Стиль
Красота Директор L’Oréal по этике — о миссии бизнеса и позитивной дискриминации
Стиль
Красота Директор L’Oréal по этике — о миссии бизнеса и позитивной дискриминации
Красота
Директор L’Oréal по этике — о миссии бизнеса и позитивной дискриминации
Эммануэль Люлен
© пресс-служба
Почему закон не всегда может быть последней инстанцией, в чем опасность необдуманных заявлений и остается ли прибыль главным критерием при оценке успеха компании, «РБК Стиль» рассказал старший вице-президент и директор по этике L’Oréal Эммануэль Люлен.

Долгое время все усилия маркетинговых подразделений косметических брендов были направлены на создание безмятежного царства красоты, где Зендая скачет верхом на белом коне, Кейт Бланшетт наслаждается жизнью в платьях Armani, а Ева Лонгория ослепляет сиянием своих волос. Угрозу этой идиллии представляли разве что возрастные морщины, но голливудские актрисы обещали поддержать человечество в борьбе и с этой напастью.

Однако в реальном мире покупатели сталкиваются не только с неровным тоном кожи, но и с гендерным неравенством, дискриминацией при приеме на работу, ухудшающейся экологической обстановкой и массой других проблем. И если когда-то от косметических компаний ожидали лишь выполнения обещаний, данных в рекламе их продукции, то сегодня — как и от бизнеса в целом —потребитель ждет реальных шагов, направленных на изменение сложившегося миропорядка. И более того, готов доплатить за продукцию, производитель которой пропагандирует идею социальной ответственности и верен принципам устойчивого развития. И это не только отказ от тестирования средств на животных.

Стать образцово-показательной компанией в этом отношении стремится группа L’Oréal, объединяющая такие бренды, как Lancome, Kiehl’s, Biotherm, Garnier, L’Oréal Paris, Maybelline. В борьбе за достижение цели косметический гигант (владение 33% акций L’Oreal обеспечивает правнучке основателя компании Франсуазе Беттанкур Мейер первую строчку в рейтинге богатейших женщин мира по версии Forbes) опирается на Кодекс этики, который регулирует отношения внутри компании, взаимодействие с поставщиками и партнерами, политику L’Oreal в области сохранения окружающей среды и развития общества. Следуя принципу открытости, о своих успехах компания регулярно отчитывается на сайте: к примеру, о сокращении выбросов CO2 на собственных заводах и снижении потребления воды, усилении топ-менеджмента женщинами-руководителями и предоставлении рабочих мест людям с инвалидностью.

Штаб-квартира L’Oréal в Клиши-ла-Гаренн, Франция
© пресс-служба

В 2007 году L’Oréal даже ввела должность директора по этике, кресло которого занимает старший вице-президент компании Эммануэль Люлен. За соблюдением корпоративной этики он следит не только через монитор в своем парижском офисе: с 2015 года Люлен посетил более 65 представительств L’Oreal по всему миру, в конце 2019-го доехал и до России. Воспользовавшись случаем, «РБК Стиль» встретился с Эммануэлем Люленом в Москве.

Интересно узнать, что чувствует человек, который остается последней инстанцией в случае возникновения этических вопросов — пожалуй, самых неоднозначных.

Позиция и правда ответственная. Я бы даже сказал, что это скорее миссия, чем просто работа. Но все перестает быть столь неоднозначным, когда в компании вырабатывается единая система ценностей. Моя задача — следить за тем, чтобы решения, принимаемые компанией и ее сотрудниками, соответствовали этим ценностям.

Сомнения начинаются, когда мы встаем перед выбором, как поступить в той или иной ситуации. И тут возникает два вопроса. Первый — имею ли я право на то, чтобы действовать определенным образом. Это регулируется различными законами и правилами. Второй — будет ли это не просто правомочно, но и правильно. Это уже вопрос этики, и мне кажется, что он гораздо важнее. Ведь многие вещи могут быть, как говорится, lawful but awful (законными, но ужасными. — «РБК Стиль»). И мы должны предотвратить возникновение такой проблемы.

При этом L’Oréal — огромная международная компания, и менталитет сотрудников в Европе отличается от менталитета сотрудников на Среднем Востоке. Приживаются ли эти ценности во всех странах?

Этическая политика L’Oréal основывается на четырех принципах: честность, уважение, смелость и прозрачность. Нам кажется, что они универсальны, хотя в некоторых культурах они могут пониматься иначе.

К примеру, не во всех странах принято открыто высказывать свою точку зрения, особенно если она противоречит мнению начальства. Но представьте: на совещании мой босс принимает решение, и я уверен в том, что оно ошибочно. Из-за страха впасть в немилость я могу промолчать. И кто в итоге проиграет? Компания. Поэтому мы поощряем людей к тому, чтобы они смело высказывались.

Штаб-квартира L’Oréal в Клиши-ла-Гаренн, Франция
© пресс-служба

Каким образом?

Во-первых, мы даем понять нашим сотрудникам, что их действительно слышат. Во-вторых, активно боремся с политикой двойных стандартов: мы стремимся к тому, чтобы в компании было одинаковое отношение и к топ-менеджеру, и к его подчиненному. Никто не будет серьезно относиться даже к самым прекрасным ценностям, если ими будут пренебрегать ради того, чтобы сохранить лояльность необходимого с точки зрения бизнеса игрока.

Ведь люди действительно должны искренне поверить в наши ценности, мы не можем приказать следовать им. Приказ — это проявление отсутствия доверия. Наш месседж к сотрудникам: вы действительно важны нам, и мы просим вас принять наши ценности, чтобы продолжить этот путь вместе. Если человек чествует себя равноправным партнером, он становится свободнее, а следовательно, и креативнее. Когда мы требуем слепого подчинения, креативность в компании стремится к нулю.

А оцениваете ли вы как-то кандидатов на соответствие ценностям компании во время собеседований?

 Конечно. Упустишь рекрутмент — упустишь и компанию. Но мы еще учимся: продумываем вопросы, анализируем ответы, совершенствуем ассессмент. Нет какой-то теоретической базы — приходится все постигать с нуля.

Для тех, кто прошел все собеседования, мы проводим специальные семинары, где в том числе рассказываем и об этике L’Oréal. А если у сотрудников возникают какие-то вопросы по поводу того, как правильно поступить в той или иной ситуации, они могут обратиться к нам через специальный сайт Speak Up, который работает 24 часа в сутки на 33 языках, в том числе и русском. К тому же каждый год мы проводим день этики, когда наш CEO Жан-Поль Агон отвечает на вопросы работников со всего света. Из тысячи вопросов, которые поступают онлайн, сотрудники могут проголосовать за 20 наиболее интересных, на их взгляд, чтобы нас не заподозрили в том, что мы решили ответить на самые удобные для нас. Прозрачность максимальная во всех смыслах: все это происходит в специальной стеклянной комнате, а онлайн-трансляция идет по всему миру.

Прозрачность, о которой вы говорите, касается только отношений внутри компании или распространяется на всю ее деятельность?

Сегодня бизнес в принципе должен быть прозрачным. У него нет другого выбора: информация благодаря интернету распространяется моментально. В наших же интересах, чтобы эта информация была достоверной.

Мы не притворяемся, что идеальны. Мы весьма искренны в своих отношениях с покупателями, акционерами, поставщиками. Кончено, можно привлечь интерес к продукту при помощи лжи. Но удержать его, завоевать доверие — никогда. Если мы делаем какое-то заявление о продукте, значит, оно подтверждено клиническими испытаниями. Да, мы можем заявить, что наш крем убирает 50% морщин и все ринутся скупать его. Но что, если это не так? Мы потеряем уважение. Всего одно необдуманное заявление способно убить бренд.

Когда мы требуем слепого подчинения, креативность в компании стремится к нулю.

Степень доверия становится главным критерием для оценки успеха компании. Я не говорю, что прибыль не имеет значения, но ставить ее во главу угла — это устаревший подход. Новое поколение предъявляет к бизнесу новые требования.

И этичность производства крема теперь не менее важна, чем его действие.

Именно. Перед бизнесом сегодня стоит серьезная задача: если и не создать лучший мир, то хотя бы попытаться решить существующие проблемы. Потому что без помощи корпораций это не сделает даже ООН: разногласий между государствами предостаточно, а вот денег нет.

Каждое поколение разгребает беспорядок, оставленный им в наследство отцами и дедами. Но сейчас мы можем навредить планете настолько, что наши дети с этим уже не справятся.

Как вам кажется, почему именно в 2010-х вопросы этики начали подниматься настолько часто?

Все дело в скорости происходящих изменений. Начиная со средних веков прогресс двигали инновации, а закон поспевал за ними. Он регламентировал, что можно, а что нет, задавал рамки. Но в наше время все происходит настолько стремительно, что законодатели просто не в состоянии оперативно реагировать на вызовы, с которыми они сталкиваются. Этика помогает разрешать конфликтные ситуации там, где закон уже не справляется. Компании могут спокойно загрязнять планету тоннами отходами просто потому, что закон никак не ограничивает их в этом. Но этично ли это? Если мы хотим преуспеть в изменении мира к лучшему, мы должны изменить правила игры.

А как давно вопросы этики стали подниматься именно в L’Oréal?

Первая версия Кодекса этики компании появилась еще в 2000 году. Но это не было работой с чистого листа: мы просто структурировали все то, над чем к тому моменту размышляли с самого начала истории L’Oréal. В 2007 году мы шагнули еще дальше, выпустив новую версию Кодекса, а я стал первым директором по этике L’Oréal.

CEO L’Oréal Жан-Поль Агон и Эммануэль Люлен во время Дня этики
© пресс-служба

Конечно, можно напечатать наш Кодекс под логотипом любой другой компании, и никто не заметит разницы. То, что нас действительно отличает, так это следование заявленным принципам. Хотя тут, конечно, не нам судить. Скорее, это работа журналистов — оценить, насколько мы отвечаем за слова. Но мы хотели, чтобы все положения Кодекса были максимально практичны и помогали выходить из неоднозначных ситуаций. Например, можно ли отказать кандидату только на том основании, что он принимает какие-то запрещенные вещества, или это будет дискриминацией? Кодекс создан для того, чтобы помочь сотрудникам, а не ограничить их в чем-то.

Кстати. Как вы относитесь к позитивной дискриминации?

Если мы говорим о подборе персонала, то я не вижу каких-то проблем в том, чтобы при равных компетенциях и навыках отдать предпочтение кандидату, который обеспечит многообразие команды.

А какие вопросы стали для вас самыми сложными как для директора по этике?

Такие вопросы обычно связаны с законодательством отдельных стран. Иногда можно столкнуться, например, с ситуацией противоречия между локальным законодательством и соблюдением наших ценностей и обязательств. Это редкие случаи, и они связаны с серьезными вопросами морали, религии и правами человека.