В том же 2003-м я начал работать в департаменте часов Cartier, а через 10 лет перешел в Chanel. Признаюсь честно: ни в какой другой дом из Cartier я бы никогда не ушел.

Страшно было браться за проект J12?

А. Ш.: Для меня J12 — объект вдохновения. Когда я только пришел в Chanel, и Николя тому свидетель, я ни в коем случае не хотел менять дизайн, созданный Элле. Слишком огромным было мое уважение к этому человеку и его творениям. Я решил поместить J12 на новую территорию: создал специальные часы Mademoiselle J12 с фигуркой Мадемуазель, придумал крошечные J12 в виде кольца. Но я всегда знал: однажды наступит день, когда мне придется лицом к лицу столкнуться с оригинальным дизайном. И вот сегодня я отвечаю за будущее этой коллекции. Проект начался четыре года назад и стал, пожалуй, самым сложным в моей жизни. Значительно проще создать дизайн с нуля, например, Code Coco или Monsieur. Но я принял парадоксальное решение: одновременно изменить все и ничего. Я бы сравнил свой подход с работой хирурга, нежели дизайнера. Ни для какой другой модели часов Chanel я не сделал столько макетов и прототипов, как для J12. Одна неточная деталь могла испортить все. В итоге по сравнению с оригинальным рисунком я изменил 70% компонентов дизайна.

С первого взгляда эти изменения незаметны.

А. Ш.: Это хороший комплимент! Я начал работу с безеля — металлическое кольцо вокруг него казалось великоватым, я сделал его тоньше и изменил пропорции. Это позволило больше открыть циферблат, увеличить его размер, хотя диаметр часов остался прежним — 38 мм. Изменилось и количество насечек на ободке — с 30 до 40. Заводная коронка стала тоньше, а звенья браслета длиннее. «Лицо» часов тоже преобразилось: накладные индексы стали еще более графичными и теперь изготовлены из керамики, часовая и минутная стрелки сравнялись по толщине, а надписи Automatic и Swiss Made получили начертание фирменным шрифтом Chanel. Вместо глухой стальной задней крышки — круг сапфирового стекла, сквозь который виден новый автоматический калибр 12.1, созданный швейцарской мануфактурой Kenissi. Кстати, именно эта стальная крышка и выдавала возраст часов, поскольку постоянно царапалась пряжкой.

Почему важно, что этот механизм принадлежит Kenissi?

Н. Б.: Мы начали в 1987 году с часов Premiere, на фабрике G&F Châtelain  производили ремешки и браслеты, потом внедрили керамику, сеттинг камнями и наконец стали делать свои механизмы для часов Monsieur de Chanel, Première Squelette Camélia, Boy·Friend Skeleton. Но серийное производство калибров — дело сложное, поэтому мы искали надежного партнера (как часто делаем в модном сегменте), чтобы обеспечить бесперебойные поставки. Он должен обязательно быть независимым, чтобы его никто не мог купить или поглотить, а также он должен разделять наши ценности в области производства продукции роскоши. В 2015 году мы познакомились с компанией Kenissi, которая разрабатывала калибры для Tudor, и поняли, что для обновления линейки J12 нам нужен именно такой партнер. Chanel решила стать миноритарным акционером Kenissi. У них есть производство в Женеве, а в 2021 году заработают новые корпуса, которые строятся в Ле-Локле, неподалеку от нашей фабрики в Ла-Шо-де-Фоне. Автоматические механизмы для новых J12 Kenissi создают эксклюзивно.

Серийное производство калибров — дело сложное, поэтому мы искали надежного партнера.

В новом калибре так же важен дизайн?

А. Ш.: Конечно! Я не хотел использовать традиционный полумесяц, чтобы часы и с изнанки были узнаваемы. Получился ротор с отверстием в виде идеального круга. Чтобы сделать отверстие таким большим для инерционной массы, требовался тяжелый металл — мы выбрали вольфрам. В целом же количество компонентов калибра осталось прежним.

Н. Б.: В техническом плане калибр 12.1 имеет сертификат хронометрической точности COSC, пятилетнюю гарантию и обеспечивает 70-часовой запас хода. В оригинальной версии 2000 года запас хода составлял 42 часа.

Как изменилась цена часов?

Н. Б.: Незначительно. Стоимость увеличилась с €5000 до 5300. Часы поступят в продажу 1 мая, а пока мы с радостью представляем новинку на выставке в Базеле. Предыдущий дизайн с производства снимается.

Если я правильно помню, самые первые часы J12 в Baselworld не участвовали?

Н. Б.: Да, в марте 2000 года мы устроили премьеру J12 из черной керамики в аэропорту Ле-Бурже. Огромный ангар, размером с футбольное поле, был превращен в необъятный водоем, и часы выплывали на поверхность темной воды. В базельской выставке Chanel впервые приняла участие в 2003-м, когда появились J12 из белой керамики. Тогда случилась вспышка птичьего гриппа и мы испугались, что выставку просто закроют из-за эпидемии по причине массового приезда азиатских журналистов и байеров.

Николя, как бы вы описали феномен Chanel Watches?

Н. Б.: Первые часы Chanel были выпущены более 30 лет назад (я тогда работал в другой марке, пришел в Chanel в 2002-м). В то время модные бренды еще не делали часы, а большинство известных часовых домов приспосабливали существующие мужские модели к женскому запястью (ladie’s size) и покрывали их бриллиантами. Поэтому весь часовой мир забавлялся, глядя на первые настоящие женские часы Premiere, сделанные французским домом моды. Но для Chanel не существовало табу, у компании был свой взгляд на женщину и ее стиль и свой путь прямо к ее запястью и сердцу.