Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Музыка 5 лучших альбомов октября: King Krule, Роберт Плант, Beck
Музыка
5 лучших альбомов октября: King Krule, Роберт Плант, Beck
Музыкальный обозреватель «РБК Стиль» Денис Бояринов рекомендует пять альбомов уходящего месяца — они гипнотизируют, западают в душу, придают сил и поднимают настроение.

Бенджамин Сэйнт-Клементин
(Benjamin Sainte-Clementine) — «I Tell a Fly»

Большой мир узнал о Бенджамине Клементине, чернокожем британце с необычным голосом и оригинальной прической, из песни-возвращения Gorillaz «Hallelujah Money», где ему была отведена главная роль. Поэт и музыкант-самоучка, начавший петь как клошар на парижских улицах, и без помощи Дэймона Албарна добился немалых успехов — его дебютный альбом «At Least For Now», вышедший в 2015-м, был отмечен престижной британской премией Mercury Prize. Его восхождение к славе — это сказка про нищего, который вдруг становится поп-принцем. И она звучит тем более поразительно, если учитывать, что Бенджамин Клементин не читает рэп, который сейчас работает социальным лифтом для парней с улиц, а, напротив, делает музыку утонченную, изысканную, витиеватую. Его новый альбом «I Tell a Fly», по словам певца, написан как пьеса о двух путешествующих по свету мухах, которые своими фасеточными глазами наблюдают за тем, что происходит в современном мире. В зашифрованных текстах Бенджамина Клементина едва угадываются намеки на войну в Сирии, проблеме беженцев, трамповскую Америку и предапокалиптические настроения в обществе. Этот хармсовский сюжет облечен в минималистические звуковые декорации, где на первом плане находится клавесин, фортепиано, затейливые барабаны и, разумеется, густой голос певца, напоминающий то Энтони Хегарти, а то и Тома Уэйтса. Политическое арт-поп-кабаре Бенджамина Клементина — жанр оригинальный, и в нем у него сейчас нет конкурентов, но кроме экзотичности у 28-летнего музыканта есть неоспоримый природный дар сочинять западающие в душу песни. Еще один повод не пропустить этот альбом: 13-го ноября Бенджамин Клементин впервые выступит в Москве.

 

Роберт Плант (Robert Plant) — «Carry Fire»

Должно быть, Роберту Планту иногда бывает очень обидно. Начиная с 1982-го года, на протяжении 35 лет, он находится в удивительном путешествии от одного музыкального берега к другому и выпускает разноплановые сольные альбомы, а большинству по-прежнему интересно лишь ждать реюниона Led Zeppelin. Новой, 11-й по счету пластинкой «Carry Fire» один из главных рок-певцов XX века отчитывается о музыкальных территориях, куда его заносила судьба. Она вобрала в себя понемногу разных влияний, которыми Роберт Плант в последнее время увлекался: английский фолк, блюграсс и американа, пустынный средневосточный блюз, африканские напевы, бристольский трип-хоп и классика рокабилли, исполненная на пару с Крисси Хайнд из The Pretenders. Русский след на «Carry Fire» тоже появляется: в песне «Carving Up the World Again... a Wall and not a Fence», спровоцированной речами Дональда Трампа, 69-летний музыкант, обычно размышлявший о вечном, вдруг высказывается на злобу дня и предостерегает заигравшихся политиков о возможной катастрофе. Преданные поклонники Led Zeppelin не должны остаться разочарованными «Carry Fire» — новые песни Роберта Планта несут фамильные черты нетленок британских классиков хард-рока, от «Gallows Pole» до «Kashmir». Но, по счастью, несмотря на схожесть, у них другие, свежие и обаятельные лица, которые сразу вызывают симпатию и любовь.

 

Beck — «Colors»

Американский умница, потомственный представитель калифорнийской арт-богемы Бек Хансен — образцовый музыкант эпохи победившего постмодернизма. Со времен выхода дебюта «Mellow Gold» в 1994-м, Beck записал ряд альбомов, на которых виртуозно играл музыкальными стилистиками прошлого: хип-хоп старой школы, бразильская тропикалия, развязный электро-фанк, лирический фолк-рок 1970-х, старая добрая психоделия, — ему было по силам воссоздать любую эстетику и пошить по ее лекалам ладный костюм для своего музыкального мироощущения. Кроме того, Бек Хансен продюсировал альбомы для других артистов — например, он крайне убедительно замещал Сержа Генсбура на двух альбомах ее дочери Шарлотты. Самый большой хит Beck — это раскрученный в середине 1990-х каналом MTV ироничный псевдо-рэп «Loser», и судя по новому альбому «Colors», 47-летний музыкант, получивший «Грэмми» за свой предыдущий, неспешный и вдумчивый альбом «Morning Phase», решил повторить успех 20-летней давности и снова оказаться в хит-парадах. В этот раз, заручившись помощью именитого продюсера Грега Курстина (Adele), он жонглирует клише и фишками современного американского мейнстрима, от инди-попа и тропикал-хауса до флют-рэпа. «Colors» — в хорошем смысле легкомысленная пластинка, не претендующая на что-то большее чем поднять слушателю настроение. Однако, как бы ни прятались песни Beck за модными солнцезащитными очками, в уголках их глаз видны морщины опыта.

 

King Krule — «The OOZ»

24-летний лондонец Арчи Маршалл — обладатель рыжих мальчишеских вихров, не по годам взрослого голоса и зрелого художественного вкуса. Молодой человек, выступающий под псевдонимом King Krule, — не только музыкант, певец и продюсер, но и поэт, и художник, способный превращать сор жизни в искусство. Обратив на себя внимание еще в 19-летнем возрасте дебютным альбомом «6 Feet Beneath the Moon», King Krule вернулся спустя несколько лет с двумя десятками песен, в которых его глубоко личные, даже интимные переживания — как он говорит, отходы жизнедеятельности — облечены в форму баллад, в которых в равных пропорциях смешаны блюз, нуарный джаз, панк и трип-хоп.

Гипнотизирующий голос, эффектные хип-хоповые ритмы, глубокий бас, изящные саксофонные фразы, — песни King Krule собраны из небольшого количества простых элементов, но с большим изяществом и тонким чувством гармонии. Что особенно привлекает в King Krule — стопроцентная англосаксонская кровь, которая пульсирует в жилах его музыки. Слушая «The OOZ», припоминаешь десятки имен любимых британских поп-героев: Дэвид Боуи, The Jam, Madness, Clash, PIL, Барри Адамсон, Pulp, Blur, Трики и т.д., но Арчи Маршалл не похож ни на кого из них. У него собственная манера, которая со временем будет только развиваться.

 

Amadou & Mariam — «La Confusion»

История малийского дуэта Amadou & Mariam заслуживает экранизации — ведь это североафриканские Ромео и Джульетта без трагической развязки: познакомившись 40 лет назад, незрячий гитарист Амаду и певица Мариам не сгинули в трущобах Бамако, пронесли через годы любовь друг к другу и к музыке, обзавелись детьми и внуками и стали международными послами африканской музыки, которым пели осанны Ману Чао, Дэвид Бирн и Дэймон Албарн. На их предыдущем альбоме «Folila», выходившем в 2012-м, в блестящих камео появлялись годящиеся им в сыновья и дочки гитарист Ник Зиннер из Yeah Yeah Yeahs, Джейк Ширз из Scissor Sisters, Santigold и рэпер Теофилус Лондон. На «La Confusion» дуэт прекрасно справляется без помощи звезд молодежи. По словам Амаду, этот альбом они записывали, мысленно вернувшись во времена своей молодости, к кассетным записям 1980-х, на которых играл заводной афропоп, сочиненный на недорогих гитарах, синтезаторах и драм-машинах. Что поражает в новых песнях, основанных на малийских ритмах и напевах, — у них вообще нет каких-либо признаков возраста: голоса Амаду и Мариам, фанковый ритм и африканская перкуссия, гитарные партии звучат с вневременной силой и безграничным оптимизмом.